Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

корсар

Deutsch "Santi Anno"

       Лот! Лот! Лови! Чо мужики в каменты прислали!



Der Abschied fällt schwer sag mein Mädchen ade
Leinen los! Volle Fahrt Santiano!
Die Tränen sind salzig und tief wie das Meer
Doch mein Seemansherz brennt lichterloh

Soweit die See und der Wind uns trägt
Segel hoch! Volle Fahrt Santiano!
Geradeaus wenn das Meer uns ruft
Fahren wir raus hinein ins Abendrot

Die Segel aufgespannt und vor dem Wind
Leinen los! Volle Fahrt Santiano!
Siehst Du dort wo der Mond versinkt
Wollen wir sein bevor der Tag beginnt

Ich brauche keine zuhaus und ich brauch kein Geld
Leinen los! Volle Fahrt Santiano!
Unser Schloß ist die ganze Welt
Unsere Decke ist das Himmelszelt

Der Abschied fällt schwer sag mein Mädchen ade
Leinen los! Volle Fahrt Santiano!
Die Tränen sind salzig und tief wie das Meer
Doch mein Seemannsherz brennt Lichterloh
феолософ

Загадки батареи № 2

       Павел Калмыков прислал мылом фотографию материала, своим происхождением восходящего как минимум к камчатским музейщикам, а по смутному его подозрению, ещё и дальше во глубину веков.
       Это батарея № 2 на Кошке (менее кликабельно, чем было прислано, но таки достаточно для вдумчивого обозрения):



       "План устроенной при Петропавловском порте батареи (неразборчиво)(неразборчиво, то ли 1, то ли 2) на прилегающей кошке между Большой и Малой губы".
       Понятно, что это батарея № 2, потому что иной батареи на 11 пушек в Петропавловском порту не было, равно как и другой косы-кошки.
       "Описание
       А. Кошка пролегающая между большой и малой губы.
       Б. Большая губа.
       В. Малая губа.
       Г. Батарея обложенная дёрном.
       Д. Настилка плац-форм под орудия.
       Е. Насыпь из щебня каменного между плацформами настилки.
       Ж. Ядра по орудиям.
       З. Станки под орудия.
       И. Обухи сквозные железные с бриконцами.
       К. Орудие 36-фунтового калибра.
       Л. Будка при входе на батарею для часоваго".
       Внизу: "Морской артиллерии поручик Сахаров. Корабельный инженер поручик Гезехус. Составлял прапорщик Васильев".
       Открываем описание этой же батареи, сделанное инженер-поручиком Мровинским на момент его прибытия в порт: "На косе, на месте, назначавшемся для батареи № 2, было поставлено на платформах 11 пушек 36-фунтовых; но бруствер этой батареи ещё не был насыпан – по недостатку рабочих людей и времени. Пороховой погреб был устроен в отлогости горы Поганки".
       И (от него же) про проводящиеся работы: "...приступлено к насыпке на косе батареи № 2 – с амбразурами, на 11 орудий. Брустверу дано в высоту 7 футов, в толстоту 21 фут; расстояние между директрисами амбразур 3 сажени; наружное отверстие амбразур 7 футов, внутреннее – 1½ фута. По неимению леса, блиндажей над орудиями устроить не было возможности. Наружная крутость амбразур, по причине сыпучего грунта, а также щёки амбразур, были одеты фашинами, а внутренняя крутость плетнём. Как батарея эта была вооружена морскими орудиями, то для укрепления брюк и талей были врыты у стульев амбразур по два столба; это дало возможность уменьшить длину платформ до 2 саженей. Пороховой погреб, находившийся в отлогости горы Поганки, покрыт был потолком из двух рядов накатника и засыпан слоем земли в 5 футов толщиной. По местному своему положению этот погреб был бы виден с неприятельских кораблей, особенно когда на него вновь была насыпана земля; а потому для замаскирования его одели эту землю дёрном и посадили на ней кустарник".
       Во-первых, место батареи. Самое начало косы (хотя лично я был склонен полагать, что она была не на самой косе, а на её корне; но тут следует принять во внимание приливы-отливы, во время которых конфигурация низкого берега достаточно сильно изменяется - на картинке может быть показана коса во время прилива, и это правильно).
       Далее: расстояние между пушками по Мровинскому 3 сажени (5,5 метров). Вроде как соответствует?
       А вот  длина платформ "не бьёт". На рисунке платформы много длиннее; или Мровинский имел в виду размер дорожки отката? Я вообще-то думал, что были не отдельные платформы для каждой пушки, а одна общая платформа на всю батарею. Чтобы можно было пушки катать при надобности тудой-сюдой, мало ли. Да и ходить-носить-таскать удобнее.
       Толстота бруствера 21 фут, или почти семь метров. На рисунке я этого не вижу. Где там семь метров? Вижу максимум два с половиной. Конфигурация амбразур на рисунке не показана (по Мровинскому, внутри около полуметра, снаружи 2,2 м). А не маловато ли для "внутри", а?
       Описание Мровинского даёт повод утверждать, что батарея стояла прямо на грунте и предназначалась для настильного огня. Поэтому картинку (см. ниже) предлагаю не числить - как нарисованную не с натуры, а по рассказам, и, как думается, во время заслуженных возлияний.



       Что не совсем понятно в исходном чертеже - выгнутый фас. Для чего? Если для увеличения сектора обстрела, то почему тогда платформы параллельны? Сектор наводки каждой пушки по горизонту получается где-то около... и вот тут самый полный стоп. Как его прикинуть, если непонятно с толщиной бруствера?
       Я далёк от мысли, что два поручика и прапорщик свои дипломы купили в Москве, в подземном переходе; просто я чего-то недопонимаю. Внесите мне ясность на блюде, please.
феолософ

Выведем точное число уже

       А то зря арифметику изучали, что ли?

https://statehistory.ru/img_lib2/2014/11/1415143504_fe45.jpg

       Отбросим в сторону данные, которые нам сообщают The Illustrated London News от 16 декабря 1854 г. (107 человек на британской эскадре; данных по французам нет), The Times от  26 декабря 1854 г. (данные слишком расплывчаты) и Джон Дж. Стефан в работе «Крымская война на Дальнем Востоке» (у него там 209 только убитых и минимум ~250-270 ранено, если я не накосячил с переводом в те ещё времена, текста под рукой сейчас нет, потом проверю). Оставим то, что ниже (считаем всех вместе, убитых и раненых):
       Томас Редмэйн Хьюм, капеллан фрегата «Президент» (письмо): ~200 человек.
       Эдмунд С. П. Гроув, лейтенант фрегата «Пик» (письмо): 6 человек при первой атаке и 190 по результатам второй.
       The Times от 23 ноября 1854 г.: ~240 человек.
       The Illustrated London News от 9 декабря 1854 г.: 209 человек.
       The Illustrated London News от 28 ноября 1854 г.: 209 человек.
       Род Робинсон, «Простит ли меня Бог?» Англо-французское нападение на Петропавловск, 1854 год»: 215 человек.
       Robert O’Byrne’s Naval Annual for 1855: 209 человек.
       Эд. дю Айи, старший офицер брига «Облигадо»: до 230 человек (если под словами «наших людей» понимать чисто состав десанта).
       Анри Геро, помощник врача корвета «Эвридика»: 231 человек.
       Генри Треван, врач парового шлюпа «Вираго» (дневник): 192 человека.
       Томас Дик, помощник врача фрегата «Президент» (дневник): до 300 человек.
       Если полагать наиболее точным среднее арифметическое, то таки оно вот: 221 человек. Убитых 50-52, остальные ранены. Вот так и следует ответствовать при спросе, делая при этом строгого лица.
       На фреску, вынесенную в начало, внимания обращать не надо, бо це всего лишь одна из безумных фантазий на тему Петропавловского боя, рождённых в результате передоза (возможно, красной икрой). Просто КДПВ, поэтому не надо рефлексировать. Я ж не могу вам показать фотографии с прошедшего в Петропавловске празднования 165-летия боя; вдруг у вас там период полураспада случится, а я потом отвечай...
       Или таки показать? А? Не боитесь?
феолософ

"ЗАБЫТЬ АДМИРАЛА!"


