Юрий РОСС (filibuster60) wrote,
Юрий РОСС
filibuster60

Categories:

Даша Севастопольская *

написано-то давно, но чего-то вспомнилось именно восьмого марта :)

    Про Севастополь всегда говорили (да и сейчас, небось, говорят) – город камней, блядей (sorry) и белых бескозырок. Ну... извините – что есть, то есть. Жгучая страсть и наилегчайшесть поведения молодых особ Города-Героя в самом деле давно снискали себе заслуженную, хоть и скандальную славу. Конечно же, это не про всех подряд, но! – народный фольклор никогда не врёт.
    А когда-то писал Лев Толстой о героине первой обороны Севастополя, о Даше Севастопольской... Продав всё своё нехитрое барахло, она накупила ткани и пустила её на бинты. В кислом пороховом дыму, под свист пуль и ядер, под душераздирающие стоны раненых и умирающих носила воду на позиции и бастионы, чтоб напоить бойцов, и отвага её, взращенная необъятной широтой непонятной французам и англичанам русской души, стала эталоном, синонимом русской женщины-солдатки, отважно идущей вслед за отцами, мужьями и братьями в бой, когда на Родину нахлынет чёрная туча войны...
    ...Мы бродили по вечернему Севастополю. Не просто бродили – накручивали километры по указанному маршруту. Маршрут пролегал по знаменитому Историческому бульвару (в просторечии – по Историкам), от Панорамы Первой обороны Севастополя и Четвёртого бастиона, мимо танцплощадки «Сковородка», мимо памятника генералу Тотлебену, вниз к площади Ушакова и обратно. Нас было четверо: каплей с пистолетом – начальник патруля, и мы, трое курсантиков третьего курса со штык-ножами на белых ремнях. У всех – новенькие красные повязки на левом рукаве. Весна... пьянящий запах акаций и цветущего миндаля... Ещё с нами был сержант-милиционер, тоже с пистолетом, но без палки (тогда их ещё в природе не было) и без собаки.
    Кстати, о памятнике Тотлебену. Герой обороны Севастополя, отвечавший за инженерную часть и невиданную в истории минную войну, генерал Тотлебен по национальности был немцем, исправно и образцово служившим России, как и огромное количество его соплеменников. За то и был поставлен ему большой и красивый памятник на Историческом бульваре – генерал Тотлебен, сняв шляпу и держа её в руке, глядит на Севастопольскую бухту, а вдоль постамента барельефные сцены из времен той обороны.... В сорок первом памятнику снарядом оторвало голову. Когда в Севастополь пришли фашисты, они восстановили памятник, потому что, повторяю, Тотлебен был немец. Но перестарались фрицы маленько и увенчали голову генерала шикарной генеральской шляпой. Так и стоял генерал Тотлебен с двумя шляпами – шляпа на голове и шляпа в руке – до тех пор, пока не заметили это дело и уже после войны не возвратили памятник в исходное нормальное состояние...
    ...Подходя к флешам Четвертого Бастиона, мы услышали какую-то непонятную возню и чуть приглушённые томные стоны. Звуки доносились из кустов, буйно растущих по всем Историкам и обрамляющих ряды старинных окопов с историческими чугунными пушками. Каплей сказал «фас», и мы полезли в кусты смотреть. Картина, представшая нашим глазам, потрясла реалистичностью и романтизмом.
    В полумраке под истерический стрёкот цикад на орудийном лафете проходило практическое занятие по изучению очередной главы Кама-Сутры. Точнее – финальная часть оратории. Бравый мастросик со стоном отвалился от упёршейся в лафет томной красавицы и тут же захрапел. Подруга продолжала стоять в позе лафета, находясь в состоянии нирваны. Прерывистое дыхание и подёргивающиеся ягодицы однозначно указывали на мультиоргастичность. Особый колорит добавляли белоснежные трусики и белоснежная же бескозырка, разложенные на стволе исторической пушки. Камни остались на берегу бухты..
    Матросик оказался пьяным в готовальню. Девушкой занимался милиционер. В две секунды парочка была упакована и доставлена в отдел милиции на площади Ушакова. За матросиком, вернее, старшиной второй статьи, тут же приехала унылая и зловещая комендантская машина с тремя мордоворотами, и путь его славный далее лежал через дежурного инквизитора комендатуры на мыс Хрустальный, на Севастопольскую гауптвахту, знаменитую своими жуткими порядками на весь Военно-морской Флот. Девушку (куда более трезвую, чем бедолага-матросик) посадили в обезьянник, а музейный экспонат – вещественное доказательство с дула пушки – отдали худющему старлею, дежурному по внутренним делам.
    Разобравшись с парой обычных работяг-алкашей, дежурный решил перейти к красотке. Девчонка, чёрт побери, в самом деле была хороша – точёная фигурка, непонятно откуда взявшийся весной загар, аппетитные бёдра и высокая грудь, не знавшая лифчиков. Короткая юбчонка, босоножки на каблуке, распущенные густые тёмно-русые волосы и огромные пьяные глазищи. Плюс губы – на зависть Мерилин Монро. Всё-таки, севастопольские девчонки – ух!
    Магдалина, подбоченясь, вызывающе глядела на дежурного и презрительно улыбалась. Мы находились тут же, с интересом ожидая представления. И представление состоялось!
    - Имя? – строго вопросил старлей.
    - Даша, – гордо сказала магдалина, вскинув вверх упрямый подбородок. Ни дать, ни взять – пионерка-партизанка на допросе у гитлеровцев: «не знаю! не помню! не скажу! тьфу!..». (Тьфу – это в рожу палачам)
    - Это от слова «дашь», да? – ехидно поинтересовался мент.
    - Паш-шол н-на хер.
    Что ж, ответ, вполне достойный кающейся грешницы.
    - Н-да? Ну-ну... И не стыдно тебе?
    Всё, что мог сделать старлей – это пристыдить. Статьи за проституцию у нас тогда ещё не было, а за блядство – и вообще никогда не будет. Сажать же её на пятнадцать суток за пьянство старлей, похоже, просто не хотел, откровенно и нагло ею любуясь.
    - А чё мне – «стыдно»? Чё «стыдно»-то? На себя глянь!
    - А я блядством по кустам не занимаюсь, между прочим.
    - А чё, я занимаюсь? Я занимаюсь, да? Чё ты мне шьёшь тут? А ну, докажи!
    - А если докажу? – хитро улыбнулся старлей.
    - А вот докажешь – тогда и посмотрим, понял?
    Нам было весело. Девчонка держалась – пять с плюсом. С другой стороны – она была противна в своем доморощенном юном цинизме.
    - Хорошо, – и старлей не спеша выдвинул ящик стола. Брезгливо держа узенькие трусики двумя пальцами, подальше от себя, мент торжественно потряс ими в воздухе. Даша-Магдалина усмехнулась.
    - Ха! Не моё! Моё-то всё на мне! На, любуйся! – и нахально задрала короткую юбчонку, изящно при этом выгнувшись. Глазам предстал тёмный треугольничек волос и светлая полоска от плавочек. Любование длилось недолго. Красавица, заподозрив неладное (уж больно слюнявые рожи у нас у всех были в тот момент), проследила направление взглядов и посмотрела туда же. Юбка мгновенно вернулась на место.
    - Ой! Дядечки... милые! Простите-отпустите, пжалста!!! Я больше никогда не буду!!!!! Ну, пжалста!!!!!
    - Что – «не буду»? – строго спросил старлей.
    - Никогда не буду!.. Этим заниматься!.. – в отчаянии она чуть было не плюхнулась на колени, и тут, видимо, до неё дошло, что бульвар недаром зовётся Историческим. – Я никогда больше не буду... этого делать... НА ПУШКЕ... никогда...
    Вот так, ни прибавить, ни отнять. Старлей невозмутимо швырнул ей трусы и указал на дверь. Только мы её и видели. Немного посмеялись и пошли дальше на маршрут – ещё целый час шарахаться...
    А кто знает? Вдруг – не дай Бог! – снова наползёт на Севастополь чёрная туча войны, и может, именно она станет новой Дашей Севастопольской... ведь нельзя же судить человека по одному поступку? И глаза у неё были, хоть и пьянючие, но никак уж не сучьи. Не блядские глаза, хоть и блядь.
    Красивые, огромные и гордые глаза севастопольской девчонки.

©

     * Из ненапечатанного сборника "Макароны по-флотски"
Tags: Макароны по-флотски, Севастополь, ля фам шерше
Subscribe

  • Про поисковиков МО

    Приятно сознавать свою маленькую, но таки причастность к результату.

  • Ну, тест. И чо?

    увидел не скажу где; дай, думаю, тоже опробуюсь 1. Я не отправляю голосовые сообщения. Иногда отправляю. Но не люблю получать. 2. У меня…

  • Ещё один пук в форточку

    Я про ЖЖ-пользователя Олега Матвеичева, есличо. Про Камчатку и оборону Петропавловска в 1854-55 гг. Ну вот есть такие люди - выставил задницу в…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments