Юрий РОСС (filibuster60) wrote,
Юрий РОСС
filibuster60

Category:
  • Mood:

Хроника гибели К-278. ч. 1

     Решил выложить - поскольку в голове всё роятся и роятся мысли, вызванные очередной годовщиной гибели К-141. Читайте, братцы. Эта версия - в пику официальной (как у нас обычно и бывает). Написано не вчера.

Николай Курьянчик ©

Хроника гибели АПЛ «Комсомолец»
(версия)


    Предисловие
    О гибели «Комсомольца» писали все, кто умеет это делать профессионально, и ничего не писали профессионалы, то есть подводники, корабельные инженеры-механики. К сожалению, это ответственное воинское звание окончательно ликвидировано в 1984 году в пылу идеологической борьбы с технократизмом.
    Автоматически понизились требовательность и профессионализм плавсостава. Как раз в 1984 году начал свое обучение в Учебном Центре ВМФ (г. Сосновый Бор) 2-й экипаж «Комсомольца». Мои пути пересекались с этим экипажем дважды, и оба раза в УЦ.
    Первый раз – «живьём», фактически: наш 2-й экипаж «Барса» заканчивал обучение (я тогда был командиром электротехнического дивизиона), а экипаж капитана 1 ранга Е. А. Ванина начинал. Больше трех месяцев мы учились параллельно. Был я и на натуральном действующем макете энергоотсеков «Плавника» (проект «Комсомольца») в НИТИ. Кстати, этот наземный двойник в самом начале испытаний (начало 70-х) потерпел аварию. Взорвался бак гидротормоза – имитатора гребного винта: не подали охлаждённую воду. Тогда обошлось без жертв, и хотя здание (цех) было разрушено, но прочный корпус выдержал.
    Второй раз – условно: 2 апреля 1989 года я прибыл на межпоходовую подготовку с другим экипажем уже командиром электромеханической боевой части. Всего с 1983 по 1989 год мне довелось побывать в Сосновоборском УЦ 4 раза, и я там был почти «своим человеком». Поэтому о подробностях аварии узнавал не из официальных источников. Комиссия ещё не придумала и не утвердила официальную версию, и мы пробовали моделировать ситуацию. Ведущие преподаватели перелистывали журналы успеваемости экипажа Ванина, просматривали учебный материал. Я выдвинул свою версию – аналог К-429, утонувшей в бухте Саранная в 1983 году при дифферентовке, приняв через открытые шахты вентиляции забортную воду. Уж больно быстро затонула субмарина. Но официальные версии напрочь опровергли мои предположения. Служба КЭМБЧ на ПЛА 3-го поколения напряжённая (от нехватки личного состава – всего 21 человек), о чужих проблемах думать особенно некогда – своих хватает. А вот перейдя в УЦ ВМФ на Камчатке старшим преподавателем 8-го цикла (управления, БЗЖ и безопасности плавания), снова занялся более подробным анализом, который и представляю на всеобщее обозрение, поскольку не сходятся концы с концами в официальных версиях.
    Я никого не собираюсь обвинять, упрекать, разоблачать – у каждого есть совесть, и она ему – высший судья. Хочется, чтобы слишком дорогой опыт БЗЖ ПЛА «Комсомолец» не пропал даром, чтобы не было очередных «грабель» и «невинных» жертв.
    Если говорить о себе, то двадцать лет я был в плавсоставе: 7 лет – командиром группы управления автоматикой главной энергетической установки (КГА ГЭУ) на головной ПЛА 671-РТМ проекта (Victor-III), 5 лет – командиром электротехнического дивизиона (КЭТД) и 8 лет – командиром электромеханической боевой части (БЧ-5) на ПЛА типа «Барс», 2,5 года – в УЦ, после чего сокращён вместе с циклом 1 мая 1998 г.

    Перечень принятых сокращений
    АП – аварийная партия
    БЗЖ – борьба за живучесть
    В-64 – комплект пластин химической регенерации (выделение кислорода и поглощение углекислого газа при наличии в воздухе влаги), рассчитанный на 64 человеко-часа. В открытом огне выделяет атомарный кислород и практически не тушится
    ВВД – воздух высокого давления (начиная со 100 кг/см2)
    ВИМ – вахтенный инженер-механик
    ВЛ – верхний люк (ВСК)
    ВО – вахтенный офицер
    ВПЛ – система пожаротушения воздушно-пенная лодочная
    ВСК – всплывающая спасательная камера
    ВТА – военно-транспортная авиация
    ГКП (ЦП) – главный командный пункт (центральный пост)
    ГРЩО – главный распределительный щит отключаемой нагрузки
    ГШ – Главный Штаб
    ДГ – дизель-генератор
    ИДА-59 – изолирующий дыхательный аппарат
    ИП-6 – изолирующий противогаз с переговорным устройством
    ИСЗ – индивидуальные средства защиты дыхания
    ИСП-60 – изолирующее снаряжение подводника
    КВ – клапан вентиляции (ЦГБ)
    КГА ГЭУ – командир группы автоматики главной энергетической установки
    КДЖ БЧ-5 – командир дивизиона живучести БЧ-5
    КИП ОКС – контрольно-измерительные приборы (и автоматика) общекорабельных систем
    КЭМБЧ (КБЧ-5) – командир электромеханической боевой части (БЧ-5)
    КЭТД (КД-2) – командир электротехнического дивизиона
    ЛВП – легководолазная подготовка
    ЛОХ – система пожаротушения лодочная объемная химическая
    МПП – межпоходовая подготовка (экипажей ПЛА)
    НИТИ – научно-исследовательский теплотехнический институт
    ОП (обратимый) – электрическая машина, преобразующая постоянный ток в переменный и наоборот
    ПБЖ – правила подготовки по БЗЖ
    ПВС – правила водолазной службы
    ПДА – портативный дыхательный аппарат (вместо ПДУ)
    ПДУ – портативное дыхательное устройство, в котором невозможно говорить
    ПЗК – перепускной золотниковый кран
    ПК – прочный корпус
    ПЛ (ПЛА) – подводная лодка (атомная)
    РБЖ – Руководство по БЗЖ
    РДО – радиодонесение
    САУ – система автоматизированного управления
    СГ – средняя группа (ЦГБ)
    СКТ – старшина команды трюмных
    СОН – секция отключаемой нагрузки (то же, что и ГРЩО)
    ССП – спасательное снаряжение подводника
    ТА – торпедный аппарат
    УТК – учебно-тренировочный комплекс
    УЦ – учебный центр подготовки экипажей ПЛА
    ЦНПК – циркуляционный насос первого контура (теплоносителя реактора)
    ЦГБ – цистерна главного балласта
    ШДА – шланговый дыхательный аппарат (с переговорным устройством)
    ЭЭС (ПЛ) – электроэнергетическая система (ПЛ)

    1. Неразрешимый спор
    С момента гибели чуда подводного кораблестроения – ПЛА «Комсомолец» – прошло уже более 9 лет. Страсти улеглись, уроки извлечены (?), дело предано забвению. Правда, в условиях демократии и «свободы» СМИ нет-нет, да и появятся некоторые (заказные) подробности, подтверждающие две официальные версии:
    - первая (командования ВМФ) – конструктивные недостатки;
    - вторая (судпромовская) – неподготовленность экипажа.
    Чаша весов в этом споре колеблется то в одну, то в другую сторону, ибо одновременно правы и виноваты оба ведомства. Командование ВМФ (заказчик) создало предпосылки для возможности выхода в длительный поход слабо подготовленного экипажа и приняло в свой состав ВМФ ПЛ с конструктивными недостатками. Судпром и проектанты (подрядчики) создали ненадёжный и сложный корабль. Но в этом противоречии, как ни странно, есть молчаливое единство и согласие: скрыть настоящую причину гибели и конструктивные недостатки.

    2. Изначально гибельная доктрина подводного кораблестроения
    Как известно, наши ПЛ обладают самым большим запасом плавучести – 20-30% от крейсерского водоизмещения. Иначе говоря, это соотношение объёма ЦГБ к объёму прочного корпуса ПЛ, т. е. бесполезного и полезного объемов ПЛ.
    Требования спецификации надводной непотопляемости ПЛ – обеспечение плавучести и остойчивости (оставаться на плаву, не опрокидываясь) при полном затоплении одного из отсеков и двух прилегающих к нему ЦГБ одного борта или одной концевой обоих бортов. Это только одна сторона медали и, несомненно, лицевая, положительная. Но есть и обратная, отрицательная.
    Сравнивая основные тактико-технические данные отечественных и иностранных лодок, бросается в глаза то, что примерно при одинаковом вооружении, скорости и глубине погружения наши лодки примерно в 1,5 раза превосходят иностранные по габаритам (водоизмещению) и мощности основных механизмов (реактор, турбина, турбогенераторы) и, как следствие, в шумности, то есть проигрывают в дальности обнаружения. А это – основной боевой показатель. Если в подводной дуэли ты обнаружен первым, то первым и будешь уничтожен, и никакой запас плавучести не спасёт. Как показывает опыт БЗЖ, современные ПЛА (сложнейшие инженерно-технические сооружения) в условиях эффективного телеуправляемого и самонаводящегося минно-торпедного оружия обладают минимальной боевой устойчивостью – способностью противостоять боевым и аварийным повреждениям, сохраняя и восстанавливая свою боеспособность.
    Откровенно говоря, современные ПЛА в условиях боевого воздействия противника можно сразу списывать с боевого состава. Даже если «раненой» ПЛА удастся всплыть в надводное положение и воспользоваться запасом плавучести, она будет беззащитной и тут же будет уничтожена. Как трофей она никому не нужна – чрезмерно сложно и дорого восстановление и эксплуатация.
    Ещё один недостаток большого запаса плавучести (суммарного объема ЦГБ) – большой запас ВВД, необходимый для полного продувания ЦГБ. При возникновении пожаров он всегда способствовал их развитию и затруднял тушение вплоть до гибели ПЛ (К-8, К-278) или длительному выводу из строя (К-19, К-122).
    Большой запас плавучести и, следовательно, ВВД требует мощных компрессоров и охлаждения для того, чтобы в кратчайший срок (до 18 часов) пополнить израсходованный запас воздуха – это на длительное время задерживает ПЛА в надводном положении или на перископной глубине, увеличивая вероятность обнаружения, а следовательно, и уничтожения.
    Это дополнительно увеличивает энергонасыщенность ЭЭС ПЛ, а значит, и пожароопасность. К тому же, беcкингстонная ПЛ при качке и значительном изменении крена и дифферента теряет запас плавучести и требует периодического продувания ЦГБ (все ракетные лодки – беcкингстонные! ).
    Опыт БЗЖ показал, что спецификационный запас плавучести ни разу не сработал. По крайней мере, мне неизвестны случаи, когда ПЛ с полностью затопленным отсеком и прилегающими к нему ЦГБ благополучно вернулась в базу и восстановила боеспособность.
    Исключением в какой-то степени можно считать ПЛА К-56, которая летом 1973 года столкнулась с рефрижератором «Академик Берг» в районе Находки. Удар форштевня рефрижератора пришелся в борт между II и III отсеками. Второй отсек (жилой) имел относительно небольшой объём и сразу же был затоплен по действующую ватерлинию. Командир принял единственно правильное решение, и смертельно раненая ПЛ, заблокировав аварийную защиту обоих реакторов, максимально возможным ходом рванулась к ближайшей отмели Находкинского пляжа. Это облегчило её участь – остались в живых большинство членов экипажа, кроме погибших во II отсеке. Помогло ещё и то, что эта была ПЛА 1-го поколения с явно выраженной архитектурой и обводами надводного корабля. Дело в том, что, согласно законам гидродинамики, современные ПЛА, имеющие форму дирижабля от увеличения скорости в надводном положении стремятся погрузиться (особенно с дифферентом на нос), а надводные корабли, наоборот, начинают глиссировать.
    Итак. Последовательно затонули: К-8 (1-е поколение, в 1970 г.), К-219 (2-е поколение, в 1986 г.), К-278 (3-е поколение, в 1989 г.). Все ПЛ треё поколений с примерно одинаковым запасом плавучести (и все беcкингстонные!). Три раза – да на одни и те же грабли! На своих ошибках учатся даже дураки... А что же думает военно-промышленный комплекс? Может...?
    Нет, в ВПК сидят отнюдь не дураки. Промышленности просто выгодно выпускать сложные, материалоёмкие, дорогостоящие заказы. А вот чем думает заказчик – ВМФ? Иностранные ПЛ обычно довольствуются 10-15% запасом плавучести, а надводную непотопляемость обеспечивают созданием водонепроницаемых палуб в отсеках и полуторными корпусами. Всплывают за счёт хода и откачки воды из внутрикорпусных (уравнительных) цистерн и продувания концевых ЦГБ.
    Подведём краткий итог. Большой запас плавучести не дал положительных результатов в практической борьбе за непотопляемость, зато увеличивает вес, габариты, материалоёмкость, мощность основных и вспомогательных механизмов, энергонасыщенность и пожароопасность и, как следствие, повышает шумность и прямо-таки разорителен для военного бюджета. Наши ПЛА напоминают большой дорогостоящий подводный брандер, опасный не столько для противника, сколько для себя. Чтобы картина была полной, надо учесть ГСМ (турбинное, дизельное и компрессорное масло, дизельное топливо) и химическую регенерацию в каждом (!) отсеке (в VII, где начался пожар, было 11 комплектов В-64, в VI – ещё больше). Регенерация, как и ВВД, всегда усиливала пожары, но спецификационные требования остаются неизменными, и её упорно держат на ПЛА, не задумываясь (?) о её необходимости (возросшие объёмы отсеков и уменьшение численности экипажа дают возможность в течение 3-5 суток обходиться без регенерации отсечного воздуха, а больше и не нужно).

продолжение
Tags: Николай Курьянчик, подводные лодки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments