Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

корсар

В капитанском сундуке



       ТОТ САМЫЙ ОСТРОВ – фантастическая повесть про остров Сокровищ (или одним PDF-файлом, 1,7 Мб).
       ЗАБЫТЬ АДМИРАЛА! – историческое расследование с размышлениями: оборона Петропавловска на Камчатке в 1854 году (или одним PFD-файлом, 20 Мб).
       ВСЕ ТАМ БУДЕМ...пьеса-мИстерия (PDF, 345 Кб).
       Сказки и миниатюры – ну, собственно, сказки и миниатюры.
       ПОСЛЕДНИЙ ШЛАГ ВОСЬМЁРКИ – путевой дневник об участии в завершающем этапе второй кругосветки яхты "Апостол Андрей" (или в формате PDF с картинками, 10,9 Мб).
       МАКАРОНЫ ПО-ФЛОТСКИ – рассказики про военно-морской флот, смешные и не очень (или одним PDF-файлом, 1,9 Мб).
       Стихи (или одним PDF-файлом, 367 Кб).
       Авторские песенки (одним PDF-файлом, 498 Кб).
       ПИРАТ ИЛИ ИССЛЕДОВАТЕЛЬ? – о Мартине Фробишере (или PDF, 207 Кб).
       ИДУЩИЕ НА ДРАККАРАХ – про викингов и открытие Америки (или PDF, 359 Кб).
       Яхта "Авача" и тайфун Рекс – перевод рассказа Джуди, которая была на борту.
       Морской кот – интервью с членом экипажа французской яхты "Nuage".
       Слово сэру Мак-Клинтоку – об обнаружении той самой шлюпки экспедиции сэра Джона Франклина (перевод).
       Прочая писанина россыпью: рифмованная | нерифмованная
       U-203 – история одной подводной лодки.
феолософ

Royal Marine уточняет

       Энди Тешнер, англичанин польского происхождения (или зависший в Великобритании поляк, не суть), интересующийся, кроме прочего, ещё и историей обороны Петропавловска в 1854 году, откопал и прислал вот такую заметочку из газеты "Chelmsford Chronicle":



       Ежели по-русски, то:
       "Петропавловское дело.
       Было получено несколько писем от участников этого события, но сейчас перед нами письмо морского пехотинца Джона Уикса к своим друзьям в Халстеде, датированное 7 ноября* и написанное на борту "Президента" в Сан-Франциско; и в этом письме он сообщает следующее.
       * Понятно, что 1854 года (прим. Ю.З.).
       Мы оказались в Петропавловске, одном из русских поселений, где имели с ними изрядной остроты бой; у нас 53 убитых и 141 раненый. На борту моего корабля 50 убитых и раненых. Полагаю, что если война не закончится, в следующем году нас ждёт очередной крах; у нас прострелен борт в пяти местах; одно из пробивших ядер оторвало ноги двум морякам, работавшим с пушками, оба они погибли. Ещё одно пробившее ядро убило одного и ранило ещё пятерых; остальные из пятидесяти погибли либо ранены на берегу. Мы высадили 700 человек, французов и англичан; там у нас было шесть кораблей, три английских и три французских. Взяли один приз, корабль на 18 тысяч фунтов стерлингов; английский пароход взял другой, но мы сожгли его в море. Мы слыхали, что в Петропавловске было три или четыре тысячи русских, и что на поле боя мы оставили 1400 русских убитыми и ранеными. Мы сейчас в Сан-Франциско, это один из морских портов Калифорнии, и нам тут комфортно - насколько может быть комфортно в военное время".
       Два погибших парня-артиллериста - это, конечно, Джон Даунс и Джосайя Даун, оба с "Пика" и были командированы работать с пушками "Президента". Как мы знаем, "Пик" участия во втором штурме не принимал (даже с якоря не снимался), а его люди по максимуму были использованы в десанте и на "Президенте" (понятно, что на самом "Пике" оставалась какая-то часть команды).
       Третий погибший от русского ядра стопроцентно похоронен в Тарьинской бухте, в братской могиле. Имя его неизвестно (пока). Единственное: он с "Президента", потому что лейтенант Гроув однозначно говорит о том, что на "Президенте" погибло только два моряка с "Пика". Джосайя Даун тоже похоронен в Тарьинской бухте, а вот Джон Даунс оставался раненым и умер уже когда "Вираго" ушла в Тарьинскую хоронить. Его, несомненно, похоронили в море.
       Общие цифры, которые даёт Джон Уикс, практически стыкуются с уже выведенными цифрами (53 погибших), и лишь по раненым "недовес" - их должно быть не 141, а чуть более двухсот. Впрочем, смотря кого считать раненым - кто-то посчитает раной и русский фингал под глазом, а кто-то сабельный порез кисти не сочтёт достйным внимания корабельного врача. Морскому пехотинцу Уиксу список потерь для ознакомления, понятно, не давали, и он основывается на информации, гулявшей по эскадре с корабля на корабль в устном виде. Убитые - это да, это серьёзно, и их число даётся точно даже в слухах; с ранеными же, как и водится, имеет место быть некоторый разброс.
       Количество защитников Петропавловска никто из французов и англичан, понятно, знать не мог - разве что если бы проболтались пленные с бота, который вёз кирпичи, но: они не проболтались. Тем удивительнее самонадеянная жизнерадостность союзников, которые десантом в 700 бойцов отважно пошли штурмовать порт с 3-4 тысячами бойцов... По тропиночке, ага.
       В следующей заметке покажу список потерь фрегата "Пик" и задам мыслящей общественности пару вопросов.
Jurgen von Saur

U-203 Typ VIIC

Дисклеймер: показанный здесь военный флаг Третьего рейха, имеющий на себе символ свастики, ни в коей мере не является пропагандой идей нацизма, а использован исключительно с иллюстративными целями, напрямую связанными с изучением фактической истории.

       Ну, вот и добрались.



       U-203 возвращается из шестого боевого похода:

Collapse )

феолософ

PBY-5A "Catalina"



       Или просто "Катька". Совершенно замечательный самолёт, и не только для своего времени.
       Моделька 1:72 от Моделиста-Academy, изображает "чёрную кошку" 12-й эскадрильи (VP-12), действовавшей у Гуадалканала с декабря 1942 г. по март 1943 г. А вообще они использовалось повсеместно от Арктики до чуть ли не Антарктики, на всех океанах и на всех морских театрах военных действий. С 1939 года строилась и в СССР. Есть мнение, что отдельные экземпляры летают до сих пор.
       В комплекте с моделью экипажа не было, однако он там есть - два пилота, штурман и два стрелка (на самом деле их там сидело 8 человек). Моделька стоила нескольких сотен нервных клеток, потому что пережила две страшные истории, но благополучно из них выпуталась :)

Collapse )
феолософ

Fairey Swordfish

       Моделька британского палубного бомбардировщика-торпедоносца Fairey Swordfish 1:72 от AirFix.
       По степени похабности изготовления ця моделька спорит с немецкой подводной лодкой как бы типа XXI, сделанной некогда не так давно. Я этот "суордфиш" строить вообще-то не собирался, и всяких нужных инструментов-материалов у меня тогда ещё не было (о врождённой рукожопости промолчим), но в преддверии немецкой "семёрки" (1:72, о ней речь ещё пойдёт скоро) мне подарили этот самолётик - типа "тебе ффтему немецких подводных лодок". Пришлось как-то делать. Вот "как-то" и сделалось.
       Впрочем, моделька таки не совсем закончена. Если я сейчас натяну все положенные расчалки, она уже не будет смотреться столь ужасно. И вообще её можно обозревать самое ближнее с полуметра, не меньше. Уже практически готовая, она неимоверным усилием вырвалась из удерживающих её рук и спикировала на палубу, превратившись в семь ОСЧ (отдельных составных частей). С чертыханиями и матюками восстановлена до вот такого состояния...
       Этот неказистый с виду самолётик выпил немало крови как немецким подводникам Второй мировой, так и записным любителям Silent Hunter'а... Конкретно данная моделька представляет «суордфиш» Mk.II 810-й эскадрильи авиации Королевского флота, базировавшейся на авианосец «Арк Ройал» в 1941 году.

Collapse )
cool

Диалоги с "археологами"

вконтакте (личка)

       Тем, кто не знает про оборону Петропавловского порта в 1854 году, про контр-адмирала Прайса и про всё сопутствующее, читать и понимать нижевыложенное, возможно, будет не очень просто. И тем не менее.
       Итак, личка вконтакта.

Collapse )
Берингия

Канадская Арктика, 1853

карту увидел у Одинокого (увы, без пояснений, поэтому поясняю сам):



       Это приложение к отчёту лейтенанта Королевского флота Уильяма Хупера (William Hulme Hooper), 1853 год.
       С 1847 года Хупер служил мэйтом на исследовательском корабле "Пловер" (Plover) под началом коммандера Томаса Мура (Thomas E. L. Moore). В 1848 году "Пловер" вышел из Плимута с заданием войти в Арктику через Берингов пролив, а затем исследовать арктическое поборежье Русской Америки и далее на ост в сторону Канадского Арктического архипелага, о котором тогда ещё мало что знали. Задание имело целью не только (и не столько) практические географические исследования - "Пловер" принимал участие в поисках экспедиции сэра Джона Франклина, о судьбе которой не было вестей вот уже три года. Всего было снаряжено 39 таких экспедиций, и поход "Пловера" был одним из первых.
       25 августа 1848 года "Пловер" покинул Гавайские острова и пошёл к Чукотке, зимовал в бухте Провидения. По заданию Мура Хупер частично исследовал чукотские берега и населявший их народ - англичане называли их "туски". Следующим летом "Пловер" через Берингов пролив и Чукотское море перешёл в аляскинский залив Коцебу, и 25 июля с него было отправлено две шлюпки под командованием лейтенантов Пуллена и Хупера (который ещё не знал, что уже произведён в лейтенанты). Задача: обследовать берега до... докуда это будет возможно, то есть чем дальше, тем лучше.
       Лично для меня непостижимо, как можно было на двух шлюпках пройти этот невообразимо тяжёлый маршрут. Моряки на вёслах поднялись до мыса Барроу, повернули на ост и, внимательно изучая побережье, дошли аж до острова Хёршель, за которым раскинулся залив Маккензи. Затем они поднялись вверх по реке Маккензи: Хупер до берегов Медвежьего озера (Форт-Франклин), а Пуллен - чуть выше, до Форта-Симпсон, где они зазимовали. Летом 1850 года спустились по реке обратно, повернули направо и исследовали побережье аж до мыса Батэрст, после чего вернулись к устью Маккензи и, вновь поднявшись высоко вверх по течению, зимовали в Форте-Симпсон. Оставив там свои шлюпки, пешком добрались до Большого Невольничего озера, а оттуда прямиком в сторону восточного побережья Северной Америки до самого Нью-Йорка. В октябре 1851 года путешественники вернулись в Англию. Следов Франклина и его друзей они, понятно, не нашли.
       С ума сойти. У меня в голове не укладывается.
       Здоровье Хупера за три арктические зимы было сильно подорвано, однако он успел сделать отчёт под названием "Десять месяцев в чумах туски и всё, что произошло в арктической шлюпочной экспедиции в поисках сэра Джона Франклина" (‘Ten Months among the Tents of the Tuski, with Incidents of an Arctic Boat Expedition in search of Sir John Franklin'). Отчёт опубликовали в 1853 году, а в 1854-м Уильям Хупер скончался от тяжёлой болезни.
       Просится фраза "памятники бы ставить таким людям".
       Памятники есть, конечно. Скромные и чаще всего подальше от глаз обывателя, в тех самых местах, очень безлюдных. Например, такие, какой поставлен на берегу бухты Депо в Форт-Россе в честь сэра Мак-Клинтока, чья экспедиция приоткрыла завесу тайны над печальной судьбой экипажей "Эребуса" и "Террора". Арктика помнит всех, кого убила и кого пощадила; там до сих пор молчаливые каменные гурии стоят, их руками сложенные.
       А главные памятники - это названия на картах. Имена людей (Уильям Парри, Джон Франклин, Фредерик Уильям Бичи, Жозеф Ренэ Белло, Фрэнсис Леопольд Мак-Клинток, Руаль Амундсен, Джеймс Кларк Росс и Джон Росс, и многие другие), названия кораблей и шлюпок ("Долфин", "Юнион", "Фьюри", "Хекла" и пр.); также часто имена людей, спонсировавших экспедиции и ставших их вдохновителями (лорд Барроу, королева Мод, королева Виктория, принц Уэльсский, Феликс Бут и т.д.).
       И вот какую интересную штуку я заметил на этой карте. Смотрите. Очертания берегов, конечно, не очень соответствуют современным картам, названия чуть смещены и изменились-добавились, но тем не менее. От мыса Парри до пролива Дис сейчас всё (ну, на самом деле) немножечко не так: перед проливом Долфин-энд-Юнион сейчас находится залив (по факту же пролив) Амундсена. Идя из него на ост, через Долфин-энд-Юнион мы попадаем в залив Коронейшн (на карте он не подписан, но его нетрудно найти, в него впадает легко находимая река Коппермайн). Так вот: смотрим на мыс, венчающий залив Коронейшн с норда. Нашли? Вот-вот, мыс Крузенштерна (кстати, напротив него через пролив находится мыс Леди Франклин, которая отдала все свои средства на организацию поисков мужа и гордо отказалась от пенсии вдовы офицера Королевского флота).
       Ну так вот, мыс Крузенштерн, ага. Северная канадская провинция Нунавут. Фишка в том, что Иван Фёдорович Крузенштерн в канадскую Арктику не плавал (от слова "совсем"), однако кем-то из англичан увековечен на карте уже в 1853 году. Русские названия характерны (и во множестве сохранились на карте) в Русской Америке, то бишь по всей Аляске, особенно западной и южной, и как раз вот там тоже есть мыс Крузенштерна, ещё один, так сказать, "основной" (и даже памятник поставлен, потому что Крузенштерн там фактически бывал), но вот в самом сердце канадской Арктики... Удивительно. Между прочим, в русской Арктике иностранных фамилий не очень-то найдёшь. Там ни Кука, ни Магеллана, ни Роггевейна с Тасманом нигде не прописано. Разве что пролив Де Лонга - но Джордж Де Лонг там действительно был и там погиб после крушения "Жанетты" (жуткая история вообще-то). И Адольф Эрик Норденшельд - но он тоже в нашей Арктике был, он первый иностранец, прошедший Северным Морским путём (и первый прошедший вообще). А вот чтобы просто назвать доселе безымянный мыс именем какого-нибудь знаменитого мореплавателя (скажем, Лаперуза или Дюмона д'Юрвиля), - такого у нас нет.
       М-да.
       Люблю ползать с лупой по всяким картам и всегда благодарю тех, кто мне эти карты подсовывает.
Кап-три

