Юрий РОСС (filibuster60) wrote,
Юрий РОСС
filibuster60

Category:
  • Mood:

Приезд главкома

Николай Курьянчик ©

ПРИЕЗД ГЛАВКОМА *

Не иди в герои, пока не позовут
служебная мудрость

     Зима в Приморье голая, холодная и скучная. Словно женский манекен в витрине, она изрядно поднадоела. Хотелось света и тепла. Головная лодка «Барс» после предновогодних ходовых испытаний латала резину в открытом доке и была похожа на кокон морского чудовища. Корпус был окружён строительными лесами, окутан полиэтиленовой плёнкой для поддержания микроклимата, а сверху накрыт маскировочной сетью, чтобы никто не догадался. Держал эту задранную красавицу второй резервный экипаж, прилетевший с Камчатки на замену основному.
     Основной экипаж тянул лодку с заводских стапелей и ушёл в прошлогодний отпуск, дав резервистам строгий наказ ничего не трогать, никуда особо не лезть до его возвращения.
     Три месяца безоблачной жизни. И при деле – корабль эксплуатируем, и не очень хлопотно – его завод содержит, сиди и не высовывайся. Экипаж, что характерно, был молод и полон сил во всех смыслах слова. Командиру под сорок, механику всего тридцать девять, остальным... ну, не менее двадцати. А тут весна на подходе, вот-вот рванёт, зазеленеет, защебечет. Всем известно, о чём в такое время мечтают даже пни. Командир изо всех сил пытался закрутить гайки, чтобы экипаж не пошел вразнос. Ибо – ещё «до того как» – там, то есть тут, побывала группа «первопроходимцев»-стажёров на заводских ходовых и привезла миражи, легенды и грёзы-воспоминания.
     Большой Камень – это же маленький Париж. Он же Гран-Сасо, он же Биг-Стоун-сити и тому подобное. В курилке на перерывах партсобраний, где ставились задачи предстоящей поездки, называлось какое-нибудь женское имя, и один (чаще штурман, заочно – «телескоп») закатывал глаза, а другой (комдив-раз) бешено при этом хохотал. Тогда взоры устремлялись на третьего (это комдив-два), который «не давал соврать» традиционным «Да... уж!..» И народ, преимущественно молодняк офицерского состава – а это треть экипажа и основная тяговая сила – поверил в светлое будущее, тем более что командир постоянно держал экипаж в напряжении. Бесконечно длинный рабочий день, за ним – домашние заботы-хлопоты, а там...
     А здесь – маленький Париж! Три-четыре кафе-ресторана с музыкой, и у нас все – временно исполняющие обязанности холостяков.
     Ну, изучали, осваивали матчасть, копались с документацией, несли дежурную службу, но вечером неизбежно устремлялись в посёлок и собирались в кабаке. Сухой закон и Чернобыль ещё только готовились, но Генсек товарищ Черненко уже скоропостижно скончался после долгой и продолжительной. На страну обрушилась революция-перестройка.
     Командир был нормальный карьерист и служака до мозга костей, мужик неглупый и сам себе на уме. Говорят, в автономке публично обещал за девять лет стать главкомом и имел на этот счёт план. План сам по себе был авантюрично нетрадиционен, тем и хорош. В нём отправной точкой, трамплином для взлёта служил первый советский атомный авианосец. Пролетел он мимо этого авианосца, как валенок над тюрьмой, но не смирился, а затаился и ждал удобного случая для рывка. И, по всей видимости, пока экипаж, продравшись сквозь командирские препоны и рогатки, прожигал жизнь в кабаках, строил бесчисленное множество планов завоевания господства в Индийском океане, а потом и в Мировом… Прямым путём пройти в главкомы простому смертному – жизни не хватит, а если и хватит, не завоевать мирового господства в океанах: ума не останется. Нужен был Его Величество Случай.
     А тут – Перестройка. И неслыханное дело, престарелый главком Горшков поехал на Тихоокеанский флот проводить совещание по судоремонту и вводу в строй новых лодок третьего поколения. Ба! Вот она, Жар-Птица…
     Близко, но – мимо. Может, теоретически и возникало желание у старика посмотреть головной «Барс», но чиновники от Судпрома должны были лечь костьми поперек дороги – уж больно вид неприглядный: более трети резинового покрытия лёгкого корпуса отлетело на ходовых. Лодка в доке, и попасть внутрь он вряд ли смог бы физически. Так-то оно так, а вот поди ж ты, сорвался со своих подмосковных заимок-ЗКП. Какая-то неведомая сила вытолкнула его с насиженных мест – значит, роют, а он демонстрирует полноту сил…
     В общем, так ли думал-мечтал командир или иначе, но в прессе и по ТВ проскочило сообщение о вылете на ТОФ главкома, а по неофициальным каналам – истинная цель и место совещания. В Павловске, в базе атомных лодок флота. А столица судремстройпрома – Большой Камень, в тридцати километрах рядом, правда, с хорошей асфальтовой дорогой. Можно и заскочить при желании.
     И вот, за несколько дней до выезда главкома из Москвы, командир на подъёме Флага изложил свою версию визита. Насколько он, командир, знает главкома (?), тот не упустит случая взглянуть на своё детище. А посему: 1) всем постричься; 2) форму одежды привести в соответствие; 3) обновить книжки «Боевой номер» и документацию; 4) …..
     Начальник РТС: «Товарищ командир, так ведь только что…»
     Командир: «Начальник РТС, после роспуска строя зайдёте ко мне. Дальше: боевые посты и командные пункты – к смотру, произвести большую приборку, где нужно – подкрасить…»
     Помощник: «Товарищ командир, так ведь ещё заводской покраски не было!»
     Командир: «Помощник, будете рассуждать, если удастся стать командиром. Старпом, оргпериод объявлять не будем, но рабочий день спланировать жёстко, до двадцати четырёх ноль-ноль. Да, сильно народ не мордовать – для тех, кто выполнил суточный план, оставить время на сон и личные нужды. Замполит, спланируйте должным образом партполитработу, а то некоторые морально слабы. Времени в обрез, я пошёл решать вопросы с заводом».
     Хруст отваливающихся челюстей и их бряканье о палубу.
     – Смирно!
     Челюсти закрываются.
     – Вольно! Разойдись! Всем – вниз!
     Но в люк одновременно пролезает только один человек, и при полнокровном экипаже данная команда выполняется не менее десяти минут. Бычки, то бишь командиры боевых частей и комдивы, не преминули перекурить и обсудить.
     – Совсем свихнулся… Лодка в доке…
     – Может, на вертолёте спустят в люк? – предположил преданный командиру штурман.
     – Ага, по частям, в ДУК-овских мешках, – съязвил комдив-два, поставив точку командирскому сумасбродству.
     И люки задраили!
     Инструктажи, партработа, бесконечные приборки и подведения итогов, получение краски и раздача кистей – ничто не могло поколебать уверенности комдива-два, что это очередной блеф. Хотя командир по привычке ссылался на него как на старого сослуживца, что, мол, «он не даст соврать», когда явно перегибал, что, мол, «не такое бывало». На что старый сослуживец традиционно отвечал многозначительной фразой гиганта мысли и отца русской демократии «Да… уж!». Но когда заводские малярши были сняты с плановой покраски достраивающейся последней лодки проекта «ртм» и мётлами начали подметать стапель-палубу дока и остальную территорию – народ засомневался. Дальше – больше. Убрали от верхнего вахтенного караульную суку Соньку. Сонька была умной зверюгой: беспрепятственно пропускала экипаж и работяг, всегда облаивая вышестоящее начальство. Причём, чем выше, тем злее и громче, а директору завода даже штанину порвала. И вот её не стало. Сомневающихся стало меньше.
     В день ожидаемого посещения корабля главкомом дежурным по лодке вне графика заступил последний сомневающийся (как самый опытный офицер) – комдив-два. Тут уж и он подумал: чем чёрт не шутит. Но по опыту знал, что если и приедет, то свита и сопровождение даже краем глаза не позволят разглядеть. Лет пять назад приезжал начальник Главного Штаба ВМФ адмирал Егоров – не разглядел, но страху натерпелся, стоял молодым дежурным. Внимания тогда был удостоен только командир – был выдран по полной схеме. Так, излом графика – ну и фиг с ним. Сменюсь – и свободен, святое дело, после дежурства… А приедет – их проблемы.
     Дежурство протекало на удивление спокойно. Дополнительного инструктажа командир проводить не стал – ветеран всё-таки. Из бригады тоже не дёргали. Экипажем и всей службой правил очумелый старпом. Срочно доделав последнюю большую приборку, командиры отсеков начали развешивать по переборкам невесть откуда появившиеся портреты членов Политбюро и Командования в рамках. Чёрт знает что творится! Повесив Горбачёва возле выдвижных в третьем отсеке, дежурный умело маневрировал: менял вахту, выдавал оружие и был начеку, своевременно прибывал в центральный по команде и своевременно «сваливал» в свой отсек на ЗКП, где перечитывал «Чингисхана» Яна и ждал смену. Запомнилась и понравилась фраза Чингисхана, адресованная Хорезмшаху после оскорбления тем ханских послов-лазутчиков: «Ты хочешь войны, сын желтоухой свиньи? Ты её получишь!»
     Командир, окончательно прощаясь с подвернувшимся случаем, из последних сил до полусмерти забодал заступающую вахту. Прибыв с опозданием – наглаженные, подстриженные, заинструктированные вдоль и поперёк – с глубочайшим отупением обречённых на заклание баранов начали тщательно принимать дежурство. Сменяющиеся были готовы к сдаче давно – стояла командирская гвардия из ветеранов. Сменяющаяся элита из мичманов занервничала: заводской душ работал по жёсткому графику, и через полчаса подача всякой воды прекращалась. Комдив-три, дожидаясь собрата, отчаянно жестикулировал. Сменяющийся дежурный как мог сдерживал «гвардию старых ворчунов», но когда сменщик, виновато потупив взор, начал пересчитывать запылившиеся патроны, вспылил:
     – Не понял!..
     – Да… понимаешь… главком приезжает, командир инструктировал… – и дальше, к нижним пирамидам.
     – Да даже если и приедет – что он, патроны считать будет?!
     Не действует. Вот тут-то и прозвучала роковая фраза, приписываемая Чингисхану: «Ты хочешь войны, сын желтоухой свиньи – ты её получишь!»
     Это произвело впечатление, и через пять минут дежурство было сдано.
     – Пойдём, доложим командиру, – робко заикнулся заступивший дежурный, командир всей лодочной связи.
     – После душа доложимся, пятнадцать минут осталось. Готовься… встречать главкома… – и исчез, хлопнув по плечу и дожав трубку берегового телефона (на время сдачи дежурства опытные офицеры не дожимают трубку – мол, занято).
     По дороге в душ стояла заводская телефонная будка. Великоханское раздражение тёплыми струями воды ещё не смыто… Сейчас тебе будет приезд главкома. Это делается так: сначала набирается номер объекта.
     – Дежурный по объекту такому-то капитан-лейтенант такой-то, слушаю вас!
     – Старший оперативный «Готики» капитан первого ранга такой-то. Командир на борту?
     – Так точно!
     – Вы в курсе, что главком здесь, в Павловске?
     – Так точно!
     – Готовы к встрече? Инструктировали?
     – Так точно… – это уже с дрожью в голосе.
     Клюнул? Ну-ну.
     – Так вот, главком сорок минут назад выехал на завод «Восток», а у вас телефон занят! В чём дело?
     – …. сопение в трубку)
     – Вы слушаете?!
     – Так точно…
     – Заслушивание о ходе сдачи и испытаний в заводоуправлении – и к вам.
     – … (ничего не слышно, заклинило напрочь!)
     – Осталось максимум полчаса! Информация неофициальная. Вам всё понятно?
     – Так точно…
     – Докладывайте командиру. Всё!
     Цирк окончен. В душ! После душа и недолгого раздумья – на ужин, на ПКЗ. Распорядок дня надо уважать. Нужно будет – вызовут, всё рядом.
     ПКЗ встретила непривычной чистотой и напряжённостью. Вахтенным у трапа стоял рослый красавец-грузин в абсолютно новом тулупе. Коридоры влажны от мокрой приборки и… тишина.
     – Может, точно главком приехал? – испуганно предположил комдив-три.
     – Ну да, конечно. Услышал мою телефонограмму и тоже решил проучить командира боевой части четыре? Экипаж явно на лодке, хрен с ними. Что по распорядку?
     – Ужин, что ж ещё.
     – Ну и пошли.
     В кают-компании столы сервированы, палуба тоже влажная и – тишина.
     Ужинать не стали. Надо ж народ подождать... Пошли в каюту, и комдив-три выглянул в иллюминатор. Батюшки-светы, Божья Матерь и царица небесная и все святые угодники! Караул!!! Главком приехал…
     С мостика рубки сброшена маскировочная сеть, развевается Государственный флаг. Помощник командира – в новеньком альпаке, с биноклем на шее, полевой сумкой (!) через плечо, коленки в струнку, глаза не мигают…
     – Во придурки! Во цирк устроили! А может, точно приехал? Побежали?
     – Не иди в герои, пока не позовут. Сиди и не высовывайся.
     А сам – на ВПЛ (впрямление позвоночника лежа) после дежурства.
     Минут через пять помощник расслабил правую ногу. Потом завращалась голова в разные стороны. Ещё через пару минут снял Флаг, выругался – и вниз. Уехал…
     Ещё минут через десять – в коридоре топот, возбуждение. Экиаж пришёл на ужин. Заскакивают в каюту начальник РТС со штурманом.
     – Лежите тут, разлагаетесь!
     – Лежим.
     – Так вы что, ничего не знаете?!
     – А что такое?
     – Ну! Вы полжизни потеряли! Такой прикол!
     – Да ну!
     – Главком же приезжал!
     – Да ты что?! Серьёзно?
     – Нет, конечно, но надо же быть такими идиотами!
     – Кто?
     – Да дежурный с командиром! Какой-то «работяга» стебанулся и позвонил, что едет главком. Дежурный – командир ведь БЧ связи!!! – не перезвонил, не перепроверил, а с телефонной трубкой в руке (не смог пальцы разжать, заклинило) побежал к командиру и доложил, что звонил верхний оперативный, что через полчаса главком будет на лодке. Самовнушение сработало. Командир – вихрем в центральный, сгрёб все микрофоны и по трансляции: «Корабль к смотру и встрече главкома! Палубы мыть, резину мелить, медь драить, чёрт знает что – лопатить!» Наплёл такого – волосы дыбом! Сам пулей на ПКЗ. Там вмиг всех построил, проинструктировал, подстриг, погладил, переобул, переодел – и обратно. Вернулся по форме, в тужурке, с увеличенными наградными планками, медалями и шевронами на рукавах. Где только взял? И ну опять всех гонять и строить. Штурманёнок проследовал с гиропоста (а там холод собачий) в штурманскую рубку в валенках и телогрейке – вопль: «Штурманской боевой части – оргпериод!!!» Это любимцам! Потом хватило ума позвонить и уточнить дислокацию…
     – Ну надо же быть таким… – злорадно подвёл итог начальник РТС, который был в пожизненной опале у командира за то, что демонстративно считал себя умнее.
     «Команде ужинать!» – раздалось по трансляции. Жизнь и служба продолжалась.
     Когда комдивы снова остались в каюте вдвоём, второй подошел к третьему и сказал:
     – Ты видел, как рождается история. Не говори никому, не надо. Расскажем самым верным и преданным, и то, когда командир уйдёт к новому месту службы. И не дай Бог, на повышение в нашу же дивизию…
     Вечером экипаж почти весь собрался в кабаке. Пили, смеялись над промахом командира: «Ну надо же…»
     Утром все, до последнего разгильдяя, смотрели на командира с некоторым чувством превосходства, а штатные оппозиционеры (например, начальник РТС) дерзко и вызывающе: мол, что, крыть нечем? Но не на того нарвались! После подъёма Флага командир как ни в чём ни бывало вышел перед строем и сказал:
     – Товарищи подводники! Вчера у нас состоялось плановое подготовительное учение по встрече главкома… (Немая сцена!) …которое показало, что мы не готовы, и мною оно не зачтено по следующим причинам… (У всех лица вытягиваются до предела; слышно, как падает одинокая снежинка) …первое – краска не везде обсохла, главком мог испачкаться… (Начальник РТС закатил глаза; командира понесло) …второе – инженер электронавигационной группы вылез из гиропоста заспанный, в валенках и в телогрейке, как дед Щукарь… (И ещё восемь замечаний) …времени на раскачку не осталось. Замечания устранить немедленно! Главком…
     – Да улетел он давно! Радио слушать надо! – не выдержал начальник РТС.
     Командир невозмутимо:
     – Да, старпом, пометьте – РТС тоже оргпериод.
     У начальника РТС от праведного возмущения короткие курчавые рыжие волосы становятся прямыми, глаза снова закатываются.
     Служба продолжается.

