Юрий РОСС (filibuster60) wrote,
Юрий РОСС
filibuster60

Categories:
  • Mood:
  • Music:

Быт



Эскизик "Груши" . Интересно выглядят ракетные отсеки...

Максим Токарев ©
БЫТ *

     Построение экипажа «груши» (667АТ) на подъём флага. Утро после тяжёлой пьянки офицерского состава, включая высший командный – с разбитой гитарой, семечками в закусь и игрой в регби секретной книжкой «Справочник командира подводной лодки». На льдине, метрах в десяти от борта лодки очень заметно из-за своей жёлтой пошарпанности лежит герметичка – используемая в качестве закрывающейся мусорной корзины железная коробка с отчётливой вмятиной в боку: кто-то пробил ей с палубы лодки пенальти Северному флоту, целясь в створ выхода из Кольского залива.
     Командир, медленно бредя вдоль строя:
     – Я! Этот бардак терпеть не намерен! Кто выбросил герметичку за борт?! Если не найду виновного, все залезем на крейсер и будем бидонить до третьего пришествия, пропуская второе!
     Он останавливается около молодого мичмана из БЧ-3, бывшего сверчка, и, глядя в мичманскую грудь, в который уже раз произносит:
     – Я ещё раз спрашиваю: кто выбросил за борт герметичку?
     Молчание.
     – Хорошо. Кто знает того, кто выбросил за борт эту (трах-тарарах) герметичку?!
     Мичман, не в силах переносить такой прессинг старого капитана первого ранга, срывается с моральных тормозов:
     – Т-т-т...т-товарищ командир...
     – А? Ты, Калугин?! Ты знаешь, кто?!
     – Т-так т-точно, т-тащ ком-мандир...
     – Кто?!
     – В... в-в-в-в... в-вы, тащ коммандир! – поёт мичман, переходя на фальцет и сжимаясь внутренне и внешне.
     – Да? – бормочет кэп и, поворачиваясь к старпому, открывает глаза – красные, как у жареного крокодила.
     Старпом смотрит на него и слегка, чтоб не было видно абсолютно всем, опускает уголки губ, одновременно чуть-чуть разводя в сторону руки, принимая вид: «ну, типа да, то есть так точно, юрь-саныч, хули там...»
     – Калугин, – говорит командир, опять прикрывая глаза и пряча их под козырьком капразовской шапки с ручкой, – а ты молодец. Типа Павлик Морозов, да? Ну, молодец.
     Он отходит в строевое положение командира – во фронт. Перед ним – его экипаж, давно не бывший в море. За ним – его лодка, которую в море, скорее всего, выпустят не скоро, да и то лишь дойти до Северосвинска для разделки по старости. Вокруг – суровая зима Заполярья и скотские условия жизни северных ЗАТО начала девяностых.
     – Так вот, старпом. На всех герметичках обновить краску и маркировку. Немедленно. Назначить ответственных, об исполнении доложить. Эту же... – неопределённый жест в сторону моря, – достать и списать установленным порядком! Помощник, списать – это вам! А ответственным за... за возвращение герметички на борт назначается мичман Калугин! Личный состав не привлекать, Калугин! Что? Как доставать?! Языком, был-ля! Языком своим длинным!!! И БЧ-3, старпом, проверить на предмет наличия и сохранности секретных документов! И учение провести – «Моральная устойчивость сове... российского военнослужащего на допросах»! План учения – мне на подпись!
     Было без минуты восемь. От КПП зоны РБ пробежал зайцем и встал в строй последний член экипажа. На Северном флоте начинался новый день.

     * из неизданного сборника "У зелёной черты на мокрой воде"
Tags: Макс Токарев, военный всхлип, гы-гы, подводные лодки
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments