Юрий РОСС (filibuster60) wrote,
Юрий РОСС
filibuster60

Categories:
  • Mood:

Хроника гибели К-278. ч. 6

Продолжение. См. часть 1, часть 2, часть 3, часть 4, часть 5.

    Заключение
   
Подведем концентрированный итог вышеизложенного.
    Причиной катастрофы ПЛА «Комсомолец» явился пожар в VII отсеке, который носил интенсивный, объёмный характер и сразу распространился в VI турбинный отсек по масляной системе ГТЗА.
    Интенсивности пожара способствовало избыточное содержание кислорода в VII отсеке (более 25% из-за неисправности автоматического раздатчика кислорода) и наддув отсеков от систем ВВД (предположительно, через станции ЛОХ). Пожар можно было потушить только методом «герметизации и выгорания», так как ЛОХ заранее был неэффективен. Длительность и интенсивность пожара поддерживалась из-за выделения кислорода в горящих отсеках из регенеративных веществ: комплектов регенерации В-64 и регенеративных патронов ИП-6 и ИДА-59 (одна банка В-64 содержит приблизительно 2,2 м3 чистого кислорода, в VII их было 11, а в VI – ещё больше).

    Необходимо было произвести полную герметизацию и обесточивание горящих отсеков. Для улучшения охлаждения (теплоотвода) горячих отсеков прилегающие к ним ЦГБ нужно было не продувать, а открыть их клапаны вентиляции (для предотвращения самопродувания образующимся паром). Это должно предотвратить выгорание резиновых уплотнений на горловинах и клапанах вентиляции ЦГБ, а также сальников на прочном корпусе. Это можно рассматривать как новый приём БЗЖ.
    Распространение пожара и задымлённости отсеков (только 1-й остался незагазованным!) произошло по следующим основным причинам:
    1. Чрезмерная сложность и энергонасыщенность отсеков полуавтоматизированной ПЛА при относительно малочисленном экипаже.
    2. Наличие по боевой готовности № 2 в энергетических отсеках (VII, VII, V) всего двух человек вахты.
    3. Слабое знание общекорабельных систем и ПЛ в целом всеми категориями личного состава экипажа, кроме малочисленного дивизиона живучести (это его специальность) и отсутствие должных навыков использования резервных способов управления техническими средствами и связи.
    4. Конструктивные особенности и недостатки проекта и незнание их экипажем.
   
ПЛ затонула в течение последнего получаса, потеряв запас плавучести. Произошло затопление средних отсеков (IV, III) через первые запоры шахт вентиляции. 1-е и 2-е запоры кормового кольца вентиляции открывались (неизвестно кем) «вслепую» без исполнительной сигнализации в условиях задымлённости, неполного освещения, личным составом, включенным в ИСЗ. И открылись не до конца (это предположение). Тем самым создались условия для поступления забортной воды в IV отсек, когда действующая ватерлиния превысила незакрытое сливное отверстие шахты вентиляции.
    Изначально запас плавучести терялся от самопроизвольного заполнения прилегающих к горячим отсекам ЦГБ № 10, 9. Они теряли герметичность от выгорания резиновых уплотнений на горловинах и клапанах вентиляции. Это происходило последовательно, побортно. От этого появлялся и исчезал крен. Для борьбы с креном был повторно продут весь балласт «вслепую» резервным способом управления с воздушного пульта (ГКП). При этом был израсходован практически весь запас ВВД. Крен продолжал нарастать. И тогда для борьбы с ним решили использовать побортное контрзатопление ЦГБ № 7. Таким образом, постепенно заполнились ЦГБ № 10, 7, 9. Этого оказалось достаточно, чтобы вода пошла в IV отсек через не полностью открытые 1-е запоры кормового кольца вентиляции (это тоже предположение). ПЛ начала заметно оседать на корму. При возможной попытке закрытия 1-х запоров поступление воды возросло. Необходимо было вначале закрывать 2-е запоры. Вероятно, личный состав аварийной партии этого не знал. Объявили эвакуацию. КЭТД, получив команду на эвакуацию, решил остановить ДГ и закрыть 1-е и 2-е запоры носового кольца вентиляции. Этого лишь усугубило ситуацию: вода начала поступать и в III отсек. Вероятнее всего, личному составу III отсека (КЭТД и мотористу) всё же удалось закрыть 1-е запоры… но уже в подводном положении.
    ПЛ сначала медленно, а затем, по мере заполнения IV и кормовых отсеков, всё быстрее начала погружаться на 1700-метровую глубину в течение 15 минут. Личный состав с надстройки спрыгнул в воду. Был извлечён (нештатным способом, через верхнюю крышку контейнера) один из двух спасательных плотов, который надулся вверх дном. Второй всплыл сам, но уже вдалеке, и был снесён ветром. Надувной спасательной лодкой ЛАС-5 (с вёслами и парусом) личный состав не воспользовался. О ней или забыли, или её просто не было (что, кстати, для наших лодок типично).
    В ВСК оказалось 5 подводником вместе с командиром. Она смогла отстыковаться от ПЛ только на дне после разрушения прочного корпуса центрального и носовых отсеков и взрыва стеллажных торпед от резкого нарастания давления. ВСК пробкой выскочила наверх в течение двух минут, из-за неполной загрузки. При погружении ВСК наддулась до 6–8 кг/см2. Только два человека в ВСК включились в ИДА-59 и избежали кислородного отравления. Но они не знали устройства и использования ВСК. При всплытии на поверхность самопроизвольно избыточным давлением открылся верхний люк ВСК (не был закрыт на кремальеру, а только на защёлку). Один из оставшихся в сознании подводник был травмирован и выброшен избыточным давлением метров на 25 от ВСК. Он утонул. Второму удалось спастись. Более половины экипажа погибло, остальных подобрала рыболовецкая плавбаза «Алексей Хлобыстов». Такова краткая версия катастрофы.
    Что нужно было сделать, чтобы ПЛ не затонула?
Много… Но парадокс ответа на этот вопрос заключается в том, что после всплытия в надводное положение можно было ничего не делать, и ПЛ осталась бы на плаву до подхода спасателей. Можно было ограничиться пуском дизеля и вентиляцией носовых отсеков. Можно было ещё в максимально возможной степени обесточить и загерметизировать корму. Всё. Есть такой приём при повышенной опасности – замри, остановись, выжди... Дёрнешься – погибнешь. Нельзя было выравнивать крен контрзатоплением и при этом разгерметизировать для вентиляции корму.
    «Наши ПЛ обладают самым большим в мире запасом плавучести, и сами не тонут! Их топят «доблестные герои-подводники», двоечники, плохо знающие специальность и спящие на лекциях…»
Примерно так начинал свои лекции преподаватель с кафедры Боевых средств флота в ВМИОЛУ имени Дзержинского. В его шутке-иронии была заложена горькая правда, основанная на служебном опыте. Отчасти «старик» был прав – не хватило экипажу «Комсомольца» выдержки, опыта, знаний… Всё это так, но на месте ванинского экипажа могли оказаться десятки и даже сотни других экипажей. Подводники оказались жертвами Системы, руководящей проектированием, кораблестроением, эксплуатацией и боевой подготовкой. Виновен не экипаж, не наука, не промышленность в отдельности, а вся – вся! – СИСТЕМА… Для полного завершения следовало бы написать ещё три раздела:
    1. Зачем современному государству нужен Военно-морской флот.
    2. Какой флот нужен России, если вообще нужен.
    3. Какие корабли нужны нам на море.
    Но... это выходит за рамки взятой темы и носит больше политический, чем технический характер. Точка.

    Послесловие
   
На протяжении нескольких лет мы слышали от СМИ, что «Комсомолец» – уникальная, не имеющая аналогов в мировом подводном кораблестроении лодка, проводившая научно-технические исследования... До сих пор слышны отголоски разбирательств между научно-промышленным комплексом Судпрома и командованием ВМФ.
    По истечении десятилетнего срока попробуем разобраться во всём спокойно.
    Лодка на ровном киле лежит на дне на глубине примерно 1700 метров; рабочая глубина погружения – 1000 м; предельная – 1500 м. Да, это уникально! Но зачем нужна такая глубина? Можно предположить, что с глубины всё видно и слышно. А вот и нет! Не видно и не слышно. Ведь толщи морской воды напоминают слоёный пирог: разные температура, плотность, солёность, а следовательно – разная скорость звука/ультразвука, отражение, рассеивание, наконец, затухание... Если и услышишь шум наверху, то координаты и даже пеленг не определишь. Но даже если бы уникальной, «научной» лодке всё это удалось обнаружить и определить, то для применения оружия ей всё равно пришлось бы всплывать. На такой глубине невозможно применение минно-торпедного оружия, не говоря уж о ракетном. А пока лодка всплывает – цель уйдёт. Или сама начнет охотиться за ещё «беззубой» лодкой... ПЛ «Комсомолец» по вооружению была многоцелевой, то есть торпедной, а значит – для обнаружения и уничтожения подводных и надводных целей. Иностранные ПЛА имеют рабочую глубину около 300 м, наши – в полтора-два раза больше (см. английский справочник «Janes Fighting Ships»). Так зачем же такая глубина? Для скрытности? Эта уникальная лодка с уникальной глубиной погружения была создана по заказу командования ВМФ именно для скрытности... как ЗКП командующего КСФ. Ещё один экземпляр готовился для ТОФ (по аналогии со спасательными дизельными ПЛ типа «Ленок»). Вот в чём суть! В угрожаемый период весь боеготовый флот должен был выйти в море в точки рассредоточения... вместе с передвижным, замаскированным ЗКП. После обмена термоядерными ударами (и неважно, кто первый начал) в пунктах базирования основных сил ВМФ вряд ли бы что уцелело. А вот силы, развернутые в море, особенно ПЛ, могли и сохраниться. Но разрозненные действия малоэффективны. Вот тут и нужна уникальная, не обнаруживаемая, глубоководная ПЛА-ЗКП СФ (а может, и ВМФ). Всплывай, устанавливай связь и руководи, координируй действия – если осталось кем. А что получилось? О связи и говорить не приходится – лодка в мирное время только через 1 час 20 минут смогла выйти на связь с командованием и сообщить о собственной аварии...
    Здесь нет вины передающих и принимающих радистов, а также технических средств связи. Скорее всего, это недостаток в организации управления ВМФ и боязнь ответственности. Второй раз сработал «эффект Руста». Ведь лодка была несерийной, единственной и неповторимой, а следовательно, сверхсекретной: её и о ней мало кто знал.
    Общеизвестна тайна гибели в 1916 г. сильнейшего и новейшего линкора Черноморского флота «Императрица Мария». Его гибель была заложена ещё при укладке силовых кабелей электропроводки вдоль погребов боезапаса. При первом боевом попадании проводка должна была закоротить в районе погребов; должно было произойти полное обесточивание, а если очень повезёт – взрыв погребов. Линкор и взорвался, затонув на рейде Севастополя – флагман молодого, перспективного, только что принявшего командование ЧФ А. В. Колчака. Это была диверсия во время войны...
    А тут в мирных условиях терпит аварию (пожар) и тонет новейшая, уникальная, «научная», совершенно секретная ПЛА. И не что иное, как ЗКП СФ (ВМФ)!
    Вот только тогда задумались флотские адмиралы – какую же лодку получил ВМФ от Судпрома. Но генералитет Судпрома без боя не сдался и во всем обвинил экипаж корабля.
    Вот, пожалуй, и все тайны катастрофы 7 апреля 1987 года – величайшей военно-технической аварии конца XX века… 

2 июля 1998 г.
Старший преподаватель цикла Управления,
безопасности плавания
и БЗЖ ПЛА 8-го УЦ ВМФ
капитан 1 ранга Н. Н. Курьянчик

    Подводники ПЛА «Комсомолец», не вернувшиеся домой 7 апреля 1989 года 

Капитан 1 ранга Е. А. Ванин
Капитан 1 ранга Т. А. Буркулаков
Капитан 2 ранга О. Г. Аванесов
Капитан 2 ранга В. И. Бабенко
Капитан 3 ранга Ю. И. Максимчук
Капитан 3 ранга А. В. Володин
Капитан 3 ранга А. М. Исненков
Капитан 3 ранга С. П. Манякин
Капитан 3 ранга В. А. Юдин
Капитан-лейтенант Н. А. Волков
Капитан-лейтенант Е. В. Науменко
Капитан-лейтенант С. А. Нежутин
Капитан-лейтенант М. А. Смирнов
Капитан-лейтенант И. Л. Сперанский
Старший лейтенант С. Е. Марков
Лейтенант В. В. Зимин
Лейтенант И. А. Молчанов
Лейтенант А. А. Шостак
Старший мичман В. В. Ткач
Старший мичман С. В. Замогильный
Мичман С. С. Бондарь
Мичман Ю. А. Бородовский
Мичман М. Н. Валявин
Мичман М. А. Еленик
Мичман Ю. Ф. Капуста
Мичман Г. В. Ковалёв
Мичман В. В. Колотилин
Мичман А. В. Краснобаев
Мичман С. В. Нахалов
Мичман С. И. Черников
Старшина 2 статьи С. П. Головченко
Старший матрос И. А. Апанасевич
Старший матрос Н. Д. Бухникашвили
Старший матрос Е. А. Вершило
Старший матрос С. К. Шинкунас
Матрос А. А. Грундуль
Матрос С. Ю. Краснов
Матрос В. Д. Кулапин
Матрос А. В. Михалёв
Матрос В. И. Суханов
Матрос В. Ф. Ткачёв
Матрос Р. К. Филлипов 

ВЕЧНАЯ ИМ ПАМЯТЬ!

Tags: Николай Курьянчик, подводные лодки
Subscribe

  • Про free archery

    Охота с луком до недавнего времени была запрещена. Ну, вы понимаете почему. Приходишь ты такой в лес, а там из-под каждого куста стрелы летят.…

  • Ну, тест. И чо?

    увидел не скажу где; дай, думаю, тоже опробуюсь 1. Я не отправляю голосовые сообщения. Иногда отправляю. Но не люблю получать. 2. У меня…

  • Надо же...

    Закон об оружии ужесточили, а они всё стреляют и стреляют. Я про Пермь, есличо. Может, пора бы уже понять, что дело совсем не в оружейном…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 20 comments

  • Про free archery

    Охота с луком до недавнего времени была запрещена. Ну, вы понимаете почему. Приходишь ты такой в лес, а там из-под каждого куста стрелы летят.…

  • Ну, тест. И чо?

    увидел не скажу где; дай, думаю, тоже опробуюсь 1. Я не отправляю голосовые сообщения. Иногда отправляю. Но не люблю получать. 2. У меня…

  • Надо же...

    Закон об оружии ужесточили, а они всё стреляют и стреляют. Я про Пермь, есличо. Может, пора бы уже понять, что дело совсем не в оружейном…