Юрий РОСС (filibuster60) wrote,
Юрий РОСС
filibuster60

Categories:

Тот самый остров. 9 / neun

     NEUN
       20/IX-1944
       Я помню, что этот доктор обещал наутро какое-то включение. А, ну да... «шатёр Фрейи». Ну и пусть себе включают. Нам-то что? Ещё до завтрака отправил радиограмму якобы из квадрата AL47, подождал так и не пришедшую квитанцию, а теперь пойду гулять, смотреть остров. Со мной Хонцен, старший торпедист Вернер Кох, Отто Наст и Генрих Майер.
       Хотели начать с бригантины (или шхуны?), но решили, что никуда она не денется, и просто отправились по дороге, которой я шёл с Гансом к бункеру. Среди пальм и прочих диковинных растений, которых я раньше никогда не видел, дошли до поворота направо, куда нельзя, и двинулись по не очень густым зарослям через русло ручья налево.

     Я впервые в джунглях, но было не страшно, потому что вчера пьяный комендант не забыл о своих служебных обязанностях и тщательно проинструктировал всех наших, кто попался ему на глаза – насколько ему хватило сил, покуда не вырубился. В частности, Вернера, а я стоял за спиной коменданта и помирал со смеху. Комендант строго и серьёзно перечислил всех хищников, которые не водятся на этом острове: львы, волки, пантеры, тигры, леопарды, ягуары, бегемоты, слоны и носороги. На вопрос Вернера, а какие же водятся, фон Дитц с минуту смотрел на собеседника, а потом заорал: «Смирно!». Вернер изобразил дисциплинированного фельдфебеля и вытянулся, щёлкнув пятками. Комендант вальяжно сказал «вольно, разойдись» и отошёл в сторону, потеряв к Вернеру всякий интерес.
       Мы обошли бухту (вернее, залив) с другой стороны почти до середины, там выкупались, пытались руками поймать каких-то больших и быстрых рыб. У нас не было никакой определённой цели – мы просто наслаждались сушей, зеленью, этими запахами; я чувствовал, как ноги снова обретают способность нормально ходить. Мне словно пришили новые лёгкие – настолько было мягко и приятно дышать.
       Вернулись к обеду, потому что здорово проголодались (перезрелые бананы не в счёт), а на бетонной дороге встретили коменданта. Он нёс свой пробковый шлем на согнутом локте на манер лукошка, но в «лукошке» было пусто.
       – Гуляем, моряки? – строго спросил он. – Где были? На холм не лазили?
       – Никак нет, герр штурмбаннфюрер!
       – Хорошо, – по всему было видно, что у него расчудесное настроение, к тому же от него за пять метров разило шнапсом. – У нас сегодня праздник.
       – Какой? – заискивающе спросил Отто Наст, двухметровый белобрысый детина по прозвищу (ну, разумеется!) Мальчик-с-пальчик, наш эталон арийской расы.
       – Не ваше дело, – довольно грубо ответил фон Дитц. – Главное, чтобы вы не шлялись где попало и не совали свой нос. Вон, есть бухта, вот ей и интересуйтесь, раз вы моряки.
       – Герр штурмбаннфюрер, торпедо-механикер-обер-гефрайтер цур зее Кох! – выпалил Вернер и вытянулся в струнку. – Разрешите вопрос про бухту?
       – Валяй, матросик цур зее, – любезно разрешил тот.
       – Герр штурмбаннфюрер, а что это за парусник такой недалеко от пирса?
       – А-а… так это пираты на нас нападали, – ленивым, но самодовольным тоном ответил фон Дитц.
       – Пираты? – удивился я. – В нынешнее время?
       – А что такого, – комендант пожал плечами. – Пираты всегда бывают. Эти вот год назад зашли в бухту на своём корыте, под парусами. Бросили якорь, спустили шлюпку. Сами с ружьишками. Какой-то сброд, волосатые латиносы… песни распевали. Ну, мы поставили два пулемёта, подождали, пока поближе подойдут, да и выкосили всю эту шушеру к чертям собачьим, утопили вместе со шлюпкой, – он презрительно махнул рукой. –  Ещё два ублюдка на верхнюю палубу выскочили, начали руки заламывать, кричать чего-то – и их туда же. Костяшки там до сих пор так на палубе и валяются.
       – Бухту стерегут? – с подхалимской ноткой спросил Вернер.
       – Во-во! Потом был шторм, его с якоря сорвало и вынесло на мель. Так и стоит. Ещё есть вопросы?
       – Никак нет, герр штурмбаннфюрер! – за всех ответил Вернер.
       – Ещё один старый корабль с другой стороны лежит, но от него уже ничего не осталось, – любезно сообщил комендант. – Больно старый. Сходите, посмотрите оба. И скелетики проведайте. Они там так красиво лежат. На борт очень легко залезть.
       Мы поблагодарили коменданта за увлекательный рассказ и пошли на лодку.
       После обеда я полулежал на дюне и рассматривал пиратский бриг. Мерещилась всякая ерунда. Лезть туда и смотреть чьи-то старые кости мне совершенно не хотелось. Рядом со мной присел капитан и закурил сигарету.
       – Гейнц, скажите, наша коротковолновая радиостанция работает нормально?
       – Виноват, не могу точно сказать, герр капитан. Приёма нет вообще... видимо, всё зависит от атмосферных явлений. Насчёт передачи я не уверен. Ток антенны нормальный, но на последнюю исходящую квитанции не было, а больше мы не отправляли.
       – Доктор сказал, что вчера разговаривал с вами, – после недолгого молчания сказал фон Рёйдлих, глядя на голубое зеркало бухты.
       – Так точно.
       – Вы ему чем-то понравились. «Шатёр Фрейи»… Сегодня он его запустил. Завтра выйдем в море и посмотрим снаружи. Теоретически, за пять миль мы уже не должны увидеть остров. Кстати, знаете, что это за остров?
       – Унтерштурмфюрер сказал, что это остров Кидда.
       Змей хмыкнул.
       – А что ещё вы разузнали? В вас умирает разведчик.
       – Больше ничего, герр капитан.
       – Кидд – это английский пират, – задумчиво произнёс Змей. – Знаменитый пират. Примерно конец семнадцатого века. Был послан громить пиратов, но сам стал пиратом, разбойничал, попался, был публично повешен. Но к этому острову он вряд ли имеет какое-то отношение.
       – А почему ж тогда остров называется островом Кидда? – удивился я.
       – А чёрт его знает. Кидд был легендарным пиратом. Он вообще-то больше известен по Индийскому океану – Мадагаскар, Бенгальский залив. Так что... – Змей пожал плечами.
       – Я вспомнил, Ганс ещё сказал, что этого острова нет на картах.
       – Верно, – согласился капитан. – На картах его нет. Ни на одной. А четыре года назад ещё был.
       – Как это? – не понял я.
       – Да очень просто, Гейнц. Как только его выбрали для проекта «Три девятки»... ну, для этой базы... наша агентура буквально в течение полугода вытерла его на всех картах мира, какие только нашли. Во всех мыслимых странах – и уж конечно во Франции, Англии, США, Канаде, России… Была проделана дьявольская работа – ну сами прикиньте, куда нужно было внедрить своих людей. Старые карты изымались под любыми предлогами, а на вновь напечатанных, в том числе и в школьных атласах, этого островка уже не было. Кто это заметил? Да никто. Он и раньше никому не был нужен... Зато и шляться здесь некому – он в стороне от морских путей. Глубины вокруг большие. Так что – был остров, и нету. Только океан. А сегодня он и вовсе должен был пропасть из виду. Что мы и должны завтра констатировать.
       – Герр капитан, разрешите вопрос?
       – Если про погоду в квадрате AL47, то ничего отправлять не надо, – ответил Змей.
       – Я с утра уже отправил. Нет… Я хочу спросить, откуда вы всё это знаете? Про карты, про разведку, про пирата Кидда…
       – Да уж знаю, – усмехнулся он. – Судьба такая. Вот обер-лейтенант Кноке не знал, потому и живёт себе сейчас где-нибудь в австрийских Альпах, подальше от подводных лодок. Чтоб никому на глаза не попался. И Мюнке тоже.
       Вот это новость!
       – А в довершение, – продолжал Змей, – я вам открою ещё одну штуку, не менее интересную. Вот вы в детстве читали книжки Роберта Стивенсона?
       – Стивенсона? Нет, герр капитан… даже не слышал о таком.
       – Жаль, – сказал Змей. – Вашему учителю литературы следовало бы надрать уши.
       Мне стало обидно за старого Лотара Хенке.
       – Ему уже надрали, – произнёс я почему-то хрипло. – В гестапо. За Генриха Гейне. Он нам его стихи и очерки вслух читал.
       Змей посмотрел на меня внимательно, но ничего не ответил. С минуту мы молчали. Капитан прикурил новую сигарету от старой.
       – М-да, – сказал он. – Ладно, что ж делать. Ну так вот: англичанин Стивенсон. Он написал, кроме прочего, «Остров Сокровищ». Эту книжку наряду с некоторыми другими должен прочитать каждый нормальный мужчина. Плевать, в каком возрасте. Я её читал, когда мне было лет двенадцать. Потом ещё раз, и ещё... Там пираты, остров. Остров Кидда. Я бредил этим островом с той самой минуты, когда перевернул последнюю страницу. Наверно, потому и во флот попал. Плавал в разных морях и на разных кораблях, скажем так. А как-то в Гамбурге познакомился с одним старым капитаном. Разговорились про море, про романтику, то да сё… и он мне за кружкой пива сказал, где на самом деле находится остров Кидда. Я проверил – и действительно… Уже тогда я был… э-э… как бы вам сказать… Ну, словом, выполнял некоторые деликатные поручения.
       Я кивнул, но не потому, что понимал хоть что-то, а потому что не терпелось услышать нечто интересное. Мне всегда хотелось встречаться с интересными и загадочными людьми, и вот, кажется, наконец-то повезло. Змей же тем временем продолжал:
       – Вот смотрите, есть в Германии великие подводники-асы, их все знают наперечёт – Райнхард Хардеген, Гюнтер Прин, Отто Кречмер, Топп, Лют, Леманн-Вилленброк… Они в основном – действительно герои, и про то, что Прин, этот весёлый и отчаянно смелый человек, например, пинал ногами кое-кого из своего экипажа, напишут ещё не скоро. Может, и кино снимут, какое-нибудь там «Das U-Boot» или «Die Helden der U-Boote»... Что вы на меня так смотрите, Гейнц? Асы – они ведь тоже люди, и все разные, – фон Рёйдлих помолчал. – Есть и менее известные подводники, их куда больше. А есть такие, о ком вообще знают лишь единицы. Например, знает фюрер. Или папаша Дёниц, он же Лев. И больше никто, кроме моряков их экипажей. Их лодок не найдёшь в составе Кригсмарине, их наград нет в официальных списках. Они вообще равнодушны к наградам...
       Ну да, сказал я себе, я вполне понимаю, что настоящий солдат воюет вовсе не за награды. Но быть равнодушным к ним? Или награды – это такие как бы короткие штанишки, из которых потом вырастают? Тогда я, например, ещё не вырос. У меня их просто нет. Или – пока нет…
       – ...одного из этих подводников вы видели на мостике «Летучего голландца», – продолжал капитан, – это фрегаттен-капитан Герхард фон Цвишен. «Auf Wiedersehen, meine Kleine...» – пропел он. – Такие подводники не топят корабли противника, у них совершенно другие задачи…
       – Герр капитан, но почему… – начал было я взволнованно, но Змей перебил мой вопрос.
       – Да потому что уже можно! Теперь уже можно, поскольку «Золотая рыбка» не вернётся в Германию. По крайней мере, в ближайшие год-два. Это надо понять и чётко усвоить. Почему, вы спросите? Да хотя бы потому, что просто не дойдёт. Противник блокировал Северную Атлантику... Я не хочу, чтобы томми или янки безнаказанно утопили в океане пятьдесят человек, за жизни которых я отвечаю. Можно бы аккуратненько сдаться в плен – ведь война фактически проиграна, Гейнц, смиритесь с этим. Только в плен я не сдамся. Я просто не смогу жить дальше с таким позором, а, кроме того, есть и ещё причины. Но я ведь Змей, не так ли? – Капитан посмотрел на меня лукаво. – А значит, я придумаю выход. Есть Бразилия, есть Аргентина, а потом будет и Германия. Новая Германия. Главное, чтобы люди мне верили. Вот так-то.
       Я не стал ему говорить, что экипаж и так в него верит. Змей встал, щелчком выбросил окурок:
       – При всём при этом, я никогда не состоял в партии. Точно так же, как и наш с вами папаша Дёниц, хотя фюрер и подарил ему «фазана» – знаете, такой золотой значок. Маленький, круглый. Гейнц, я знаю, о чём вы хотите меня спросить. Не сейчас, чуть позже.
       Он по обыкновению сузил глаза, улыбнулся и пошёл к лодке.
       Не уверен, но мне кажется, Змей исподволь готовит меня к какому-то очень серьёзному разговору...
       Ни доктор, ни комендант вечером у нас не появились. Побродив у пирса, все отправились спать, кроме двух часовых – нашего и эсэсманна, торчавшего у дюралевого ангара. Завалились кто где – под пальмами, на пляже и на лодке, прямо на палубе.


     читать дальше
Tags: Тот самый остров, остров Сокровищ, паруса, пираты, подводные лодки, проза
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments