Tags: Николай Курьянчик

корсар

Атака "Энтерпрайза", или мёртвая петля

     Чтобы окончательно расставить точки над "ё", в дополнение к своему рассказику, опубликованному в ЖЖ svoloch77 , выкладываю - как оно было на самом деле. Есть у меня подозрение, что Николай Николаич сам и присутствовал там в роли командира БЧ-5, но он, лопаясь от скромности, лукаво помалкивает и только наливает "Капитанский" ром. Свои рассказики мы писали параллельно, друг к другу не подглядывая. Поэтому и получилось маленько по-разному. Итак, читаем.

Курьянчик Н. Н. ©

АТАКА "ЭНТЕРПРАЙЗА", ИЛИ МЁРТВАЯ ПЕТЛЯ

Collapse )
корсар

Мёртвая хватка

Николай Курьянчик ©

МЁРТВАЯ ХВАТКА *

     Плавно Амур свои воды несёт... а по нему вниз по течению столь же плавно несёт необычный водный караван: морской буксир, совершенно не напрягаясь, тащил открытый док типа «Амур», в котором было что-то старательно спрятано под маскировочными сетями. В корме дока ютился небольшой речной буксир.
     Заканчивался сентябрь. Вода в реке и нерест лосося пошли на убыль. Было пасмурно, прохладно и пустынно. Иногда на берегу появлялся лось, иногда хозяин тайги медведь, а иногда и сам хозяин округа, нанаец. Поглазев на непривычную картину, каждый из них величаво удалялся по своим делам: «Поздновато будет, однако...»
     На плавучем же острове жизнь шла своим чередом, только в более быстром темпе, а центром её был док и то, что в нём было спрятано. А скрывался под маскировочными сетями головной заказ – ПЛА проекта 671ртм, это которая «Victor III» по-НАТОвски. Экипаж вместе со сдаточной заводской командой сплавляли его в славное Приморье для укрепления обороноспособности нашей необъятной Родины, тогда ещё – Союза.
Collapse )
корсар

Взрыв в 0,5 алкотонны

Николай Курьянчик © *

ВЗРЫВ В 0,5 АЛКОТОННЫ

«А путь и далёк, и долог, и нельзя повернуть назад...»
муз. Пахмутовой, сл.  Добронравова

     Поезд прямым отрезком уже четвёртые сутки лежал на бесконечно прямой, самой протяжённой железнодорожной магистрали «Владивосток – Москва». На самом деле он, конечно, двигался: вагоны подпрыгивали и раскачивались на стыках рельсов, колёса отстукивали свой ритм, день сменялся ночью, а в вагонах жизнь текла своим чередом. Вообще ехать поездом очень скучно – особенно если это поезд дальнего следования.
     А теперь представьте себе транссибирский экспресс «Россия» с экипажем атомной подводной лодки, следующим на межпоходовую подготовку из Большого Камня в Обнинск. С края света к столице через глухомань. Вокруг простиралась необъятная страна, утомлённая бесконечным строительством светлого будущего. Энтузиазм первых пятилеток иссяк, а обещанный поток благ всё никак не попадал на многострадальные головы трудящихся. Пресса и телевидение вели бодрые репортажи с ударных строек коммунизма, о которых поэты и композиторы слагали песни, но из окошек вагонов ничего не было видно, хотя уже с полстраны отмахали с востока на запад. Видели паровозные кладбища («в коммуне остановка»), танковые свалки и штабеля. Пол-тайги заштабелировано. Проезжали узловые станции БАМа, но везде было как-то тихо и сонно, совсем не так, как в репортажах. Надвигался пресловутый застой с катастрофическими последствиями; страна продолжала устало дремать…
     Советский человек, сев в поезд, тут же соображает поесть-попить, а заодно завести знакомство и побеседовать по душам. Ну там, выспаться впрок – это само собой, это дело святое: путь дальний, суток двое-трое… А тут – целая неделя! Да и знакомиться не с кем. Экипаж сформирован три года назад и сохранил основной костяк почти без изменений, так что каждый друг друга знал, как облупленного. Сменился только первый призыв матросов, ну, несколько мичманов-залётчиков, да минёр со штурманом. Ну, кутнули в первый день следования, кутнули на всю катушку, ещё раз познакомились поближе.
Collapse )
корсар

У-у, коммунистка! или МСИ.

Николай Курьянчик ©*

У-у, коммунистка!
или монголо-советский инцидент

Пролетарии всех стран, соединяйтесь!
(большевистский лозунг)

     – Ну, твою мать, только этого мне не хватало на мою седую голову!
     Командир кривил душой. За долгие годы подводной службы волосы начисто покинули командирскую голову, так и не успев поседеть. Правда, лысина слегка прикрывалась «вороньим гнездом» – этакой причёской, где волосы для маскировки брались с висков и затылка. Командир экипажа атомной подводной лодки возвращался в свой спальный вагон с пол-бутылкой водки, изъятой у матросов. Экипаж следовал на межпоходовую подготовку железнодорожным транспортом из Владивостока в Обнинск. Такое «счастье» свалилось на седую голову впервые. Обычно летали с Камчатки самолётом. А тут экипаж с головной лодки застрял в Приморье в Большом Камне. Наступил долгожданный отпуск, а за ним пришла директива, в которой вид транспорта смутно угадывался в лаконичной формулировке: «экипаж отправить в полном составе установленным путём... срок прибытия...» – поездом, короче.
     Транссибирский экспресс «Россия» проносился по безлюдным Забайкальским просторам. Суматоха и неразбериха сборов, посадки и отправления позади. Подводники от души отметили отъезд, опохмелились и приутихли – пить больше нечего. Можно бы расслабиться и командиру – так нет, где-то в Улан-Удэ села в поезд (до Урала) женская делегация соцстран, возвращавшаяся из Монголии, и именно в тот СВ, где ехал командир. Расслабляйтесь, товарищ!
Collapse )
корсар

БЗЖ как она есть. Часть 6.

Николай Курьянчик ©
БОРЬБА ЗА ЖИВУЧЕСТЬ КАК ОНА ЕСТЬ:

1. Вступление
2. Приём-передача
3. Пробная дифферентовка
4. Заклинка БКГР
5. Аварийная тревога

     6 ПОДВЕДЕНИЕ ИТОГОВ

     Незапланированных подвигов было ещё много. На третьей задаче (отработке применения оружия) засолили шихту испарителя – снова автоматика подвела. Бочку отмыли (настояние механика), бочку перегрузили (приказание НЭМСа). Тут эти два механика разругались вдрызг. НЭМС, ссылаясь на собственный опыт, уверял, что отмывка невозможна – у него был случай в автономке.
     — Всё зависит от того, как долго солилось: если всю автономку, то хрен, а если двадцать минут, то можно...
     — А я приказываю! Ты понял?!
     — Понял...
     При торпедной стрельбе по надводной цели ввели неправильные данные для стрельбы, и адмирал дал команду «Не пли!». Но было поздно – торпедный аппарат уже выплюнул дорогую учебную торпеду, и она поскакала на цель. В центральном все расстроились...
Collapse )
корсар

БЗЖ как она есть. Часть 5.

Николай Курьянчик ©
БОРЬБА ЗА ЖИВУЧЕСТЬ КАК ОНА ЕСТЬ:

1. Вступление
2. Приём-передача
3. Пробная дифферентовка
4. Заклинка БКГР

     5. АВАРИЙНАЯ ТРЕВОГА

     Ничто не предвещало беды. Все задачи отработаны, все испытания пройдены – завтра в базу. Наверху прилично штормило, и лодка отсиживалась последнюю ночь на глубине. На вахте – вторая боевая смена: в командирском кресле бдительно дремлет адмирал; вахтенный офицер на ногах, в его кресле – помощник вахтенного офицера пишет вахтенный журнал. Остальные сидят строго на своих местах и мужественно борются со сном – третий час ночи. Механик, не раздеваясь, спит у себя в каюте; в соседней каюте – НЭМС, по полной схеме. В каюте механика пульт переговорного устройства и глубиномер.
     Вдруг на переговорном устройстве загорается лампочка «ЦП», и – тихий, вкрадчивый голос комдива-два, вахтенного инженер-механика второй смены:
     — (по имени-отчеству), у нас тут вроде бы как вода в третий поступает...
     «Первый заметивший поступление воды в отсек... должен немедленно объявить аварийную тревогу и доложить в ЦП о месте, характере и интенсивности источника...» - пронеслась выдержка из РБЖ ПЛ в голове у механика. Что ещё за бред? Что за доклад?! Глубина двести метров. Спокойно, без паники – иначе кранты. Задраются в отсеке и начнут носиться, как стадо парнокопытных в пампасах при наводнении. По готовности номер два там ни одного толкового бойца.
Collapse )
корсар

БЗЖ как она есть. Часть 4.

Николай Курьянчик ©
БОРЬБА ЗА ЖИВУЧЕСТЬ КАК ОНА ЕСТЬ:

1. Вступление
2. Приём-передача
3. Пробная дифферентовка

     4. ЗАКЛИНКА БКГР - БОЛЬШИХ КОРМОВЫХ ГОРИЗОНТАЛЬНЫХ РУЛЕЙ
     За мои двадцать лет службы подводником естественной заклинки рулей по техническим причинам ни разу не было. Наверное, настоящая заклинка была у американской лодки «Трешер» в 1963 году, когда она провалилась за предельную глубину и погибла. Однако к такой неожиданной вводной готовятся и, как минимум, раз в год на практике отрабатывают этот манёвр при сдаче курсовой задачи. Называется БУ-2 – боевое упражнение номер два.
     У горизонтальных рулей, по сути, два положения: «погружение» и «всплытие». Заклинка опасна в обоих положениях: ударишься об дно или раздавит, либо «вслепую» выскочишь наверх, столкнёшься с кем-нибудь и опять же утопнешь. Хрен редьки не слаще. Чаще учатся бороться с заклинкой на погружение. Оно и понятно... Главная задача при этом – снизить скорость до инверсионной (когда лодка не слушает рулей), отвести опасный дифферент продуванием оконечных ЦГБ и своевременным снятием с них пузыря. Всё просто, нужно только это «всё» делать вовремя.
     После завершения «подвига» с дизелем скромно ушли на глубоководные испытания. Ничего особенного – погружение на рабочую глубину и работа на ней определенное время после доковых ремонтных работ. Для «Барса» это почти полкилометра, для «Барракуды» – ещё больше, для «Плавника-Комсомольца» – аж километр! Тем не менее, глубоководные прошли буднично, спокойно, без эксцессов. Учениями сильно не увлекались, хотя это была любимая забава комдива. Отрабатывали элементы подводного и надводного плавания, проверяли работоспособность устройств и систем... Учения по живучести планировались на время возвращения в базу. Снятый старпом исчез в собственной каюте, а по ночам навещал медблок доктора – псориаз... Жалко мужика – ведь легко мог командиром стать.
     Комдив понимал, что выход не заладился, и приутих. Свирепствовал только на разводах вахты. Когда почти все элементы организации плавания были отработаны, и настало время поворачивать оглобли, комдивушка встрепенулся, ожил и неожиданно вспомнил про заклинку.
Collapse )
корсар

БЗЖ как она есть. Часть 3.

Николай Курьянчик ©
БОРЬБА ЗА ЖИВУЧЕСТЬ КАК ОНА ЕСТЬ:
1. Вступление
2. Приём-передача

     3. ПРОБНАЯ ДИФФЕРЕНТОВКА

     Погружение и дифферентовка для механика привычна и обыденна – как полное снятие штанов. А вот поди ж ты – утонула семидесятка «Чарли» при пробной дифферентовке в 1983 году. После этого вышла директива ГШ ВМФ – на последоковые мероприятия выходить только тем экипажем, который проводил эти самые доковые мероприятия. Конечно, если бы все директивы выполнялись, то их не было бы так много.
     Экипаж, проводивший доковый ремонт, после Нового года ушёл в отпуск за два года – до середины весны. Принявший экипаж принялся доводить лодку до навигационного состояния. Стали на месяц в очередной навигационный ремонт, а потом в боевое дежурство, продолжая потихоньку устранять бесконечный список замечаний. Сделали всё, что могли, что важнее и нужнее, и в начале весны засобирались в море на задачу номер два. Ремонт, как уже было сказано – бесконечный и непрерывный процесс. Одно починил – другое сломалось. Поэтому его прекращают и выходят в море, а там уже продолжают по мере возможности. Конечно, не пойдёшь в море с неисправными реактором, турбиной или с негерметичным прочным корпусом – если наверняка знаешь, что они неисправны. А так...
Collapse )
корсар

БЗЖ как она есть. Часть 2.

Николай Курьянчик ©
БОРЬБА ЗА ЖИВУЧЕСТЬ КАК ОНА ЕСТЬ:

     2. ПРИЁМ-ПЕРЕДАЧА

     Здесь как раз чаще всего закладываются предпосылки аварийности. Прием-передача – это показатель воинской доблести и чести, а точнее – честности. Передающий экипаж не имеет права скрывать «залипухи». Он честно должен рассказать о них экипажу принимающему. А ещё лучше – устранить. Но не всегда это возможно, не всегда хватает сил и средств, не всегда позволяют жёсткие графики. Начальство в истерике: «Вы срываете план боеготовности! Вы вылетаете из линейности!» На все про всё – неделя срока, а то и меньше («Принимайте в «горячем» состоянии за трое суток!») Составляются графики устранения замечаний, печатаются акты приёма-передачи… малое подведение итогов, большое… малые приборки и большая… совместное проворачивание и подведение итогов, окончательная передача… и всё! Естественно, что в этой чехарде замечания устранять можно только поздно вечером и ночью. Если принимающий экипаж примет корабль с замечаниями в актах, то устранять их придётся уже ему самому, под истеричные вопли всё того же начальства. Вот тут и начинается двойная бухгалтерия, а то и хуже – укрывательство и надувательство. Именно в этом кроются основная причина утопления К-429 при дифферентовке в бухте Саранная летом 1983 года и вина сдающего механика А. Б. Маркмана. Принимающие – командир Суворов и механик Лиховозов – за свою вину отмотали сроки, а Маркман вылез в герои. Затем, уже после второго утопления несчастной лодки прямо у заводской стенки СРЗ-49, скрылся в недрах парткомиссии, а вынырнул… замом мэра (а потом и мэром) Вилючинска. Вот где поистине еврейская живучесть и непотопляемость!
Collapse )
корсар

БЗЖ как она есть. Часть 1.

Выкладываю повествование капитана 1 ранга запаса Николая Курьянчика ©.

БОРЬБА ЗА ЖИВУЧЕСТЬ КАК ОНА ЕСТЬ

     1. ВМЕСТО ВСТУПЛЕНИЯ

В жизни всегда есть место подвигу.
тема школьного сочинения

     БЗЖ ПЛ – дело тонкое. С одной стороны – это комплекс мероприятий, направленный на теоретическое изучение и практическую отработку (до автоматизма) приёмов и элементов БЗЖ для спасения корабля и экипажа в экстремальных условиях…
     С другой стороны – это шахматная блиц-партия вслепую с завязанными глазами, где о ходах противника можно только догадываться. Цена этой партии – жизнь! Может статься, и твоя персональная – единственная и неповторимая, а может статься – и всего корабля с экипажем. БЗЖ – это высшая степень профессионализма, мерило воинского мастерства. Но она неуловима, непонятна и не поддаётся учету и контролю. Можно выучить назубок все статьи «Руководств…», «Наставлений…», «Правил…» и «Инструкций…», на «хорошо» и «отлично» отработать все первичные мероприятия и учения, а случится чего – и погибнешь ни за грош.
Collapse )