     * из ненапечатанного сборника "Не потонем!"


Tags: Николай Курьянчик, военный всхлип, гы-гы
Subscribe

  • СМИ о катастрофе Ан-26 в Палане

    в продолжение заметок [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [9] СМИ восстановили хронологию крушения Ан-26 на Камчатке (РБК). Ну конечно,…

  • Борт RA-26085: аудиофайлы

    в продолжение тем: этой, этой, этой, этой, этой и этой; вернее, тема-то одна, а вот... На третий (кажись) день после катастрофы паланского…

  • Windy 6 июля, море у Паланы

    Безотносительно цепочки моих незаконченных размышлений о Палане и судьбе борта RA-26085 имею положить сюда основу для возможных будущих выводов.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 23 comments

  • СМИ о катастрофе Ан-26 в Палане

    в продолжение заметок [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [9] СМИ восстановили хронологию крушения Ан-26 на Камчатке (РБК). Ну конечно,…

  • Борт RA-26085: аудиофайлы

    в продолжение тем: этой, этой, этой, этой, этой и этой; вернее, тема-то одна, а вот... На третий (кажись) день после катастрофы паланского…

  • Windy 6 июля, море у Паланы

    Безотносительно цепочки моих незаконченных размышлений о Палане и судьбе борта RA-26085 имею положить сюда основу для возможных будущих выводов.…