Tags: Николай Курьянчик

корсар

Особенности медвежьей охоты

Николай Курьянчик ©

ОСОБЕННОСТИ МЕДВЕЖЬЕЙ ОХОТЫ *

— Кто ел из моей миски?!
— Кто спал на моей кровати?!
     из РНС**

     Ну и что тут рассказывать?
     Конец экспедиции в честь сорокалетия камчатского альпинизма. Десятый день, переход к последнему этапу – штурму Толбачика. Продукты питания официально съедены ещё вчера, остались только неучтённые. У меня лично их вообще не осталось, если не считать сала и кирзовых сапог. Помните, в шестидесятых была популярна такая легенда?
     Четверо солдат оказались на барже в Тихом океане в шторм. Естественно, без продуктов питания. Баржа была со стройматериалами, с цементом, что ли... Страна тогда ускоренным темпом строила коммунизм наперегонки с Китаем. Но были у солдат кожаные ремни и кирзовые сапоги – это их и спасло. Даже песня была: «…Не сдаваясь, четыре солдата повторяли всё те же слова: я вернусь к тебе, Россия… знаю, помнишь ты о сыне…», всю не помню. Но прибило их к Америке. Тогда же родилась поговорка «Голод – не тётка». Это точно.
Collapse )
корсар

Н. Курьянчик: как я стал туристом

Николай Курьянчик ©

КАК Я СТАЛ ТУРИСТОМ *
Ты уехала в знойные степи,
Я ушёл на разведку в тайгу...
муз. Пахмутовой, сл. Добронравова

     Конечно же, случайно. Ведь сама жизнь, по сути дела, – это последовательное сочетание случайностей, постепенно переходящих в закономерности, то бишь в судьбу. По крайней мере, у нас, у россиян. Это у них там, на диком Западе (а теперь уж и на диком Востоке) всё спланировано, всё по дням расписано, по часам и минутам. Не люди, а часовые механизмы какие-то, не жизнь, а мучение. Одна забота – как бы не опоздать. И они думают, что это Свобода. Ха! Это у нас свобода, потому что ширь, простор безграничный, раздолье, и никакие планы не действуют. Вот запланировали нам еврейские мудрецы коммунизм. А что вышло? Хрен с маслом. Потом спохватились, решили на рынок перевести. И что? Всё тот же хрен, но уже без масла. И точно так же со всем спланированным.
     Так вот, быть туристом я никогда не мечтал, во сне даже. Всё сложилось как-то случайно, само собой, как и всё остальное. Видно, Судьба такая.
Collapse )
корсар

Цусима, ч. 2

Николай Курьянчик ©

ЦУСИМА *
(продолжение, см. начало)

     Когда вернулся через пятнадцать минут, связист и комдив-два опять толковали про Цусиму.
     – ...ведь явно ж не успевали! Шли на убой.
     – А что, сдаваться надо было?! Даже сам факт выхода второй эскадры – это уже шаг, и моральная поддержка для Порт-Артура! – связист рубил, как по писаному.
     «Ведь вот что с человеком делает шило животворящее!» – порадовался КИП-овец.
Collapse )
корсар

Цусима. ч. 1

Николай Курьянчик ©

ЦУСИМА *

...не скажет ни камень, ни крест, где легли
во славу мы Русского Флага...


     Вьетнамская база Камрань осталась далеко позади. Там произошла смена экипажей атомохода – первый экипаж, отморячив свои полгода вместо предполагаемых девяти месяцев, возвращался во Владивосток на среднем десантном корабле.
     «Стоял ноябрь уж у двора». Здесь, в Китайском море, был бархатный сезон, или второе лето. Голубое, безоблачное небо; тёплое ласковое солнце; изумрудное море... Тропическая форма одежды и непривычное полное ничегонеделание. Вся служба заключалась в дежурстве по команде (мичман пасёт матросов) и трёх построений в трюме на танковой палубе – на подъём Флага, после обеда и перед сном. Загорали и читали днём; вечером, закрепив на носовой башне экран, крутили кино. Курорт! Слегка угнетал сравнительно скудный надводный рацион, и пронырливые офицеры-подводники пошли брататься с офицерами-надводниками.
Collapse )
корсар

