Юрий РОСС (filibuster60) wrote,
Юрий РОСС
filibuster60

Categories:

Сказка для Кузи



      Кузя, ты опять просишь сказку перед сном?
      Да с радостью.
      Только пообещай мне, что сразу после сказки ты будешь хорошо спать, ладно?    
В общем, слушай.
      В некотором тридвенадцатом царстве, оно же тритринадцатое государство, жил да был царь.
      И было у него три сына – старший умный, средний статный, а третий, как и положено, дурак.
      И сказал им как-то царь: «Пойдите туда, не знаю куда, и принесите то, не знаю что».
      И отправились сыновья известно куда – за тридевять земель на остров Буян, где стоит камень бел-горюч, а возле него дуб стовековой, а на дубе том ларец кованый, а в ларце том как раз и лежит то, не знаю что.
      И стали они думу думать, как бы ларец тот с дуба снять. Никак придумать не могли; старший со средним перессорились, кому же на дуб за ларцом-то лезть, а младшему и вовсе всё было по фигу.
      И вернулись они обратно, не солоно хлебавши, то есть ни с чем.
      Крепко осерчал царь, когда сыновья вернулись ни с чем. И решил он тогда всех троих братьев в назидание друг другу заживо женить...
      Ой, стоп!.. Что-то я не туда заехал, потому что это совсем другая сказка, а наша сказка – про царскую дочь.
      Да-да! Потому что, кроме сыновей, была у царя ещё и дочь – царевна Смеяна, красавица писаная.
      Смеяна – это потому что она круглосуточно смеялась над всем, что видит: и над царскими боярами-советниками, и над няньками своими, и над попугаем заморским в клетке, и даже над самим царём. Царский шут в те времена уже который срок подряд в темнице мотал, а она всё смеялась и смеялась. Смеялась за завтраком, смеялась за обедом и ужином, радостно веселилась по поводу и без, хохотала во сне, хихикала на проповедях, прыскала в кулачок при виде погребальных процессий, а уж как ржала на царских пирах и девичьих посиделках – так то ни в сказке сказать, ни пером описать.
      И никто не знал, что делать. Никто её вылечить не мог. Придворные лекари с ног сбились, знахари и колдуны уж все волшебные травы в царстве повыдергали и с чем только их не смешивали, а она всё смеётся и смеётся. Заморские маги-гипнотизёры лишь руками растерянно разводили. Чего ей только не показывали – а про то и сказывать-то неудобно – да всё без толку. Смеяна знай себе хохочет – спасу нет, и все за ней тоже, так что не царство уже получается, а форменный сумасшедший дом.
      И сказал тогда царь: «Кто царевну Смеяну от хвори неведомой исцелит хотя бы на час, тому в жёны её отдам, да ещё и полцарства впридачу».
      И повезли царские гонцы указ во все края царства, и всему честному люду его зачитали.
      Однако время шло, а никто так и не сумел Смеяну излечить, хотя многие пытались. Гонцы сто коней буланых загнали, сто сапог железных стоптали, сто хлебов каменных сглотали, сто глоток лужёных сорвали, исходили-изъездили всё царство, а лекаря умелого так и не сыскали.
      А гулял в то время печальное (то есть смешное) по белу свету весёлый бард-менестрель. Был он не под стать сыновьям царским: хоть не шибко умён и не столь статен, но и не дурак. Пел людям песенки, всякие прибаутки да притчи рассказывал… как тут схватили его царские гонцы и привели к царю во дворец.
      И сказал царь барду-менестрелю:
      – Всё ходишь по царству, воду мутишь, песенки распеваешь, байки травишь? А крайний мой указ тебе вслух что, не зачитывали?! Чего молчишь? Вот только попробуй не исцели. Время пошло.
      Пригорюнился бард-менестрель. А тут и царевну Смеяну под белы рученьки вводят. Под рученьки – это потому, что она от смеха еле на ногах стоит, а как увидала менестреля, так вообще на такой ржач прибило, что аж полати трясутся.
      Вот тут-то и встретились их взгляды. Точнее, взгляд барда-менестреля встретился с зажмуренными от хохота глазами красавицы-царевны. И он тут же влюбился в неё, и понял, что другого такого шанса у него просто не будет.
      – А что, – пожал плечами бард-менестрель. – Есть такая песенка: «Лечить так лечить». И полцарства мне твоего не надо. Что может быть лучше всегда весёлой жены?
      – Ты меня тут при всех боярах-то не парафинь, трепач несчастный, – говорит царь, – а то я тебе гусли-самогуды твои шестиструнные живо велю засунуть сам знаешь куда. Отвечай, вылечишь царевну Смеяну али нет? Не вылечишь – таки засуну вместе с футляром, а потом ещё и голову с плеч; а коли вылечишь, то слово моё верное.
      А сам на секундомер песочный поглядывает. Который с гирьками и кукушкой.
      – Ну, царь-батюшка, я тебя за язык не тянул, – отвечает бард-менестрель. – Повели сей же час DVD-плейер принести, да чтоб с экраном цветным. И сажай вот сюда свою Смеяну, излечим в один миг. Махом излечим, делов-то...
      И достал он из своей бардовско-менестрельской сумы дорожной флэшку заветную.
      А когда видеоплейер принесли, да к цветному экрану плазменному-то подключили, да усадили перед ним царевну Смеяну, бард-менестрель на флэшке той один волшебный файл нашёл, да и запустил Смеяне на воспроизведение.
      И сразу перестала хохотать Смеяна, трёх минут не прошло. Стала серьёзная такая, хоть и по-прежнему красивая, и тут все к экрану было ринулись посмотреть, что же там за магия такая, но бард-менестрель на пути их встал, нахмурившись:
      – Нельзя вам это смотреть! Опасно для жизни!
      И выключил плейер. Царевна снова засмеялась весело, а слово-то не воробей, вылетит – не поймаешь. Тем более – слово царское, на всё царство вслух и письменно сказанное...
      Так что тут же свадьбу сыграли весёлую – пир на весь мир – и полцарства барду-менестрелю торжественно вручили; и я там был, мёд-пиво пил до упаду, и по усам текло, но всё равно в рот вполне достаточно попало.
      И живут они теперь счастливо-весело в зелёном лесу у синей речки, живут в любви и согласии, песни распевая, радуясь жизни и, конечно же, смеясь. Те полцарства бард-менестрель царю обратно подарил через год на день рождения, потому что оно им и на фиг не сдалось.
      А плейер с экраном в углу выключенные стоят. Не нужные. Как и та заветная флэшка, на которой волшебный файл с Петросяном.
      Сказка – ложь, да в ней намёк, добрым молодцам урок: даже страшные и жуткие вещи могут быть использованы во благо, ежели с умом. В том числе и видеозаписи монологов Петросяна.
      И хорошо, Кузя, что ты не знаешь, кто это такой – Петросян. Ни к чему тебе это. Так что выполняй своё обещание и спи, а завтра будет весёлый добрый день.
      Спокойной тебе ночи и сладких снов! :)

© 2011, ноябрь
   
Tags: гы-гы, сказки
Subscribe

  • Смарт-часы - это вещчь!

    Особенно китайские бюджетные. Можно, например, замерить пульс в палке сервелата: 76 в минуту. Или кровяное давление в апельсине: 117 / 89. И…

  • Зарисовка из жизни

    – Смотри, чо у меня с рукой. – Ох, ни фига ж себе! Это где ж ты так? – Да с крыши грохнулся. – С крыши?! –…

  • Второй год без "Абордажа"

    Камчатский Роспотребнадзор запретил проведение фестиваля "Абордаж-2021". Несмотря на действующее постановление губернатора,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments