Юрий РОСС (filibuster60) wrote,
Юрий РОСС
filibuster60

Такие алые паруса

(антифеерия)



       – …Всё же вы, капитан, сделали правильный выбор, обратившись именно ко мне, – сказал Виггер, поднимая кружку с душистым элем. – Лучшего шипшандлера в Зурбагане вам не найти, особенно в нынешние времена. За вас!
       – Ваше здоровье, – вежливо ответил Мэллори и отхлебнул душистый напиток, светящийся янтарём.
       Час назад его «Гринда» ошвартовалась в порту. Переход из Беллтауна выдался не из простых – капитан Мэллори ещё ни разу в жизни не попадал в столь жестокий шторм, хотя морячил уже не один десяток лет, и бригу требовался срочный ремонт. Кроме обычного пополнения запасов провизии и пресной воды, капитану пришлось озадачиться заменой половины рангоута и почти всех парусов. Так вышло, что самым первым из береговых торгашей на борт «Гринды» взошёл именно Виггер; окинув беглым взглядом верхнюю палубу и оснастку брига, он немедленно предложил Мэллори посетить уютную таверну «Медуза», где за славным элем обсудить все животрепещущие вопросы.

       Мэллори внимательно слушал шипшандлера и всё более укреплялся во мнении, что он – это как раз то, что сейчас нужно. Когда разговор исчерпал все пункты, касающиеся продовольствия, воды и вина, капитан перешёл к теме предстоящего ремонта фор-стеньги, реёв и гафелей, а также закупки тросов и парусов.
       – Мастер Косс обеспечит вам любой ремонт по самым приемлемым ценам, уж ему можно доверить свой корабль, – сообщил Виггер. – Я сегодня же посещу его, и уже с утра плотники смогут заняться вашим рангоутом… Эй, малыш! Подай-ка нам ещё по паре эля!
       «Чудесно, – подумал Мэллори. – Теперь можно надеяться, что через три-четыре дня «Гринда» выйдет в море и пойдёт в пролив Кассет за крабом. Обмен жемчуга на краба – это весьма выгодно. Остаётся только обговорить замену парусов…»
       – …А вообще удивительно, что в таком обычно спокойном месте, как Жемчужное море, вы умудрились попасть в ураган! – сказал Виггер, утирая бороду. – В наших водах хорошие шторма – редкость. Но, как видите, если уж даст, так даст! Давайте о парусах.
       – Давайте, – согласился Мэллори.
       Они сделали по глотку из своих кружек.
       – Само собой разумеется, вы предпочтёте алый цвет… – начал Виггер.
       – Что? – не понял Мэллори.
       – Я говорю – алые паруса, – пояснил шипшандлер.
       – Не понял вас, – сказал капитан, потому что он действительно ничего не понял.
       – Как?! – изумился Виггер и даже привстал. – Вы и в самом деле не в курсе?
       Мэллори улыбнулся и знаком успокоил своего собеседника.
       – В курсе, в курсе. Давайте выпьем. Если вы про ту историю, которая начинается словами «Лонгрен, матрос «Ориона», крепкого трёхсоттонного брига, на котором он прослужил десять лет…», то я немного наслышан. Более того, моя «Гринда» заходила в Зурбаган как раз спустя неделю после того, как «Секрет» капитана Грэя покинул ваши замечательные берега. Теперь вот я снова здесь…
       – И? – лукаво посмотрел на него шипшандлер.
       – Что – «и»? Если вы о степени моего доверия к правдивости этой истории, то… ну, а почему бы нет? Я, правда, не имел чести лично знавать капитана Грэя, но могу вам сообщить, что пару раз встречал «Секрет» на морских путях – вот буквально полгода назад. Кстати, он шёл под обычными белыми парусами. Красивый корабль, что и говорить. Впрочем, моя «Гринда» ничуть не хуже, а если вы мне поможете…
       – Не сомневайтесь, мастер. Ещё ни один капитан не уходил из Зурбагана недовольным, если имел дело со стариной Виггером. Итак, вернёмся же к парусам.
       – Да, – сказал Мэллори. – К парусам.
       – Вот я и спрашиваю – конечно же, алые?
       – Зачем алые? Обычные, – Мэллори пожал плечами.
       – Обычные обойдутся вам втридорога, – пояснил Виггер. – Обычные у нас очень трудно достать. Все четыре мануфактуры Гель-Гью поставляют нам парусину исключительно красного цвета – ну, сами понимаете, спрос рождает предложение…
       – Какой спрос? – Мэллори и в самом деле был сбит с толку.
       Подошедший мальчик поставил на стол четыре кружки подёрнутого белой пеной эля и вопросительно посмотрел сначала на капитана Мэллори, потом на Виггера.
       – Спасибо, сынок. Иди, – ласково сказал шипшандлер, слегка потрепав мальчонку за руку. – Ну, капитан, смочим-ка наши глотки за то, чтобы чаще возвращаться в самые лучшие места на свете. Например, в Зурбаган. Будьте здоровы!
       – Вы меня весьма заинтересовали, – сказал Мэллори, отхлебнув. – Давайте, рассказывайте.
       – А рассказывать-то особо и нечего, – Виггер усмехнулся и полез в карман за трубкой. – После того случая все девчонки на побережье просто свихнулись на теме алых парусов. Когда Ассоль торчала на берегу одна, её все считали дурочкой, смеялись, дразнили… А потом пришёл Грэй на «Секрете», и вот тут-то у всех челюсти на палубу и выпали. Буквально через месяц на берегу Каперны стояло уже полтора десятка девчонок – они смотрели на далёкий горизонт и ждали алых парусов. Ждали, дрожа от нетерпения. И что б вы думали?
       – И что? – улыбаясь, спросил Мэллори.
       – А то, что, как я уже говорил, спрос рождает предложение, – ответил Виггер, назидательно подняв кверху палец. – Капитан какой-то шхуны, наслушавшись вот в этой самой таверне рассказов про Грэя и Ассоль, раскинул мозгами, пошёл, накупил красного шёлка, обвешал им весь рангоут, да и взял курс на Каперну. Там сошёл на берег, выбрал себе Ассоль по вкусу и был таков. Количество девчонок на берегу тут же удвоилось.
       – Я, кажется, начинаю понимать, – пробормотал Мэллори, почесав подбородок. – Надо же.
       – Вот-вот, – подхватил Виггер. – После третьего или четвёртого парусника наши торговцы сообразили, что шёлк – неважная замена парусине, да и дорог он во все времена, шёлк-то. И переключились на более подходящую ткань. Благо устойчивый спрос появился. Да что я вам тут рассказываю, завтра утром сами всё увидите.
       – Я не собираюсь поутру в Каперну, – сказал капитан.
       – А и не надо, – рассмеялся Виггер. – Тут теперь это везде. Даже, говорят, до Лисса докатилось. Едва лишь солнце взойдёт – полный берег женского полу, всех возрастов, а с морей парусники подходят, и все, как один, под алыми парусами.
       – Сумасшествие какое-то, – вымолвил капитан Мэллори, глядя в кружку с элем. – Или вы шутите?
       Он поднял глаза на Виггера и понял, что тот не врёт.
       – Некоторые уже по нескольку раз, – неспешно проговорил Виггер. – По третьему и по четвёртому кругу.
       – И что, всем хватает? – насмешливо спросил Мэллори.
       – Не знаю… Наверно. Вообще-то это не моя забота. Так какие паруса-то, капитан? – снова спросил шипшандлер.
       – Обычные, – сухо ответил Мэллори.
       Казалось, он о чём-то напряжённо думает.
       – За обычные придётся переплатить, – озабоченно сказал Виггер, почесав в затылке. – Ибо не те времена… некрашеной парусины в Зурбагане просто нет, придётся делать отдельный заказ. Впрочем, я обещаю устроить всё как надо, и переплата не будет очень большой. Старина Виггер всегда держит своё слово, вот увидите.
       Расплатившись, они вышли на улицу. Вечерний Зурбаган был ничуть не менее красив, чем дневной. Едва ощутимый тёплый ветерок, прячущийся за черепичные крыши малиновый диск солнца, свежий запах моря и рыбы, никуда не спешащие редкие пешеходы… Попрощавшись с шипшандлером и наметив встречу на шесть утра, Мэллори отправился на корабль. По пути он заметил едущую в сторону порта повозку, доверху гружёную парусиной красного цвета.
       «Гринда» оказалась едва ли не единственным кораблём, стоящим у стенки. Все остальные парусники либо уже ушли, либо уходили из порта. Немало тому подивившись, Мэллори поднялся на борт, принял доклад вахтенного, беглым взглядом осмотрел бриг и спустился к себе в каюту.

       – Мастер Виггер изволили подняться на борт, господин капитан!
       Мэллори уже успел побриться и позавтракать. Он любил точность, без которой в морском деле, вообще-то говоря, просто никак.
       – Спасибо, Ронни, вы можете идти.
       Отпустив вахтенного, Мэллори вышел наверх. Шипшандлер уже ждал его на шканцах.
       – Доброе утро, капитан! Надеюсь, вам неплохо спалось после нашего эля. Согласитесь, в Зурбагане самый лучший эль!
       – А не сходить ли вам в Дублин поздней осенью, а? – Мэллори хмыкнул в ответ и шутя погорозил пальцем. – Старый вы хвастун!
       Они рассмеялись и пожали друг другу руки.
       – К одиннадцати часам мои ребята начнут доставлять к вам на борт всё согласно спискам. Оплата – потом, по факту выполненных работ. Я, знаете ли, дорожу своим реноме, – Виггер самодовольно усмехнулся. – Ну, а пока я предлагаю пройти на вон тот пирс, там будет хорошо всё видно и слышно. К десяти спектакль закончится, и мы сможем ещё разок промочить наши глотки. Прошу вас, капитан.
       Берег был забит толпой. Вынув из кармана складную подзорную трубу, Мэллори убедился, что это были сплошь женщины. Линзы трубы выхватывали отдельные лица – молодые женщины в соку, юные девы и совсем ещё девчонки, солидные матроны и даже несколько откровенных старух… Все они вытягивали шеи в сторону моря, нетерпеливо перебирали руками подолы юбок, поправляли корсеты, причёски, шляпки и чепчики. Сколько их было? Да тысячи полторы, не меньше…
       И вдруг толпа женщин взвыла.
       Мэллори перевёл трубу в сторону моря. Ну да, так и есть: в лучах едва взошедшего солнца к берегу плавно шёл с десяток парусников, и все, как один, под алыми парусами. Три марсельных шхуны, бриг (почти точная копия его «Гринды»), две изящных баркентины, йол… А вон обычный работяга-углевоз, чья команда замешкалась с парусами, и было неприятно смотреть, как красные полотнища бестолково полоскались на реях, которые экипаж не сумел нормально обрасопить. Была даже небольшая рыбацкая шаланда из тех, которые насквозь пропахли рыбой – но и у той рейковый косой парус был красивого алого цвета. Утреннее солнце только усиливало впечатление.
       – Ну, как вам? – с ухмылкой спросил стоящий рядом Виггер. – Жаль, капитан Грэй не видит. С тех пор же ни разу не заходил. Как думаете, они там с Ассоль ещё вместе или нет?
       Мэллори ничего не ответил, ибо не мог отвести взгляд от разворачивающейся на его глазах сцены театра абсурда.
       Не доходя до берега примерно с четверть мили, парусники ложились в дрейф, обезветривая паруса, но не спуская их, бросали якоря; от каждого корабля немедленно отваливала шлюпка. Гребцы несли шлюпки к пляжу, и в каждой из них стоял человек. Мэллори с интересом их рассматривал. Вот какой-то моложавый толстяк – шляпа с белым пером, полосатые гетры, малиновая куртка… А вот типичный пират-флибустьер – мерзкая небритая физиономия, наглая улыбка, сверкающая дырами выбитых зубов, абордажная сабля за поясом… А вот это явно богатый купец: роскошная двухуголка с перьями, сафьяновые ботфорты, белоснежные кружева рубашки, золотистый парчовый камзол, роскошная рапира на дорогой перевязи…
       Когда от ближайшей шлюпки до берега осталось с четверть кабельтова, стоящий на её банке молодой человек сделал ладони рупором и прокричал толпе:
       – Ассо-о-оль! Ассо-о-о-о-оль!!! Узнаёшь ли ты меня-а-а?
       – ДА-А-А-А-А-А!!! – взвыла толпа женщин на берегу.
      И шлюпка ткнулась форштевнем в песок пляжа. Сразу следом за ней к берегу подошла рыбацкая шаланда под алым парусом. Капитаны соскочили на берег; гребцы шлюпки подняли вёсла вертикально вверх.
       Мэллори ожидал, что напор женщин просто сметёт шлюпки вместе с теми, кто в них находился. Ничуть не бывало. Толпа оставалась почти неподвижной, хотя даже на расстоянии ощущалось сильное давление её задних рядов.
       Между тем капитаны уже усаживали своих избранниц в шлюпки. Избранницы выглядели счастливыми, их лица светились. Шлюпка отвалила и пошла обратно к своей шхуне, отчалила и рыбацкая шаланда, а к пляжу уже подгребали очередные лодки с других кораблей. И каждый капитан складывал ладони рупором и кричал:
       – Ассоль!!! Ассоль!!! Узнаёшь ли ты меня?!
       И тысячный женский вой отвечал ему:
       – Дааааааа! ДААААА!!!
       – Случается, берут сразу двух-трёх, – сказал Виггер безразличным тоном.
       Мэллори сложил подзорную трубу и сунул её в карман.
       – Мастер Виггер, я, пожалуй, пойду к себе на борт и дам своим парням все необходимые указания. Мой помощник Снорри сработает с вами не хуже меня. А я... а мне, с вашего позволения… м-м… ну, в общем, у меня ещё есть некоторые дела на берегу.
       Шипшандлер внимательно посмотрел на Мэллори, и ни один внимательный глаз не заметил бы улыбку, которая едва промелькнула на его невозмутимом лице.

       …Когда поздно вечером Виггер заглянул в таверну «Медуза», он обнаружил там вдрызг пьяного капитана Мэллори, который спал, уронив голову на стол, уставленный частоколом бутылок.
       На соседнем стуле сидел чуть более трезвый Циммер, пытающийся кое-как водить смычком по струнам усталой и расстроенной виолончели.
       Да-да, тот самый Циммер, который когда-то играл на палубе «Секрета» для капитана Грэя и его Ассоль.

© 2012, январь
Tags: паруса, проза, сказки, что-то навеяло
Subscribe

  • Цепные реакции

    Люблю смотреть такие штучки =))

  • Парус! Зашили парус!..

    Прикольная ирландская песенка (вообще люблю ирландский фолк). В каментах к видео там пару раз уверяют, что это такой алкотест. Ну... может быть.…

  • Гениально же

    ...хоть и не совсем понятно, и не сразу, и не всем. Это у нас в камчатских тьмутараканях, посёлок Николаевка; ежели по Паратунской трассе…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 70 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • Цепные реакции

    Люблю смотреть такие штучки =))

  • Парус! Зашили парус!..

    Прикольная ирландская песенка (вообще люблю ирландский фолк). В каментах к видео там пару раз уверяют, что это такой алкотест. Ну... может быть.…

  • Гениально же

    ...хоть и не совсем понятно, и не сразу, и не всем. Это у нас в камчатских тьмутараканях, посёлок Николаевка; ежели по Паратунской трассе…