Tags: Николай Курьянчик

корсар

Кража века

Николай Курьянчик ©

КРАЖА ВЕКА *

На флоте бабочек не ловят
(флотская поговорка)

     Аккумуляторная батарея (АБ) для атомохода является источником питания аварийным, но без неё подводный левиафан мертв. Это всё равно что автомобиль без аккумулятора. Разница только в весо-габаритах: на лодке она весит сотни тонн и состоит из сотен элементов. И, естественно, замена батареи на атомоходе — дело не из лёгких. Это авральная работа для всего экипажа, в три смены, по план-графику... Такая перегрузка проводится раз в два (а то и четыре) года, то есть не часто. Поэтому план-график учитывает только непрерывные процессы и мероприятия. А вот как учесть, что потерялась или сломалась погрузочная доска? Или — упала за борт и, соответственно, утонула такелажная скоба? Или — расстройство желудка у крановщика? Ясное дело, графики летят, трещат и ломаются в самых неожиданных и неподходящих местах. А у начальства график — на столе под стеклом и перед глазами.
     — Почему срывается план перегрузки?! — грозно несётся по телефону на атомоход.
     — Уронили за борт такелажную скобу... — мямлит дежурный по лодке или вахтенный центрального.
     — Где механик?!
     — Ушёл на СПТБ (ПРЗ, ЭМС и т.д.)...
     — Комдива-два срочно к телефону!!!
     — Занят, работает в яме...
     — Чем занят?! У вас погрузка стоит!!! Где командир?!
     В общем, этот процесс очень похож на закат солнца вручную без асбестовых рукавиц.
Collapse )
корсар

Спектакль для замполита

Николай Курьянчик ©

СПЕКТАКЛЬ ДЛЯ ЗАМПОЛИТА *

«...и вошед в храм, начал выгонять
продающих в нём и покупающих...»
Евангелие от Луки, 19 – 45

     ПУ ГЭУ – пульт управления главной энергетической установкой на атомной подводной  лодке – место особое. Это вторая неофициальная столица, это государство в государстве, это казацкая вольница окраины. Опытный подводник, заглянув на Пульт ГЭУ, сразу определит степень боеготовности атомохода и экипажа в целом. Пульт – это «ум, честь и совесть экипажа». Здесь свои лидеры, своя иерархия, свои законы, своя железная дисциплина. Пульт – это ход корабля, а корабль без хода – это уже не корабль, а баржа. Отсюда роль, значимость и уважение. Именно благодаря «пультовикам» лодка дошла до Дохлака в Красном море и по пути отнесла все боевые службы. А сейчас возвращалась через Индийский океан в советскую военно-морскую базу Камрань во Вьетнаме.
Collapse )
корсар

Флотский левша

Николай Курьянчик ©

ФЛОТСКИЙ ЛЕВША *

Нельзя ружейные стволы толчёным кирпичом чистить...
Лесков, «Левша»

   В конце перестройки всё начало падать и разваливаться – и выплавка стали, и боеготовность флота, и надои молока, и урожайность полей... Вот уже десятый месяц обрастал ракушками у пирса номер 10 пятьсот тринадцатый заказ – атомная подводная лодка.
   – За это время можно выносить и родить вполне здорового подводника, – возмущался командир дивизии.
   Но аккумуляторная батарея своё отпахала, и без неё ничего не рождалось. Атомоход был мёртв. Экипаж вот-вот должен был вылететь «из линии». Для него это было чревато снижением денежного удовольствия (долой 30% «морских»), а для командования – снижением боеготовности. Экипаж не дрогнул и начал мужественно разлагаться на берегу, а вот командование испугалось и зазвонило во все инстанции для прикрытия. Батарею прислали, но не ту – ёмкость на одну пятую меньше, а сама на двадцать тонн легче. А что делать, если нужных нет? Пришлось загружать. Для сей операции прикомандировали на лодку самого старого (сорок лет) и опытного механика. Своего слабонервного механика отправили подучиться в учебный центр. Батарею успешно перегрузили и установили в рекордные сроки с рядом новых и изящных технических решений. Лодка завелась, вышла в море, даже отдифферентовалась и погрузилась – начала потихоньку входить в «линию». Но перед выходом на задачу номер три – это отработка применения оружия – сдох последний вакуумный насос системы осушения. Всё, отвоевались. Вакуум нужен для осушения трюмов, которые должны быть, согласно Уставу, «сухими и освещёнными». Командир взвыл белугою: «Ну-у-у!!!... упирались, упирались... и всё пошло прахом!!!...»
Collapse )
корсар

Экипаж

Николай Курьянчик ©

ЭКИПАЖ *
(стишок для детей)

Идём Россию защищать – на выход снят запрет!
Куда идти и путь держать – для всех большой секрет!
Но не собьёмся мы с пути – есть штурман и компас;
Коль это вместе всё свести, то будет БЧ-раз.