Вахтенный журнал H.M.S. President, 31.08.1854 (фактически 01.09.1854)

       Редакция 3-я, 2019; формат PDF, 19,6 Мб.
       Изменений груда. Сколько там раз Булгаков "Мастера и Маргариту" переписывал? Надеюсь, больше не придётся ему уподобляться (хоть оно и почётно как бы). Главные выводы сделаны; всё, баста. Переписывать историю - дело увлекательное, но...
       Завтра 165-я годовщина Петропавловского боя.
       На Прозе.Ру изменения ещё не внесены, там пока что висит прежняя версия (2-я). Внесу на следующей неделе и сообщу.


Вахтенный журнал H.M.S. Pique, 04.09.1854 (фактически 05.09.1854).
cool

1854, альтернативная история


Французский фрегат "Форт" (La Forte)

       Англо-французская эскадра входит в Авачинскую губу, становится на якорь.
       Адмиралам понятно, что русские сдаваться не собираются, и что попытка уничтожить «Аврору» методом взятия Петропавловского порта приведёт к неприемлемому урону эскадре – и к большим потерям в людях, и к сильным повреждениям кораблей.
       Поэтому, посовещавшись, эскадра снимается с якорей, выходит в Авачинский залив и демонстративно ложится на курс ExS – типа куда-то к Ванкуверу (ну, примем, что они не знают разницу между локсодромией и ортодромией*). В общем, ложится на какой-то остовый курс.
   * А кстати, да; интересно, в каких годах научились плавать по дуге большого круга? Я вот, например, пока не знаю.
       Едва скрываются на горизонте камчатские горы, эскадра проходит ещё миль десять-пятнадцать прямо, потом резко ворочает на зюйд, а через полсотни миль делает ещё поворот, на вест, возвращаясь, таким образом, к побережью Камчатки – примерно к мысу Поворотному, то есть на дальнюю границу видимости с Петропавловского (Дальнего) маяка. Пользуясь ближайшим ухудшением видимости, эскадра тихонько входит в бухту Русскую, устраивая там банальную засаду. С момента выхода из Авачинской губы прошли всего лишь сутки, максимум полтора-два дня.
       В бухте союзники пополняют запасы пресной воды и дров, ловят рыбу, стреляют нерп, зайцев и куропаток, жрут ягоду (попутно выясняя коэффициенты съедобности камчатской ботаники), грибы... впрочем, грибы европейцы не жрут – это ж не цивилизованные шампиньоны... Словом, отдыхают, балдеют, играют на скрипке, пляшут джигу и набираются сил. Погода вполне шепчет, ибо конец лета, не сезон штормов.
       Два корабля (бриг «Облигадо» и корвет «Эвридика», как более маневренные) несут посменную брандвахту, наблюдая за зюйдовыми подходами к Авачинскому заливу и за самим заливом.
       И вскоре (вернее, очень вскоре) их добычей становятся как минимум:
       – бот № 1;
       – шхуны «Восток» и «Анадырь»;
       – транспорты «Байкал» и «Ситха»;
       – фрегат «Аврора» (как только он по замыслу Изыльметьева выйдет в море);
       – корвет «Оливуца» (13 сентября был бы перехвачен).
       Итого шесть вымпелов Камчатской флотилии из девяти плюс «Ситха». А если считать и транспорт «Двина», который станет добычей либо в порту, либо по выходу, то семь (в сумме восемь). Плюс Петропавловский порт, который был блокирован (то есть в соответствующей графе уже поставлено «вып.»), а теперь без «Авроры» защищён куда слабее, так что его можно безнаказанно разграбить. И до кучи бот № 2 «Авача» утопить, кстати. Счёт по кораблям неприятеля – минус девять. На всё про всё – полмесяца, а такая добыча. Все задачи выполнены, за своё судоходство можно быть спокойным. Можно идти в Ванкувер или Сан-Франциско с чувством выполненного долга, а оттуда бравурно рапортовать своим величествам о грандиозной победе, после чего устроить себе небольшие каникулы: там тепло, там яблоки... потом не спеша «Диану» искать...
=====
       И тут такой подзатыльник – БАЦ!!! Оборачиваюсь – а это Клио... богиня истории... «Слышь, ты! Я сослагательных наклонений не терплю!»
       Итишкин свет... всё; понял; осознал; молчу и не вякаю...
crazy

Про лимончик под коньячок-с



       Если его посыпать сахарком, будет пикантно.
       А если потом ещё и молотым чёрным перчиком, то вдвойне пикантно.
       А если сверху ещё и посолить, то уж совсем пикантно.
       А если потом ещё и красным перцем, то ващще пикантно, просто пикантиссимо.
       А если ещё и горчичкой сверху помазать, то блеванёшь прямо на стол.
       Что, собственно, с теми негритосами афроевроамериканцами и случилось. В аэропорту.
       Мы, курсанты-пятикурсники, летели во Владивосток на стажировку, и нас по погоде посадили-задержали в Тюмени. Было скучно, мы шарахались по всему аэровокзалу тудой-сюдой и, разумеется (тайком от старшего офицера), вполне предсказуемо зарулили в ресторацию. Эти эфиопские ребята там уже сидели, и мы заметили, что они за нами во всём обезьянничают. Поэтому поставили экскремент эксперимент.
       Вот.
       Это ещё при СССРе было, очень давно, конец января 1982 года (или начало февраля, не помню уже), так что ничего я тут не разжигаю, и не надо мне тут предъявлять.
феолософ

Корабли отъякоряются из бухт



       Королевский флот уходит на Крымскую войну.
       Спитхэд, 1854. Реальное фото Роджера Фентона (Roger Fenton).
       Потрясающе...
      (прислал сегодня утрецом вконтактик Энди Тешнер - Andy Teschner)
cool

Элиз Христиани



       Элиз Христиани – знаменитая виолончелистка, побывавшая на Камчатке в середине XIX века.
       Лиз имела репутацию прекрасной исполнительницы, звание первой виолончелистки короля Дании, а швейцарцы называли её Сесиль Франс (святая, покровительница музыкантов).
       В Петропавловский порт она попала во время своего годичного путешествия по России в 1849–1850 годах. После успешных гастролей в Москве и Петербурге она отважилась отправиться сначала в Тобольск, затем в Иркутск, где познакомилась с семьей Н. Н. Муравьёва-Амурского (губернатора Восточной Сибири) и приняла предложение совершить путешествие на Камчатку. Ей было двадцать лет, но она объездила почти всю Европу, была знакома со многими знаменитыми артистами, писателями, политическими деятелями, со свойственным ей остроумием и живостью и со своими рассказами о Европе она была замечательной попутчицей.
       В начале июля 1849 года на транспорте «Иртыш» она прибыла в Петропавловск. Её путевые заметки, опубликованные в одном из журналов во Франции, сохранили подробные описания жизни далёкой окраины России.
       В романе Н. Задорнова «Адмирал Невельской» оставлен нам реальный образ молодой виолончелистки. Это была высокая красивая женщина с чёрными, полными живости глазами, с пышными светлыми волосами и замечательным цветом кожи.
       Элиз страстно любила музыку, даже в Охотском море, по пути в Петропавловск, она по вечерам играла на своём верном Страдивари трогательные мелодии. За время своего путешествия до Камчатки она посетила 15 городов Сибири, дала около 40 публичных концертов, не считая частных вечеров и случаев, когда играла для собственного удовольствия.
       Эта удивительная молодая женщина встретила на всём длинном пути отзывчивую публику. Наивная отвага молодой виртуозки была оплачена симпатией тех, кто услышал её игру. Она писала: «Я была услышана в таких местах, где ещё никогда не видели артистов... Я получила гостеприимство среди калмыков, киргизов, казаков, остяков, китайцев, тунгусов, якутов, бурят, камчадалов...».
       Струны её виолончели звучали страстно и нежно, эти звуки неведомой силы напоминали далёкое и близкое одновременно. В самой высокой степени экспрессивно и гармонично она извлекала из одного из труднейших инструментов – виолончели – звуки, схожие с человеческим голосом. Иногда на концертах она пела своим низким, почти мужским голосом романсы, русские песни – с удалью, чувствуя их, и почти без акцента.
       Элиз была настоящей артисткой и великой труженицей. Казалось, сама судьба послала её на далекий берег океана пробудить в русских людях какие-то высшие чувства и напомнить им об ином, прекрасном, мире, близости которого они давно не ощущали. Элиз со своим Страдивари была здесь землепроходцем, первооткрывателем, и это тоже подвиг.

       Камчатская краевая библиотека
=========

       Это всё равно что Блэкмор с Кэндис в Вилючинск сейчас приехали бы... %))))) и даже много круче.
Jurgen von Saur

Wir liegen auf Grund, Herr Kaleun!..


В первом ряду: 2-й вахтенный офицер, штурман Крихбаум, боцман Берманн ("Первый номер")...

       Сначала слово гросс-адмиралу Карлу Дёницу (на момент написания этих слов уже экс-гросс-адмиралу и сидельцу тюрьмы Шпандау): "...подводная лодка U-21, принимавшая участие в поиске кораблей, села на мель в районе юго-восточнее Мандаля и была интернирована норвежскими властями. До этого времени ни одна немецкая подводная лодка не садилась на мель из-за ошибки штурмана. Подобных случаев не наблюдалось и в дальнейшем".
       Не знаю; возможно, U-21 села на мель из-за ошибки именно штурмана, и слова Дёница следует понимать буквально. Мол, не был виноват ни командир, ни вахтенный офицер, а вот конкретно он, этот штурман такой-сякой... Но случаи всё же наблюдались, и не один. Навскидку приведу три (один до посадки U-21 и один после), и если читать слова Дёница не буквально (понимая под "ошибкой штурмана" навигационное происшествие, и ниже объясню почему) то есть что ему возразить.
[посадки на мель >>>]       7 ноября 1939 г. U-46 (Золер) села на мель в Малом Бельте, снялась своими силами.
       26 марта 1940 г. U-21 (Штиблер) села на мель в Скагерраке, была интернирована норвежскими властями.
       21 августа 1944 г. U-230 (Эбербах) села на мель у Тулона (квадрат CH 3385, к S от п-ова Сен-Мандрьер-Сюр-Мер), взорвана экипажем.

       Вполне вероятно, что список ещё не полон.
       Имею наглость предположить, что в навигационном происшествии (и неважно, достигло ли оно уровня аварии или даже катастрофы, т.е. с гибелью людей) всегда виноваты трое: командир, вахтенный офицер, штурман. Свою ответственность они могут поделить в различной пропорции (2:3:5, 6:4:2, 8:1:1 и т.д.) - это определит комиссия, которая будет дотошно разбираться, рыться в кальках, прокладках и вахтенном журнале, опрашивать/допрашивать всех членов экипажа и свидетелей со стороны... Но это всегда три человека. Иначе и быть не может. Кто отвечает за безопасность кораблевождения? Штурман, вахтенный офицер и, разумеется, командир...
       Можно подискутировать о том, как готовили штурманов в немецком флоте тех лет; можно сравнить с нашим флотом; можно попробовать вывести процентное соотношение навигационных происшествий/аварий/катастроф и приблизительно определить, где дела обстояли лучше - даже с учётом размеров районов плавания. Это была бы очень интересная и монументальная работа... кто б ею занялся...
       Навигационные происшествия - это не только посадки на мель. Это ещё и столкновения, и вот списочек на 21 позицию (тоже наверняка не полный):
[столкновения >>>]       30 января 1940 г. U-15 (Фрам) столкнулась в Гельголандской бухте с эсминцем «Илтис», погибла со всем экипажем.
       3 сентября 1940 г. U-57 (Топп) в Кильской бухте у Брюнсбюттеля столкнулась с норвежским пароходом «Рона», погибло 6 человек.
       11 ноября 1941 г. U-580 (Кульманн) в квадрате AO 9382 при выполнении учебной задачи столкнулась с кораблём-мишенью «Ангельбург» и затонула; 12 погибших.
       15 ноября 1941 г. при выполнении учебных задач в Балтийском море столкнулись U-583 (Ратш) и U-153 (Райхманн); экипаж U-583 погиб.
       6 августа 1942 г. U-612 (Дик) в квадрате AO 7559 столкнулась с U-444 (Лангфельд) и затонула, 2 погибших.
       2 сентября 1942 г. U-626 (Баде) столкнулась с U-222 (фон Йессен) к SW от Пиллау; погибшие и раненые.
       12 ноября 1942 г. U-272 (Хепп) в квадрате AO 9572 столкнулась с U-634 (Брозин), много погибших, лодка затонула.
       8 декабря 1942 г. U-221 (Тройер) в квадрате AK 2546 (посреди Северной Атлантики!) столкнулась с U-254 (Гилардоне), которая затонула мгновенно вместе с командиром, спасено 4 человека; U-221 прекратила поход и вернулась в Сен-Назер с повреждениями.
       24 февраля 1943 г. U-232 (Цим) в квадрате AO 9418 столкнулась с U-649 (Тислер), были раненые.
       5 мая 1943 г. U-406 (Дитерихс) в квадрате CG 1775 столкнулась с U-600 (Цурмюлен); обе лодки имели повреждения и были вынуждены вернуться в базу.
       4 мая 1943 г. в квадрате CE 2243 U-659 (Шток) столкнулась с U-439 (фон Типпельскирх); погибло 84 моряка из 96, в т.ч. оба командира.
       5 августа 1943 г. U-34 (Ауст) в квадрате AO 9391 столкнулась с плавбазой «Лек» и затонула; 4 погибших.
       20 августа 1943 г. U-670 (Хиронимус) в квадрате AO 9582 столкнулась с судном-мишенью «Болькобург» и затонула; 21 погибший.
       8 сентября 1943 г. U-983 (Раймерс) в квадрате AO 9448 столкнулась с U-988 (Добберштайн) и затонула; 5 погибших.
       18 ноября 1943 г. U-476 (Нитманн) столкнулось с U-718 (Видувильт) во время учений на Балтике.
       20 ноября 1943 г. на рейде Данцига U-768 (Бюттьер) столкнулась с U-745 (фон Тротта). U-745 затонула, весь экипаж погиб.
       14 февраля 1944 г. на внешнем рейде Готенхафена столкнулись пароход «Эрна» и U-738 (Хоффманн); 22 погибших, в т.ч. командир лодки.
       17 марта 1944 г. у острова Рюген U-1013 (Линк) столкнулась с U-286 (Дитрих); 25 погибших, в т.ч. Линк.
       8 апреля 1944 г. U-2 (Шварцкопф) столкнулась с траулером «Хельми Сёле» к N от Пиллау у самого берега; 17 погибших.
       19 декабря 1944 г. U-737 (Грёйс) столкнулась в Вест-фиорде (квадрат AF 3389) с минным заградителем MRS25 и затонула; 31 погибший.
       18 февраля 1945 г. U-2344 (Эллерлаге) возле Халигендамма столкнулась с U-2336 (Фоккель) и затонула; 11 погибших.

       Значительная доля этих столкновений приходится на Балтику (квадрат AO 0000, Данциг, Пиллау и пр.) - это учебные лодки либо лодки, только входящие в линию боевых лодок. И приходится признать, что у них на борту не нашлось места опытным наставникам. Очень интересный подход к делу, не правда ли? Впрочем, U-57, например, была вполне себе боевой лодкой, хоть катастрофа также произошла на Балтике, а Эрих Топп на тот момент был уже достаточно опытный командир и вовсе не новичок.
       Всегда ли виноват штурман? Тоже неплохая тема для диспута. Понятно, что вахтенный офицер, а тем более командир виноваты всегда. А штурман? Он-то не всегда на мостике... Но если он не виноват, то на фига его с собой по морям возить? Не лишним, кстати, будет вспомнить, что если командир лодки и первый/второй вахтенные офицеры на немецких лодках были офицерами цур зее, то штурман был старшим унтер-офицером, то бишь фельдфебелем. Это, наверно, уходит корнями в традиции Королевского флота, который, как известно, длительное время ruled the waves. И подготовка их, штурманов (впрочем, как и офицеров), в разное время была слегка разной даже по срокам.
       А может, с учётом числа немецких лодок и обычного для Кригсмарине коэффициента оперативного напряжения вот эти вот приведённые цифры - это тьфу, на грани статистической погрешности?
       Такая вот тема для поговорить.
феолософ

Мыс Станицкого

       Ну так вот.
       Мыса Станицкого не существует.
       Доказательства? Их есть у нас:

[нате вам :)))]

       Видите? Его тю-тю. Это карта ГШ ВС СССР 1935 года. Мыс Средний есть, а мыса Станицкого нету. Отсутствует как ващще.
       Поэтому пойдём танцевать, что называется, от печки.
Collapse )