Юрий РОСС (filibuster60) wrote,
Юрий РОСС
filibuster60

Categories:

Тот самый остров. 10 / ten

       TEN
       Дорога вывела нас прямо к скале, причём по пути нам попались лежащие на обочине ветхие останки легкового автомобиля. Это-то откуда здесь? Впрочем, мы решили, что раз есть дорога, то почему бы не быть и автомобилю.
       Всё соответствовало скачанной из Интернета карте – с одним лишь уточнением. Нам не пришлось вставать лицом к скале, отсчитывать от неё десять саженей и копать яму, обливаясь солёным потом.
       Мы вообще забыли про то, что здесь можно что-нибудь интересное выкопать. Потому что дорога тянулась дальше в лес по направлению к северному склоны Подзорной Трубы, а её ответвление подходило вплотную к скале сбоку и обрывалось перед облупленными стальными дверями какого-то мрачного сооружения, врытого прямо в холм. Вот уж такого мы точно не ожидали. На массивной железной двери унылым ржавым рельефом красовался надменный нацистский орёл, сжимающий в когтях венок со свастикой. Дверь и бетонные оголовки сооружения когда-то были окрашены в непонятный цвет – скорее всего, в пятна камуфляжной расцветки – но от краски почти не осталось и следа, сплошная ржавчина. С узкого козырька свисали стебли травы; перед дверями валялись пустые бутылки, смятые упаковки и множество окурков. На двери имелась приваренная ручка, а также некое приспособление вроде штурвальчика или маховика, которое, по-видимому, нужно было вращать.
     «Господи, да сколько же ещё сюрпризов преподнесёт этот остров?» – думал я, оторопело глядя на дверь. Выходило, что подводная лодка оказалась здесь далеко не случайно. И остров этот пиратский на карте не обозначен... Мэг взволнованно сопела рядом. Время, однако, шло, и надо было что-то делать. Я вопросительно посмотрел на Мэг и Данни:
       – Войдём?
       Мэг кивнула, Данни смотрел на меня, как мне показалось, с сожалением. Я бросил взгляд на бухту – она была почти как на ладони, кроме ближнего к нам берега, скрытого зарослями, – и шагнул к двери.
       Попытка покрутить штурвальчик ничего не дала: он напрочь заржавел и даже не шелохнулся. Тогда я просто с силой потянул створку двери на себя – она со скрипом и лязгом отошла, обнажив тёмный вход, из которого пахнуло прохладной плесенью. Сняв винтовку с предохранителя, я втиснулся в проём и осторожно заглянул в сооружение, оказавшееся чем-то вроде заброшенного капонира или склада. Пока глаза привыкали к темноте, у меня, помню, промелькнула мысль, что если бы внутри кто-то недружелюбный и сидел, то он давно бы превратил меня в решето. Тогда я немного осмелел и вошёл.
       Бетонированный пол капонира был весь заплёван и затоптан. Тут и там валялись окурки и обёртки от жвачки, пустые консервные банки и бутылки, какие-то картонные и фанерные упаковки всевозможных фасонов и расцветок. Притом современные!.. это уже совсем не германцы! Капонир имел футов пятнадцать в высоту и, наверно, около сотни в глубину, а сам он был построен в виде арки, то есть как половинка цилиндра, положенного на бок. С потолка свисали лохмотья отставшей краски и электропроводка с разбитыми лампочками, а что было в глубине, я не сумел увидеть, даже когда Мэг открыла дверь пошире. Пришлось выйти и смастерить пару факелов из веток, сухой травы и старых тряпок, которых в капонире была куча прямо у входа.
       С освещением дело пошло веселей. Пламя бросало неверные отсветы на унылые серые рёбра бетонного мешка, и треск факелов громким эхом блуждал в полумраке. Разбитый прожектор, какие-то трубы, грубый деревянный стеллаж, электрощит, пара низких трёхколесных тележек, письменный стол со стоящими на нём коробками, стопкой замусоленных порнографических журналов и каким-то свёртком; большой помятый алюминиевый бидон, полусгнивший резиновый водолазный скафандр и валяющийся в стороне зелёный медный шлем от него, допотопный патефон с трубой и…
       И?..
       Мэг только тихо присвистнула:
       – Ох, ничего ж себе!.. У-ла-ла...
       Я невольно пошарил рукой позади себя, потому что мне срочно понадобилось на что-то сесть.
       Сокровища. Груды сокровищ, штабеля!!!
       Отдельно золотые слитки – как явно старинные, неправильной формы, так и со всем известным клеймом Федеральной Резервной Системы США, и вообще не клеймёные, и просто куски золота, этакий лом, причём в некоторых обломках угадывались фрагменты каких-то старинных изделий, всякие блюда, канделябры и прочее. Отдельно на деревянной подставке стояло шесть или семь золотых божков – индейских идолов, а также почти метровой высоты шестирукий Шива со вставленными во все три глаза и в другие места драгоценными камнями – алыми, зелёными, бирюзовыми и ярко-синими. Увидев всё это, я просто обалдел.
       Однако было непонятно – ведь, согласно Стивенсону, всё золото капитана Флинта было вывезено отсюда на «Испаньоле»! Выходит, не всё? Или это совсем другие сокровища? Действительно, Шива-то откуда? Значит, они награблены вовсе не экипажем «Моржа», а кем-то ещё. Кем же? Пиратов на Карибах всегда хватало... опять же – вон современное золото... Я посветил факелом чуть правее.
       Точно так же штабелем было сложено серебро в слитках, и ещё какой-то металл – подозреваю, что платина (я её никогда в жизни не видел, поэтому могу ошибиться). Я только собирался приступить к осмотру ровных рядов картонных коробок, как почувствовал прикосновение Мэг:
       – Вот он, твой пиратский остров! Принимай поздравления!
       Спасибо, конечно... однако что же теперь со всем этим делать?
       Мэг словно брызнула на меня холодной водой:
       – Погоди, Си-Джей, мы ведь совсем забыли наблюдать за бухтой.
       Взяв у меня бинокль, она со своим факелом вышла наружу, лязгнув дверью. Я остался в сокровищнице один. Могу себе представить, как дурацки я выглядел сбоку.
       Картонные коробочки были наполнены драгоценными камнями – всякими изумрудами-аметистами, рубинами и прочими топазами. Я вообще их различаю только по цвету. Огранённые, необработанные – всё отдельно. Отличить при свете факела алмазы от аквамаринов, например, я бы не взялся, но почему-то думаю, что две коробки содержали в себе именно алмазы и готовые бриллианты, разложенные по маленьким полиэтиленовым пакетикам с бирками. Всё это размещалось у левой стены.
       У правой же стояло четыре небольших, тёмных старинных сундучка с окованными углами и боковыми ручками для переноски. Я поочерёдно приоткрыл все четыре – они почти до краёв были набиты золотыми и серебряными монетами, разнообразными украшениями – кольцами, цепочками и подвесками, жемчугом и всё теми же драгоценными камнями россыпью. Вид этих несметных богатств смутил: я всегда находил себя совершенно равнодушным к деньгам и драгоценностям, поскольку считал и считаю, что их роль в системе человеческих ценностей – быть бесстрастным посредником между людьми для того, чтобы они могли обретать полезные для себя вещи, знания и умения. В то же время я отдаю себе отчёт в том, что для этого деньги и драгоценности должны сами по себе иметь свою цену, то есть нравиться кому-то и быть для кого-то очень даже нужными. Здесь мои логические выкладки на эту тему и заканчиваются, потому что восторга по поводу золота как сокровища я не разделяю. Всё это – вопросы философии, и я лучше семь раз возьму рифы на гроте в хороший шторм, чем полезу в дебри рассуждений о том, хорошо иметь много денег или нет. То есть я хочу сказать, что для меня деньги – это всего лишь инструмент, такой же, как молоток, паяльник и пассатижи. Скажите, станет нормальный человек сидеть и восторгаться, вылупившись на пассатижи? Но пассатижами можно сделать что-нибудь полезное; молотком и зубилом вырубить из куска гранита Венеру Милосскую, например… Это же совсем другое дело! А золото как таковое для меня всегда было просто пшик. Кстати, викинги называли его слезами Фрейи. Заметьте, слезами, не чем-нибудь!