Народу правду надо знать – чего зазря гулять?
Себя нам надо показать, чтоб супостат пугать.
Нас загрузили воевать – ты твёрдо в корень зри! –
Чтобы оружье применять, есть БЧ-два и -три.

Но как от жизни не отстать? Не носят нам газеты!
Приказы надо выполнять и наводить ракеты.
Мы знаем, дома что у нас, и что творится в мире.
Связь информацию нам даст, она – БЧ-четыре.

Сыскать ведь надобно врага, что в океане рыщет.
Кто тихо, скрытно, без следа его в пучине сыщет?
Врага найдём мы без проблем на море и на суше!
Всё потому, что БЧ-семь у нас – глаза и уши.

Начхим даст воздуха глоток. Занозу доктор вынет.
Накормит сытно пищеблок... Но кто всё это сдвинет?
Урана надо нащипать, в баллоны воздух гнать,
И электричеством питать... Всё это – БЧ-пять!

Возить, сушить и охлаждать, и снова навгревать…
И даже по нужде сходить – опять всё БЧ-пять!
Но должен Командир вести, чтоб не вошли мы в раж,
А коли вместе всех свести, то будет – ЭКИПАЖ!

     * из ненапечатанного сборника "Не потонем!"
корсар

Хроника гибели К-278. ч. 6

Продолжение. См. часть 1, часть 2, часть 3, часть 4, часть 5.

    Заключение
   
Подведем концентрированный итог вышеизложенного.
    Причиной катастрофы ПЛА «Комсомолец» явился пожар в VII отсеке, который носил интенсивный, объёмный характер и сразу распространился в VI турбинный отсек по масляной системе ГТЗА.
    Интенсивности пожара способствовало избыточное содержание кислорода в VII отсеке (более 25% из-за неисправности автоматического раздатчика кислорода) и наддув отсеков от систем ВВД (предположительно, через станции ЛОХ). Пожар можно было потушить только методом «герметизации и выгорания», так как ЛОХ заранее был неэффективен. Длительность и интенсивность пожара поддерживалась из-за выделения кислорода в горящих отсеках из регенеративных веществ: комплектов регенерации В-64 и регенеративных патронов ИП-6 и ИДА-59 (одна банка В-64 содержит приблизительно 2,2 м3 чистого кислорода, в VII их было 11, а в VI – ещё больше).

Collapse )

корсар

Хроника гибели К-278. ч. 5

Продолжение. См. часть 1, часть 2, часть 3, часть 4.

    15. Изобилие средств защиты и спасения на ПЛ
   
В главе «Бессильные спасатели» книги «Атомная подводная эпопея – подвиги, неудачи, катастрофы» Мормуля, Осипенко и Жильцова довольно подробно описаны недостатки имеющихся коллективных средств спасения. Это и низкие мореходные качества гидросамолётов Бе-12, и отсутствие из-за конструктивных недостатков авиадесантируемых спасательных катеров «Ёрш» и «Гагара», а также практичных гидрокомбинезонов. К ним можно прибавить неудобные ленточные штормтрапы спасательных плотов ПСН.
    Но перейдём к индивидуальным средствам защиты – ИСЗ. На ПЛ в течение шести часов (вплоть до затопления) бушевал жестокий объёмный пожар в кормовых отсеках. Естественно, что личный состав неоднократно использовал всевозможные ИСЗ
такие, как:
    - ПДУ – портативное дыхательное устройство разового применения (для шахтёров и подводников);
    - ИП – изолирующий противогаз, также разового использования (для танкистов, пожарников и... подводников);
    - ШДА – стационарный шланговый дыхательный аппарат;
    - ИДА – индивидуальный дыхательный аппарат.

Collapse )
корсар

Хроника гибели К-278. ч. 4

Продолжение. См. часть 1, часть 2, часть 3

    11. Отчего и как терялся запас плавучести и остойчивости
   
Всплывали аварийным продуванием средней группы ЦГБ с глубины 157 м с заклиненным вертикальным рулём без хода. Всплыли с незначительным креном на левый борт, но не придали этому значения. А это означает, что ЦГБ левого борта продулись не до конца. В 11.27, в самый напряжённый момент, в ЦП появляется запись: « .......... в районе 7-го горит...». Это означает, что тепло прочного корпуса по рёбрам жесткости передалось на крышу (стрингер) продутой ЦГБ, и выгорели резиновые прокладки на горловинах и клапанах вентиляции ЦГБ № 10, прилегающей к горящему VII отсеку. Вероятно, основной очаг был на левом борту, и резиновые уплотнения выгорели в первую очередь на крыше ЦГБ слева.
    11.34. Увеличивается крен на левый борт. Продут главный балласт, крен 8°.
    11.41. Увеличивается крен.
    11.43. Крен выравнивается.