Просто эпизод



       Тяжёлые двустворчатые ворота настежь.
       Специальная хитрая здоровенная гермодверь тоже. Приподнята и открыта вбок.
       С «улицы» доносится пряный запах летней камчатской листвы. Внутри «сарая» прохлада: температура не выше и не ниже, влажность не выше стольки-то.
       Всё надраено, всё блестит. Впрочем, у нас там всегда всё надраено и блестит. Специфика-с. Ни пылинки, ни соринки.
       – Идут!
       Идут. Входят. Он впереди, маленький такой, в очках. На рукавах пятьсот галунов и большие звёзды, внутри которых серп и молот. На адмиральских погонах герб СССР. За ним куча народу в самых разных званиях, самый «мелкий» – капитан 2 ранга.
       И чешут ко мне, потому что я самый первый, мимо не пройдёшь.
       Я даже не допущен ещё был, потому что спецобучение не прошёл. Просто надо было кинуть лейтенанта под танк, вот и кинули. Без гранаты. «Да ты не ссы, никаких вопросов не будет, он же никаких тонкостей не знает».
       – Товарищ Адмирал Флота Советского Союза, ответственный за рабочее место номер один лейтенант Завражный!
       – Здравствуйте, лейтенант.
       И руку протягивает.
       – Здравия желаю, тащ адмирал!
       Рукопожатие. Ладонь мягкая; взгляд пронзающий и умный.
       – Что за рабочее место, лейтенант?
       – Рабочее место для проведения технического обслуживания специальных изделий ТВ8!
       – Ясно. А скажи-ка, лейтенант, знаешь такой авианосец – «Энтерпрайз»?
       «Энтерпрайз»? Как раз таки знаю, но при чём тут...
       – Так точно, тащ адмирал! Бортовой номер CVN-65, водоизмещение семьдесят три тысячи пятьсот тонн, максимальная ско...
       – Стоп. Достаточно.
       Главком поворачивается к какому-то капразу и говорит, кивая в мою сторону:
       – Видишь? Лейтенант знает, а ты – нет. Тютя.
       И они пошли дальше. К рабочему месту номер два.
       На следующий день мне в служебную карточку вписали благодарность от главнокомандующего Военно-морским флотом СССР. Это было 7 июля 1983 года.
       В каждой шутке есть доля шутки, но руку я действительно три дня не мыл. Из принципа.
       Потому что внезапно выяснилось, что я не тютя. И подтвердил это не кто-то там, а Сергей Георгиевич Горшков.
       Вот так.