Юрий РОСС (filibuster60) wrote,
Юрий РОСС
filibuster60

Category:

Рыбачий. Ночь. Пурга.

       Рыбачий. Ночь. Пурга.
       Курсантик-«пятак» вырвался с подводной лодки на оперативный простор. Естественно, будущий механик. «Голландия», Севастополь. Приехал на стажировку (кто не в курсе – это такая двухмесячная преддипломная практика перед мучительным рождением офицера), попал на стратегическое «железо» и вот вырвался на оперативный простор. Невесть как упросился на сладко манящий берег.
       Рыбачий. Ночь. Пурга.
       Естественно, был тут же загребён тремя вывалившимися из ресторации тётками. Тётки подхватили курсантика и потащили к себе домой. А дома…
       А дома – утка, набитая яблоками, гитара (со струнами!) и батарея бутылок. Заметим, не пустых. И понеслась локсодромия. Рыбачий, ночь, пурга.
       Чего их всех четверых вдруг на улицу потащило – сложно сказать. Ночь, пурга… Рыбачий…
       А навстречу – патруль. Лейтенантик, который сам полгода назад из «пятака» вылупился, и два матросика. Лейтенантик из «люксов», если судить по погонам, то есть без «молотков». Это ж ещё аж в восемьдесят третьем году было.
       – Ага-а-а!!! Стоять!!! Руки вверх!!!
       «Пятак» стоит наподобие разваренной макаронины, тётки его с трёх бортов поддерживают, и ни бэ, ни мэ. Всё это ночью, посреди Рыбачьего. Где пурга.
       – Дакументы папрашу!
       Курсантик шинелку распахивает, а у него там – о-о-о! – подкладка из искусственного меха. Брюки суперклёш, конечно. Разумеется, нестрижен, и это даже через натянутую шапку видать. И кривой, как фигура Лиссажу. В общем, готовый клиент, претендующий на ночь в комендатуре. А лейтенантику благодарность потом объявят. Или хотя бы просто не накажут, что уже само по себе неплохо.
       А надо сказать, что курсант-пятикурсник – это куда круче, чем лейтенантик, который из него через полгода получится. Поэтому «пятак» двумя-тремя хлёсткими фразами поставил (как ему казалось) лейтенанта «на место» и указал ему единственно истинный курс. Лейтенант, естественно, возмутился и ещё больше упрочился в принятом решении – оборзевшему разгильдяю место на киче, и нигде более.
       Тётки давай убалтывать начальника патруля, но бесполезно: из таких гвозди можно делать, а то и шурупы. Лейтенантик неумолим: упаковать и в камеру до утра. А там видно будет.
       Рыбачий, ночь, пурга. И из этой пурги прямо на шумную компанию, выясняющую отношения и выстраивающую сомнительное совместное будущее, вдруг выплывает пьяный, как готовальня, капитан-лейтенант. Личность, по-видимому, в Рыбачьем весьма известная, потому как все три тётки мгновенно его узнают и наперебой орут, прося немедленной помощи. Кап-лей всматривается в начальника патруля, с трудом наводит резкость и радостно вопит:
       – Ба-а! Какая встреча! Митенька, да это ж ты, никак! И что мы тут делаем, а? Ах, курсантика вяжем… Похвально, похва-ально! И с какого ж парохода этот орёл? Ах, с «четыреста тридцатой»? Ага, ага… И что тебе от него надо, ты, баран околоземный? (Курсантику) Ты откуда вообще? С «Галоши»?! Хо-хо! Да ты чо!!! Брат родной! Я ж тоже! (Лейтенанту) А ты пошёл вон отсюда! Зачёты по живучести сперва сдай, на самоуправство допустись, салапей, а потом уже корчи из себя офицера! Пистолет на жопе – это ещё не признак, понял?! Всё, дрыстни отсюдова! Хотя, нет... стоп машина! Ну-ка, иди-ка сюда.
       И сдирает с каждого его погона по звёздочке, после чего поворачивается к «пятаку», отрывает с его погон якорьки, а на их место кое-как втыкает звёздочки.
       – Всё, теперь вы в одном звании, оба младшие лейтенанты! Га-а-а!!!...
       И, счастливо хохоча, делает начальнику патруля соответствующий указующий жест по направлению в рыбачинскую пургу. Примерно соответствующему и тому курсу, который выдоил из себя «пятак» в шинели на меху. «Люксовый» лейтенант грустно поворачивается кругом и, сгорбившись, уходит внутрь пурги вместе с посмеивающимися матросиками.
       После чего усиленная бравым кап-леем компания дружно уходит в тепло доедать и запивать утку с яблоками. А печальный патруль в составе новоиспечённого младшего лейтенанта и двух матросиков бредёт где-то по сугробам, в неверном свете заметаемых снегом уличных фонарей размышляя о трудном счастье гарнизонной службы.
       Рыбачий. Ночь. Пурга.

© 2011, декабрь

из ненапечатанного сборника «Макароны по-флотски»
Tags: Макароны по-флотски, военный всхлип, гы-гы
Subscribe

  • Адмиралтейская карта 1827 - 1953 гг.

    Павел Калмыков где-то в дебрях интернетов выкопал интереснейшую карту Авачинской губы. Карту нарисовали в 1827 году британцы - кэптен…

  • Очень хорошо сказано

    ...И сейчас всё громче звучат голоса: давайте каяться, давайте плакать... а мы и плачем. Плачем, читая письма дедов и бабушек; плачем, приходя…

  • За двести восемь!

    Прелестно =))) Испанец (или итальянец?.. не, всё ж таки, кажись, испанец) прикупил радиоуправляемый танк Т-34-85 16-го калибра от Heng Long и…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments

  • Адмиралтейская карта 1827 - 1953 гг.

    Павел Калмыков где-то в дебрях интернетов выкопал интереснейшую карту Авачинской губы. Карту нарисовали в 1827 году британцы - кэптен…

  • Очень хорошо сказано

    ...И сейчас всё громче звучат голоса: давайте каяться, давайте плакать... а мы и плачем. Плачем, читая письма дедов и бабушек; плачем, приходя…

  • За двести восемь!

    Прелестно =))) Испанец (или итальянец?.. не, всё ж таки, кажись, испанец) прикупил радиоуправляемый танк Т-34-85 16-го калибра от Heng Long и…