Тренировка по специальности

     Экипажу корвета "Чёрная барабулька" построиться в реакторном отсеке! Форма одежды - алкогольная парадная,при себе иметь шанцевый инструмент (штопор) и расходные материалы (спиртосодержащее). Ибо сегодня - день флотского инженера-механика. Поздравляем Дениса и всех сопричастных к делу движения против ветра без парусов, делу тепла, холода, электричества и сжатого воздуха!
     Вместо праздничного приказа зачитываем рассказ Николая Курьянчика "Тренировка по специальности" (см. ниже). Все рассказы капитана первого ранга запаса Деда Курьяна я выкладываю с его высочайше-нижайшего разрешения, а сам он в данный момент пребывает на своей горнолыжной заимке в Рыбачьем и сильно занят: употребляет камчатский "коньяк" внутрь себя и друзей по этому же самому поводу.
     Итак! (И немедленно выпил).

Николай Курьянчик ©

ТРЕНИРОВКА ПО СПЕЦИАЛЬНОСТИ *
Тяжело в ученье – легко в бою.
Генералиссимус Суворов
  

     Мастерства у экипажа было предостаточно. Лодка второй год гордо несла Военно-Морской Флаг СССР, но до боевых походов было ещё – как до Луны. А значит, настоящего боевого мастерства формально не было. Почему-то принято боевое мастерство экипажа мерить количеством автономок, а это не совсем верно. Пик мастерства приходится именно на Госиспытания, когда экипаж укомплектован на все сто процентов, когда он весь прошёл сквозь горнила учебного центра, заводских стапелей, достроечной базы, заводских и государственных испытаний на всевозможных режимах. И начинает оно падать с уходом первого члена экипажа нового формирования, прошедшего через всё это. Такова жизнь. Может, дисциплина прихрамывает; может, дерзости с избытком; может, внешний вид не так зачухан... Но максимум боевого мастерства приходится именно на завершение государственных испытаний.
Collapse )
корсар

Сигулда - чудо природы

Николай Курьянчик ©
СИГУЛДА - ЧУДО ПРИРОДЫ *

Как прекрасен этот мир, посмотри...
ВИА "Самоцветы"

     Отпуск. Как много значит это слово для военнослужащего – будь он простым матросом или даже адмиралом, а точнее советским человеком. Отпуск – это значит отдохнуть, это значит бросить постылое, нелюбимое дело и заняться настоящим, любимым делом, то есть бездельем, негой, расслабухой, чревоугодием. Одним словом – наиболее полным удовлетворением своих насущных потребностей. Отпуск, если хотите, это коммунизм для отдельно взятой личности в отдельно взятый календарный срок. Это то, к чему так настойчиво стремился весь советский народ, ведомый Коммунистической партией. И вот – свершилось! Поэтому как-то особенно хотелось, чтобы отпуск длился весь год, всю жизнь… Но он всё-таки заканчивался. Опять на работу, опять на службу, поделиться своими отпускными подвигами-впечатлениями с коллективом сослуживцев… и опять мечтать об отпуске. У подводников-тихоокеанцев он мог достигать до девяноста суток! Говорят, таких длинных отпусков больше нигде не было, что капиталистические японцы или немцы от такого длительного отпуска запросто сошли бы с ума, потеряли бы квалификацию и дошли до суицида. А нам хоть бы хны: спустился в прочный корпус, доложил о готовности к бою, и отпуска как ни бывало.
     Отпуск считался удачным, если ты побывал там, где ни разу не был: на Кавказе, Алтае, в Прибалтике, Средней Азии и т.д., а ещё лучше, если там не был никто из экипажа. Но самый писк, если ты там побывал с кем-то из друзей-сослуживцев, который не даст соврать, который подтвердит всё, что угодно – что было и чего не было, но могло быть.
Collapse )
корсар

Скат электрический

     Раз обещал - выкладываю продолжение рассказов Н. Н. Курьянчика о некоторых приключениях в Красном море, тогда ещё относительно свободном от несносных пиратов.

 Н. Курьянчик ©

СКАТ ЭЛЕКТРИЧЕСКИЙ *

...и глазам его открылись чарующие тайны глубин...
Герман Мелвилл

     Море смеялось, плескалось, звало и манило. Тёплое, солёное, родное Красное море. Красноты вокруг – никакой, кроме нашей родной Красной Армии. Как всегда, полуодетой, полуобутой, полуголодной. Зашёл бдк «50 лет ВЛКСМ» с батальоном морской пехоты на борту. Потом бпк «Чапаев» – на одном дизель-генераторе и на одном же котле...
     Но я про море. Красным его нарекли ещё задолго до нашей экспансии. Может, от крови терзаемых акулами жертв? Их тут навалом, акул, то есть. Говорят, одному летуну совсем недавно ноги стерва перекусила во время купания... Бр-р-р!
     Однако ж купание боевыми сменами освоили. Срабатывает чувство советского коллективизма, локтя и плеча товарища. Если подплывёт гадина и решит загрызть, то почему меня, а не товарища? На том и держимся. Что характерно, в воду – большинством сразу, и из воды последние не тянутся. Отплескался свои полчаса – и обратно. В светлое время суток больше не получается, гуманист-командир так распорядок составил. А в тёмное... Только под конвоем!
Collapse )
корсар

Протекторная защита

     В преддверии неотвратимого возрождения наших военно-морских баз неподалёку от Сомали: рассказик Н. Н. Курьянчика, один из эпизодов его долгой подводнолодочной службы, и как раз в Красном море.

Н. Курьянчик ©
ПРОТЕКТОРНАЯ ЗАЩИТА

...Ещё петух не успеет прокричать трижды,
как вы от Меня отречётесь...

Евангелие

     Отдавая интернациональный долг, атомная подводная лодка ртм-проекта дотащилась до губернаторства Дохлак и, обессилев окончательно, встала надёжно, как вкопанная, в межпоходовый ремонт.
     Есть в Красном море такой архипелаг Дохлак, принадлежащий борющейся Эфиопии. Дословный перевод: «гиблое место». Знаменито тем, что итальянские фашисты содержали там тюрьму без охраны. Сидел там и советский разведчик Маневич. А наши «умники» соорудили там военно-морскую базу с двойной охраной: ближняя – советский морпех, и дальняя – эфиопская народно-освободительная армия.
     Видать, среднего не дано. Или бухта Провидения на Чукотке с минус шестьдесят в полдень полярной ночи, или Дохлак с плюс шестьдесят на солнце (а тени там вообще нет). Если надо устроить ад на поверхности Земли, то лучшего места не найти. Небольшой остров с бухтой и узким мелким входом, открытым на два часа во время самого высокого прилива (так повелось с Порт-Артура). Справа – великая Аравийская пустыня, слева – ещё более великая Сахара. В искусственной тени круглосуточно плюс сорок пять, прикосновение к железяке на солнце вызывает ожог, а бумага в консервной банке самовозгорается. Вода в бухте – плюс тридцать восемь, кишит акулами, муренами, скатами; всё это в прозрачной пучине шевелится и жрёт друг друга. Тюрьма – яма с навесом, и там хорошо. На берегу сидят облезлые грифы и ждут падаль. Из растительности только колючка, это что-то вроде колючей проволоки, но поострей.
Collapse )
корсар

Не потонем!

Николай Курьянчик ©

НЕ ПОТОНЕМ! *

Кабы знать, где упадёшь, так соломки подстелил бы...

     Если лодке и экипажу назначена автономка, то она состоится во чтобы то ни стало. Это значит, что на 99,9% они в неё пойдут, и 99%, что они из неё вернутся. Не вернулись лодки и часть экипажей в мирное время холодной войны (Бессонова, Британова, Ванина) и полностью – Кобзаря и Лячина. «Курск» поставил точку в холодной войне: воевать России стало нечем и некем.
     В общем сложилось так, что в канун 300-летия Российского флота и очередных ельцинских выборов с начала года начали готовить на боевую службу 6-й «Барс» комсомольской постройки со вторым экипажем. Дело после гибели ПЛА «Комсомолец» неслыханное (экипаж Ванина был вторым). Может, этим хотели доказать необратимость реформ в ВМФ, а может, и впрямь лучшего экипажа не нашлось. Экипаж в самом деле был неплохой, но… На волне демократической вседозволенности как минимум три экипажа ещё молодых, но грамотных и опытных специалистов ушли на гражданку – искать лёгкого хлеба в бизнесе. Подготовка к автономке сразу не заладилась. При гидравлических испытаниях первого контура реактора (на предельное давление) появилась капельная течь из заглушки осушения реактора. Посчитали за мелочь, докладывать не стали. Не вдаваясь в чертежи, решили подтянуть. Хотели, как лучше, получилось, как всегда – течь усилилась. Начали вникать в конструкцию – ужас! Для исправления неисправности надо снимать крышку реактора. Её на лодках третьего поколения вообще ещё никто никогда не снимал! Но не зря же шутят одесские евреи, что мы, русские, – самая сообразительная нация в мире. Старый опытный технарь, начальник СПТБ-8, на спор, не снимая крышку реактора, устранил неисправность за три (!) дня. За это получил именные золотые часы от командующего флотилей, хотя на сэкономленные деньги золотые часы можно было приобрести для всех подводников Рыбачьего. Но график восстановления технической боеготовности сократился почти на месяц, исходя из того, что расчитан он на шестьдесят суток. Большая часть времени ушла на согласование и объяснение вышестоящим инстанциям, как это можно сделать побыстрее, и главное – почти задаром.
     Объяснили, согласовали, сделали, но график остался прежним. За месяц предстояло выполнить все запланированные мероприятия, расчитанные на два. Естественно, что безразмерный флотский рабочий день продлился до бесконечности и стал равен суткам. Все ходили, как очумелые, с единственной мыслью – где-нибудь притулиться, где-нибудь прислониться и поспать! Если нижним чинам это с горем пополам как-то удавалось, то командованию корабля и командиру БЧ-5 со своими комдивами – практически никак.
Collapse )
корсар

Приезд главкома

Николай Курьянчик ©

ПРИЕЗД ГЛАВКОМА *

Не иди в герои, пока не позовут
служебная мудрость

     Зима в Приморье голая, холодная и скучная. Словно женский манекен в витрине, она изрядно поднадоела. Хотелось света и тепла. Головная лодка «Барс» после предновогодних ходовых испытаний латала резину в открытом доке и была похожа на кокон морского чудовища. Корпус был окружён строительными лесами, окутан полиэтиленовой плёнкой для поддержания микроклимата, а сверху накрыт маскировочной сетью, чтобы никто не догадался. Держал эту задранную красавицу второй резервный экипаж, прилетевший с Камчатки на замену основному.
     Основной экипаж тянул лодку с заводских стапелей и ушёл в прошлогодний отпуск, дав резервистам строгий наказ ничего не трогать, никуда особо не лезть до его возвращения.
     Три месяца безоблачной жизни. И при деле – корабль эксплуатируем, и не очень хлопотно – его завод содержит, сиди и не высовывайся. Экипаж, что характерно, был молод и полон сил во всех смыслах слова. Командиру под сорок, механику всего тридцать девять, остальным... ну, не менее двадцати. А тут весна на подходе, вот-вот рванёт, зазеленеет, защебечет. Всем известно, о чём в такое время мечтают даже пни. Командир изо всех сил пытался закрутить гайки, чтобы экипаж не пошел вразнос. Ибо – ещё «до того как» – там, то есть тут, побывала группа «первопроходимцев»-стажёров на заводских ходовых и привезла миражи, легенды и грёзы-воспоминания.
Collapse )