Юрий РОСС (filibuster60) wrote,
Юрий РОСС
filibuster60

  • Mood:
  • Music:

Штурман, море и...

Максим Токарев ©
ШТУРМАН, МОРЕ
И
ТВОРЧЕСКОЕ НАСЛЕДИЕ
ОДНОГО МУЖИКА ИЗ ГОРОДКА КИ-УЭСТ *


     – В этой вечноживой равнине есть мозги, – сказал штурман, задумчиво глядя в кильватерный след. – И мы – их постоянная боль.
     – Вот не надо сейчас о мудром,  – ответил я, – философствовать. Зажигалку дай…
     Больше  философских разговоров не было – да и как они могут быть, если штурман после этого сменился и, зевая, нырнул вниз. Так что разговаривать о жизни мне на вахте оставалось с клюющим носом рулевым и задумчивым радиометристом, но их такого рода проблемы не волновали.
     И конечно, остался ещё шум и блеск мироздания вокруг, за границами дрожащего и легонько переваливающегося на зыби корпуса, за пределами тусклого жёлтого света надстроек и скрипа мешающей полночную тьму антенны «Вайгача».
     Этот шум и блеск дарил мне, вахтенному офицеру, обычному кораблеводителю, какое-то чувство соответствия необъяснимым, но каким-то захватывающим замыслам и путям сущего, и это осознаётся только сейчас, в свечении экрана и стуке клавиш, а тогда это просто и прямо шло параллельным курсом с моей душой. Не надо было понимать. Думать. Решать. Достаточно было не мешать себе чувствовать.
     Но я-то, конечно, не мог себе этого позволить. На вахте. Не то чтобы несущий командирскую вахту старпом сильно пугал, да и район был несложный, хоть и формально часть великой Атлантики... просто так научился. Ответственности. Здесь ведь тоже без слов – ответственность у нас означает перманентную вину. За всё, что произошло и (это «и» очень важно для понимания) не произошло «за время моего дежурства». Какие здесь могут быть чувства? Единственное, что приходит на ум – ощущение плотно сжатого очка; вы уж простите, пожалуйста, но это правда. Объективная реальность временно ответственного военного, данная ему вот в таком ощущении.
     Да и что я мог сказать штурману – славному, но по-детски наивному владивостокскому старшему лейтенанту от «С. О. Макарова»? Что я тоже считаю океан живым существом? Такого рода разговоры русский морской военный люд допускает только в формате «после литра» – в основном. Не то время, что ли… Или место не располагает – это уж точно, флот не любит разговоров, которые его, флот, никуда не ведут: поэтому в такой «чести» древнейшая профессия номер ноль – зам.
     Всё-таки эргономика ГКП – ходовой рубки – важная штука. Вот кто, спрашивается, выбирал угол наклона остекления рубки? Вся аппаратурная сигнализация – как в зеркале: и красная, и зелёная, как и ходовые огни всех плавающих по воде инженерных сооружений. Вот это вот – точно, как судно прямо на встречном курсе, а на самом деле – только отражение лампочек РЛС и рулевой машины.
     Пуст океан, пуст и спокоен. Так бывает, наверное, только в море – монотонный рокот дизелей убивает все вздохи и жалобы великой пустоши планетарного масштаба. Но знаете, что странно – нет в открытом море ощущения пустоты.
     Мне случалось ездить бескрайними евразийскими степями. Так вот: там есть места, где – пусто. Остановил машину,  вышел, вздохнул, услышал ветер и птиц, купающихся в его волнах, и понял – пусто. Да, невзирая на все прелести разнотравья и «жёлтого дрока с пирамидальною верхушкою» – пусто. Нет никого и ничего вокруг. В море такого не бывает. В море всегда есть кто-то ещё. Или что-то…
     Кто-то или что-то дышит. Равномерно вздыхая широкой грудью четырёх океанов. Здесь, за островами, уже довольно сильная волна, и брызги долетают до крыльев мостика. Я беру пеленгá и слушаю дыхание моря. И вот его частичка, сверкнув юрким кошачьим глазом, растворилась в рукаве свитера (большие корабли завели себе тюремный распорядок и требуют вахтенного офицера в форме с повязкой. Не люблю большие корабли, и это, пожалуй, взаимно), прикоснувшись своей свежестью к коже. Откуда ты, капелька? Как тебя зовут твои родственники? Как они тебя узнают?
     Нет, такие рассуждения не являются обычным фоном жёсткой и напряжённой службы вахтенного офицера на ходу. Там главное – ответственность, да хватит об этом.
     Важно другое – такие отвлечённые мысли не мешают мне делать свою работу, что бы там не говорили о концентрации и внима-нии. Я уже устал убеждаться, что лучший способ что-то прощёлкать – это как раз напрягаться. И тем важнее упущенное, чем больше суетишься. Но это – уже часть опыта. Непропиваемого и потому бесценного.
     А всё-таки хорошо, что есть Океан. Хорошо, что его можно считать огромным неповоротливым животным, могучим, но травоядным. Так его получается уважать. Эй, Океан! Мы с тобой – одной крови. Ты и я. Ты ничего мне не должен, я ничего – тебе. Ну, разве только потерпи моё общество несколько дней, ты же знаешь, что я не смогу жить в тебе без этого ухающего и вонючего железного корытца – моего корабля. Крепкого, надёжного, где-то даже элегантного, но по сравнению с тобой – немощного и несерьёзного. Уж прими всё, как есть. А я – приму тебя. Со всеми твоими восемью баллами, ураганами, белыми шквалами, айсбергами и Бермудскими треугольниками. Мы, люди, развели здесь у тебя такой бардак – ракеты, торпеды… как обычно, убиваем друг друга просто так, потому что кто-то сказал: идите и убивайте. Прости нас, мы не хотим зла тебе и твоим жителям. Думаешь, этого хотят рыбаки? Да нет, вряд ли. Рыбаки хотят есть. И дети у них тоже хотят. Нам, понимаешь, предписали получать еду в поте лица. Солёном, как ты. Ты уж извини. И эти здоровенные танкера, и чёрная вязкая смерть твоих птиц из их танков – без неё многие замерзнут. Мы разучились жить один на один с природой. С тобой, Океан. Прости – я один не в силах это изменить. А если я об этом заговорю, да вот хоть сейчас, то на следующий выход пойдет другой командир боевой части связи. Мной же займутся добрые ребята в белых халатах.
     Да. Мы, люди – все сумасшедшие. Иначе как объяснить постоянные войны? И тот факт, что я стою перед тобой на палубе боевого корабля? Но послушай, я никак не угрожаю тебе – я не могу даже подумать об этом. Кому тогда? Для чего мы здесь во всем блеске разворотов башен и хищно задранных крышек пусковых? Вот это ты хочешь знать… Н-да. Я не знаю. Ты мне веришь?
     Понимаешь, это всё не для тебя. Это – для других людей, таких же, как я, как этот сонный рулевой, как спящий палубой ниже командир, как моя сестра или дети моего флагмана. Мы, люди, не умеем находить своё место на Земле без этого всего. Хочется научиться, но не получается. Ведь проще с дубиной… Что? Тебе кажется, что не стараемся? Да, конечно… В детстве все хотят. У тебя ведь тоже было детство, когда в тебе зарождалась органическая жизнь. Мог ли ты представить, что корона эволюции, люди разумные, придумают только один способ выяснять отношения – войну? Если бы ты тогда был так мудр, допустил ли бы ты это?
     «Длинный путь нужен. Миллионы лет. И всё это время учиться и понимать, понимать и учиться. Ко мне редко приходят люди, которые учатся всю жизнь. Как-то приходил один бородатый Старик, а до него никого не припомню. Вам, людям, недосуг слушать советы. Вы же такие мудрые…»
     Какие ж мы мудрые? Каждый живёт свою коротенькую жизнь, а выживает только с помощью других – так легче.
     «Вот-вот. Я подолгу зову бывающих у меня одиночек-яхтсменов. Слышат все, откликаются – единицы. Боятся меня. То есть – себя. Я только отображаю их страх, как в  зеркале. Они видят себя и пугаются, называя это Силами Природы, форс-мажором... Какой же это форс-мажор, если я лишь показываю реальность человеческих помыслов?»
     Такова уж наша природа. Ты прости, я за всех говорю, хотя это очень нагло. Но просто люди думают, что, завоевывая что-то для себя или других ценой смерти – неважно, человеческой в перебитой пополам торпедой подводной лодке или дельфиньей в чёрной плеве прибрежного мазута, они никак за это не отвечают. Ничем не платят. Такую ответственность легко переложить на кого-то другого.
     «Понимаешь теперь, почему меня называют жестоким? Почему люди делят себя на живых, мёртвых и тех, кто в море? Мне не на кого переложить ответственность. Всё, что есть во мне – это я. И ты сейчас – это тоже я. Понимаешь? Я отвечаю и за твою жизнь, и за твою смерть. Но я ничего не могу сделать с безответственностью того, кто увидит  тебя в перископ. За ваши разборки я отвечать не могу. Понимаешь?»
     Понимаю. И честно говоря, я не знаю, какой мне предстоит сделать выбор. Обычно кажется, что его не будет – всё решит кто-то другой. Но где-то там, в будущем, есть и мой выбор…
     Ты слышишь? Эй! Я тебя чем-то обидел?
     «Право на борт! Не думай, просто кричи: ПРАВО НА БОРТ!!!»
     – ПРАВО НА БОРТ! – мой сиплый клёкот режет гудящую тишину ночного ГКП.
     Ударенный этим звуком рулевой не успевает подумать – он реагирует, как учили: выполняет команду. Корабль на пятнадцати узлах тяжело кренится на левый борт, в штурманской рубке летят на палубу справочники и прокладочный инструмент. Резкий звонок корабельной АТС, вслед за ним на ГКП влетает командир в трусах:
     – Что такое?!
     В телефоне дрожащий голос механика:
     – Что?! Что случилось?! Что по курсу?
     – Ничего…  Я не могу объяснить, товарищ командир. Прошу дать команду сигнальщику осветить курсовые ноль-девяносто левого борта…
     Мой  командир уже в возрасте. Он секунду смотрит на меня в упор.
     – Сигнальный – ГКП! Осветить левый траверз!
     Мощный луч света рождается в пещере диаметром сорок пять сантиметров и втыкается в воду у левой скулы. Идёт вдоль борта в корму…
     Сразу за кормой, почти уже в изогнутом кильватерном следе, подпрыгивая на волнах, уходит в ночь ржавая рогатая смерть, немецкий привет из середины того века, поднятый из глубины стараниями морской воды – проржавел минреп, то бишь якорный трос…
     Пресловутое минное заграждение «Юминда» – здесь лежат в толще вод упокоенные океаном тысячи русских людей. Советских? Да какая разница. Только живые, мёртвые и те, кто в море…
     Я молчу – боевая готовность номер один, мне остается только спуститься в радиорубку, наблюдая, как старпом старательно, высунув язык, кодирует донесение по разным мудрёным таблицам и прочим способам скрытно дать понять людям, которые идут за нами и навстречу, какой страшный подарок моря остался за нашим транцем. Моря? Нет – человека. Приходящего домой, устало ужинающего и гладящего головку спящего ребенка. Тогда, в одна тысяча девятьсот сорок первом.
     Я молчу. Молчит и Океан. И я благодарен ему за это больше, чем за свою спасённую шкуру. Говорят, так молчать можно только с настоящими друзьями.
     Я молча спускаюсь по трапу – сейчас в эфире начнётся свистопляска. Я должен донести место этой мины до тысяч моряков, идущих через ночную Балтику, до диспетчеров портов, до оперативного дежурного флота, ВМФ,  рыбаков и «купцов», для всех-всех-всех…
     Я молча спускаюсь по трапу, перед дверью оборачиваюсь и вижу – долго, застывше, пронзительно смотрит мне вслед штурман, которым так гордится бригада. Безаварийщик и профессионал-везунчик. Обычный старший лейтенант из далекого Владивостока.
     Который умеет разговаривать с Морем.
Tags: Макс Токарев, флот
Subscribe

  • Понаставили мостов, панимаш...

  • Про free archery

    Охота с луком до недавнего времени была запрещена. Ну, вы понимаете почему. Приходишь ты такой в лес, а там из-под каждого куста стрелы летят.…

  • Ну, тест. И чо?

    увидел не скажу где; дай, думаю, тоже опробуюсь 1. Я не отправляю голосовые сообщения. Иногда отправляю. Но не люблю получать. 2. У меня…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 59 comments

  • Понаставили мостов, панимаш...

  • Про free archery

    Охота с луком до недавнего времени была запрещена. Ну, вы понимаете почему. Приходишь ты такой в лес, а там из-под каждого куста стрелы летят.…

  • Ну, тест. И чо?

    увидел не скажу где; дай, думаю, тоже опробуюсь 1. Я не отправляю голосовые сообщения. Иногда отправляю. Но не люблю получать. 2. У меня…