Collapse )
корсар

Хроника гибели К-278. ч. 3

Продолжение. См. часть 1 и часть 2

    7. Встречные действия и упущенная инициатива
    Итак, с первых минут стихия нагло и уверенно рвалась вперёд (из кормы в нос), выводя из действия технические средства, людей, и захватывая отсек за отсеком, прорывая все объявленные рубежи обороны. Противостоять ей было некому. Бухникашвили и Колотилин уже погибли в неравной схватке, а малочисленный, неподготовленный к БЗЖ личный состав кормовых отсеков всё ещё топтался в центральном, зная, что нужно идти в корму, но не зная, зачем.
    11.10. Приготовлена АП из 8 человек. В 6-м отсеке плохо дышать к ....... разведчиков.
    Это означает, что личный состав кормовых отсеков включён в средства защиты (ИП-6), идёт в разведку для уточнения обстановки, спасать Колотилина и Бухникашвили. Но, наткнувшись на чёрный дым и горяще-искрящую станцию ЦНПК МС, они не выдержат и сами спрячутся (IV отсек – в аппаратной выгородке, V – в тамбур-шлюзе). Центральный потеряет им счёт («в 4-м приблизительно 9 человек») и будет вынужден посылать ещё одну партию для поиска и вывода первой аварийной партии. Это позор и приговор – экипаж, не умеющий вести БЗЖ, обречён, его просто нельзя выпускать в море. Но он в этом не так уж виновен. БЗЖ – сложнейшая шахматная блиц-партия вслепую, где главный приз – жизнь.
Collapse )
корсар

Хроника гибели К-278. ч. 2

Продолжение. См. часть 1.

    3. Стремительное начало
    Итак, подводный брандер ждал своей спички. Экипаж был уверен и горд, что он служит на современном, грозном для врага и надёжном для экипажа корабле.
    7 апреля 1989 г. Тридцать девятые сутки похода. Глубина погружения – 386 м, скорость – 8 узлов, ГЭУ – на номинальных параметрах, ЦНПК – на большой скорости (готова развить 100% мощности). Боевая готовность № 2 – подводная, на вахте – 3-я смена (1-я готовится к заступлению в 12 часов, 2-я отдыхает). На вахте, в VII отсеке – матрос Бухникашвили, в энергоотсеках (турбинном и реакторном) – мичман Колотилин, на ГКП (ЦП) – ВИМ, капитан 3 ранга Юдин (КДЖ), ВО – помощник командира. Фигуры расставлены, сцена подготовлена для трагедии.
    11.00. Отсеки осмотрены. Замечаний нет (из записей вахтенного журнала центрального поста).
    Ничто не предвещало беды... Хотя ничего «вдруг» не бывает. Аварийная ситуация возникает исподволь, медленно, и если начинается неожиданно, вдруг, то это говорит или о халатности или о беспечности. «Нет аварийности оправданной и неизбежной. Её создают люди своей халатностью, безграмотностью и неправильными действиями...» Примерно так когда-то учил и требовал ГК ВМФ СССР С. Г. Горшков. Трудно ему возразить, но только аварийность от этого на флоте не прекращалась (легче всего ведь обвинить подчиненных).
Collapse )
корсар

Хроника гибели К-278. ч. 1

     Решил выложить - поскольку в голове всё роятся и роятся мысли, вызванные очередной годовщиной гибели К-141. Читайте, братцы. Эта версия - в пику официальной (как у нас обычно и бывает). Написано не вчера.

Николай Курьянчик ©

Хроника гибели АПЛ «Комсомолец»
(версия)


    Предисловие
    О гибели «Комсомольца» писали все, кто умеет это делать профессионально, и ничего не писали профессионалы, то есть подводники, корабельные инженеры-механики. К сожалению, это ответственное воинское звание окончательно ликвидировано в 1984 году в пылу идеологической борьбы с технократизмом.
    Автоматически понизились требовательность и профессионализм плавсостава. Как раз в 1984 году начал свое обучение в Учебном Центре ВМФ (г. Сосновый Бор) 2-й экипаж «Комсомольца». Мои пути пересекались с этим экипажем дважды, и оба раза в УЦ.
    Первый раз – «живьём», фактически: наш 2-й экипаж «Барса» заканчивал обучение (я тогда был командиром электротехнического дивизиона), а экипаж капитана 1 ранга Е. А. Ванина начинал. Больше трех месяцев мы учились параллельно. Был я и на натуральном действующем макете энергоотсеков «Плавника» (проект «Комсомольца») в НИТИ. Кстати, этот наземный двойник в самом начале испытаний (начало 70-х) потерпел аварию. Взорвался бак гидротормоза – имитатора гребного винта: не подали охлаждённую воду. Тогда обошлось без жертв, и хотя здание (цех) было разрушено, но прочный корпус выдержал.
Collapse )