Юрий РОСС (filibuster60) wrote,
Юрий РОСС
filibuster60

Categories:

Я, Валерий Родин

Я. Валерий Родин

За свое Отечество,
то же, что за Отчество,
за страну, за дом родной
сделать что-то хочется.


И в поздний час, и в ранний день, как только сбор пропели,
А я уже стою в строю в фуражке и в шинели.
И я уже готов на все, к любой задаче годен,
И звать меня не просто так, а я – Валерий Родин.

Там, где служил, стреляли в нас в прямом и переносном,
Нас атом там атаковал, и было все непросто.
Но радиацию до фона мы сами укрощали,
Задачи, сложные порой, всегда мы выполняли.

И с ядрами боролись мы спонтанного деленья,
Бросались в КЗэМах в бой в составе отделения.
И альфа, бета била в нас, и гамма – излучения,
Все, как на ядерной войне, совсем не на учениях.

Мы были первыми всегда на ядерных авариях,
От Севера и до Камчатки, в обоих полушариях.
Досталась нам ионизация, от ядерных делений,
И от реакторов ПЛ, от первых поколений.

Не прятался, не бегал я от ядерных ионов,
Когда в реакторных отсеках светило в нас по бэтта десять миллионов.
Там были газы, золи были, реактора свечение,
Мы получали там сполна и гамма облучение.

На нас воздействовали там условия радиационных факторов,
Но мы усиленно вели контроль радиоактивных зон реакторов.
Не помогали даже нам и фильтры-поглотители,
Мы сами были для себя и для ПЛ спасители.

Мы сутками работали и жили
В радиоактивных зонах строгого режима.
И не было в защите нашей отражения,
От радиоактивного и лучевого поражения.

Отмыть потом нас не могли на пунктах ПСО,
И мы лечились, пили спирт и красное вино.
Мы одевались в КЗИ, бахилы, спецбелье,
Но и оно, вам доложу, не очень помогло.

Но был приказ и был устав, но чаще слово НАДО,
И мы опять шли на борьбу с периодом полураспада.
Я был неказистый на вид, моряк-дальневосточник,
Но знал лишь узкий круг людей, что я радиоисточник.

Уничтожали мы труды от Флерова, до Жолио – Кюри,
И было в организме в нас внутри, по бета излучению, всего по тысячи по три.
И не было отражено в специальных документах,
Что в нас теперь радиоактивные частицы всех ядерных фрагментов.

Впускали нас на все объекты без всякого пароля,
От нас зашкаливали там приборы доз контроля.
Смотрели иногда на нас, как на специдиотов,
Но мы свой выполняли долг, такая вот работа.

И на авариях на всех я набирал один из первых,
В своей же щитовидной железе радиоактивный йод-131.
Теперь во всем моем военном бранном теле,
Присутствуют все радиоактивные металлы кобальт, стронций, церий.

Везде светился и всегда, как фосфор, я в панелях,
Догадывался узкий круг людей, что под моей шинелью,
Был я здоровым, как всегда, и молодой, и сильный,
Хотя и знали все вокруг, что я радиоактивный.

И пусть я не такой как все, пусть я радиоактивный,
Но все равно я доложу, что в жизни я счастливый.
Ведь счастье даже не в годах, и не в деньгах, поверьте,
Все счастье в людях с кем живешь, в здоровых наших детях.

В здоровье всей нашей земли, где жил и где родился,
Служил, работал, отдыхал, влюблялся и учился.
Чтоб были чистыми всегда моря, леса и реки,
Чтоб город мой Вилючинск был прекрасней всех на свете.

Много разных нейтронов изведал своим я нутром,
Но зато одно время я ездил бесплатно в московском метро.
Буду я, как источник, светить вам всегда и везде,
Никого не оставлю я в ядерной этой беде.

Избегали меня на работе, не в доме,
И ходил иногда я, пребывая, как в коме.
Много лет в организме я дозу, как деньги, копил,
Инвалидность добился, ее все же я получил.

За нашу службу и нелегкий труд не забывала нас страна,
Мы получали иногда медали, даже ордена.
И ветеран, вам доложу, особого я риска,
И распадаться буду я, поверьте, лет так триста.

Не заболею, не помру я от простуд и водки,
Пусть, даже если суждено, от ядерной наводки.
За это и мои грехи простили все заочно,
Продлят там жизнь мою в раю, здесь обещали точно.

И никакой я не герой, хотя в бою я первый, а в быту второй,
Я не заумный, не дурак, я – русский, я – донской казак.
Я не ленивый, трудоголик, не курю, не алкоголик,
По гороскопу скорпион, C2H5 напиток ОН.

На флоте химиком военным был, специальность я свою любил,
По службе бывал в морях, на лодках и на кораблях.
Всю службу год за два менял, радиоактивность устранял,
И выслужил я, не секрет, полсотни с гаком льготных лет.

В упор, не целясь, в нас стрелял наш самый мирный атом,
Но шли в атаку офицеры, матросы и солдаты.
И сколько дозу получал, догадки да надежды,
Лишь знал дозиметр один в кармане спецодежды.

© Валерий Родин
орфография и пунктуация авторские

Tags: в рифму, пэрлы, флот
Subscribe

  • Новости археологии

    Как пишет КамчатИнформ (и не только они): Могилу английского контр-адмирала Дэвида Прайса попытаются найти в этом году на Камчатке Команда…

  • Околозвукоизвлекательское

    Кто заказывает в тырнет-магазине за полторы тыщщи рублей ЦБ РФ шнурок с разъёмом "мама" в то время, когда по fuckту нужен разъём…

  • Кратенько о нардах

    Вовусик вдруг вознамерился к Новому году содрать с меня пузырь, и пока ему это немножечко удаётся. Играем длинную кошу. Ежедневный (ну, кроме…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 46 comments

  • Новости археологии

    Как пишет КамчатИнформ (и не только они): Могилу английского контр-адмирала Дэвида Прайса попытаются найти в этом году на Камчатке Команда…

  • Околозвукоизвлекательское

    Кто заказывает в тырнет-магазине за полторы тыщщи рублей ЦБ РФ шнурок с разъёмом "мама" в то время, когда по fuckту нужен разъём…

  • Кратенько о нардах

    Вовусик вдруг вознамерился к Новому году содрать с меня пузырь, и пока ему это немножечко удаётся. Играем длинную кошу. Ежедневный (ну, кроме…