       Поэтому я бросил рассматривать все эти слитки и монеты – я не археолог и не нумизмат. Мне что дублон, что ливр... Но, шагнув дальше, я опять наткнулся на деньги, на этот раз самые что ни на есть современные, в которых я хоть немножко, да разбираюсь. Аккуратно упакованные в небольшие полиэтиленовые паки, они стояли в четыре ряда и три яруса. Доллары – американские, канадские, австралийские. Франки, фунты, кроны, йены, песеты, лиры... Ну, евро, конечно. Что? Рубли? Это что, российская валюта такая? Хм, не знаю. Может, и были. Я ваши рубли никогда не видел вообще, не знаю, как они выглядят и сколько стоят…
       А ещё я подумал – ведь всё это не заработано честным трудом, а награблено, украдено, отнято, всё это запачкано кровью… и вот так лежит без дела. Сэр, не верьте в сказки про Робин Гуда! Разбойник – даже самый справедливый из разбойников – никогда не ощипывает одних лишь только богатых. Разбойник всегда грабит всех подряд и тащит всё, что плохо лежит. Деньги-то, как известно, не пахнут.
       Дальше было сложено оружие. Не знаю, было ли это оружие из тайника у северного подножия Фок-мачты или нет – забегая вперёд, скажу, что до того места мы так и не добрались. Старинное у левой стены и современное у правой. Старинное было просто свалено в длинную кучу – ох, сэр, какой-нибудь директор музея здесь в два счёта получил бы инфаркт. Мушкеты, аркебузы, мальтийские, итальянские и испанские мечи, шпаги и рапиры, широкие индийские нимчи и талвары, кривые турецкие ятаганы, изящная японская катана и тяжёлые абордажные сабли с мощными гардами, кинжалы и байонеты, пистолеты всех мастей – двух-, трёх- и четырёхствольные, какие-то странные боевые когти и топоры – всего этого хватило бы, чтобы осчастливить не один, а добрый десяток музеев. Многое из этого, если не всё, было безнадёжно ржавым, но вот, посмотрите, этот клинок, называется «килидж» – он словно вчера сошёл с наковальни мастера, я храню его и из ножен вынимаю очень редко… это не единственное, что я взял в той сокровищнице. В этой куче совершенно дико смотрелся германский пистолет-пулемёт Фольмера, потому что современное оружие находилось отдельно. У противоположной стены в ящиках и просто так лежали всевозможные пулемёты, автоматические винтовки, «стерлинги» и «гаранды», всякие ваши «калаши», а ещё пистолеты, патроны, гранаты… Несколько «стингеров» в ящиках с соответствующей надписью, а на них сверху навалены старые израильские «узи» (говорят, весьма ненадёжная машинка, но скорострельность просто бешеная). Так вот, приоткрыв первый же небольшой ящик, я наткнулся на десяток новеньких револьверов «кольт-питон», не удержался и стянул один из них. Не забыл и патроны, пять упаковок взял. Я как раз складывал их в рюкзак и чертыхался, что для любой мало-мальски серьёзной работы нужно иметь третью руку (факел же надо было как-то держать), и даже подумывал, что прихвачу пригоршню-другую из тех сундуков или немножко алмазов, как вдруг дверь снова лязгнула, и Мэг громко позвала меня. Схватив рюкзак, факел, винтовку и «килидж», я поспешил к ней. По пути мой взгляд упал на стол и на свёрток, который оказался полиэтиленовым пакетом. Сам не знаю, почему я притормозил и развернул его. Внутри оказалась старая толстая тетрадь в чёрном коленкоровом переплёте, исписанная от корки до корки, язык оказался мне не знаком. «Потом разберёмся», – вслух подумал я, сунул тетрадь в рюкзак и выскочил наружу. Мэг ткнула пальцем в сторону бухты и взволнованно выпалила:
       – Си-Джей, аврал! В бухту заходит катер!
       – Прекрасно, – пробормотал я.
       Мэг возмутилась:
       – Что ж прекрасного? Подумай, сколько надо времени, чтоб добраться до корвета! На, посмотри сам.
       Что да, то да. Я взял бинокль и навёл его на Северную бухту. Белый катер уже подходил к субмарине – точнее, куда-то туда, где мы были совсем недавно. Это был даже не катер, а отличная моторная яхта – что-то вроде «принцессы» или «мэджести», длиной не менее шестидесяти футов. Такая посудина может шутя дать тридцать узлов, не особенно напрягаясь, и уходить от неё на «Отчаянном» – это всё равно что удирать в ластах от тигровой акулы. Если это и впрямь пираты, то пора было давать стрекача. Я так и чувствовал на своей коже что-то липкое и противное, источаемое этими тоннами разномастных сокровищ. Я словно испачкался в них, в этом запахе плесени, мне очень хотелось почесаться, отряхнуться и помыться. Данни, который даже близко не подошёл к капониру, обнюхал меня и отбежал, недовольный. Я ещё раз глянул на моторную яхту и обнаружил стоящего на баке вооружённого человека. Ну и кем они могли быть, если не пиратами? Сколько их там? Человек двадцать в такой яхте разместятся с комфортом, а при желании и все пятьдесят...
       Исходя из худшего, следовало предположить, что они тут же кинутся нас ловить. Расклад мог оказаться совсем неутешительным, но ведь и остров большой! Лес, джунгли, холмы, болота… Пока что у нас была фора – мы-то их уже заметили – но кто бы мог поручиться, что на острове нет ещё целого батальона пиратов? Ведь, судя по всему, у них тут база. Было самое время зарядить свой новый «кольт-питон», что я и сделал.
       Последние сомнения давно уже отпали: поздравим себя, ибо вот они, самые настоящие пираты, флибустьеры, гроза морей, которые предпочитают закон пули, клинка и золота. Свободные в своём узурпированном праве творить, что захочется, они не остановятся ни перед чем. Устраивать перестрелку с шайкой вооружённых головорезов, к тому же наверняка профессионалов – не самое лучшее времяпровождение, даже в райском уголке вроде этого тропического острова, и претендовать на победу не приходилось, а потому мы стремглав выскочили на дорожку и быстрым шагом направились к ручью, держа револьверы наготове. Уж как хотелось посмотреть, чем кончается эта дорога у Подзорной Трубы (если она там кончается), но приходилось считаться со страстным желанием ещё немного пожить на этом свете. Мэг несла винтовку, повесив её поперёк груди, а «килидж» я привязал вертикально к рюкзаку. Кстати, Мэг, вообще весьма неравнодушная ко всему, что рубит и режет, лишь мельком бросила взгляд на саблю и ничего не сказала – значит, и впрямь была очень взволнована. Ну и ладно, подумал я, потом будет время – успокоится и непременно оценит.

    читать дальше
Tags: Тот самый остров, остров Сокровищ, паруса, пираты, подводные лодки, проза
Subscribe

  • Заход на а/п Елизово

    Ил-76: Когда красиво, оно всегда красиво, потому что красиво.

  • На книжную полку!

    Интересующимся историей флота маст хэв. Поздравляю Владимира Нагирняка с выходом ещё одной книги. Так держать!

  • Как испечь осьминога

    Не уверен, но, похоже, он его слегка перекоптил. Не? Главным образом интересует квалифицированное мнение страстного выживальщика людей

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments