Юрий РОСС (filibuster60) wrote,
Юрий РОСС
filibuster60

Categories:
  • Mood:
  • Music:

Ну, так в чём же отличие?

     И, чтобы временно подзавершить тему... Стоп, а возможно ли это? Подумаю... А Макс © пока скажет своё слово (имеет право):

НУ, ТАК В ЧЁМ ЖЕ ОТЛИЧИЕ?

     Подводника от надводника?
     Есть ли оно, это отличие?
     Есть.



     Некоторые вообще думают, что подводники ближе к космонавтам, чем к морякам. И это не совсем лишено смысла. С тех самых пор, как в пределах прочных корпусов затарахтели реакторы – условненько так говоря – никто не слышит самого реактора. Да это и неважно. С этого самого момента для подводников всплытие стало не жизненной, а досадной необходимостью. Абстрактному ЗАКАЗЧИКУ в абстрактном лице ФЛОТА в ещё более абстрактном лице ГШ ВМФ – и эти абстракции можно продолжать, пока не упрёмся в конкретных физических лиц в нижнем белье и с обычными человеческими болячками – нужен подводный корабль, по возможности вообще не всплывающий, ещё лучше – бегающий по дну Мирового океана, где он вообще недосягаем для всего человеческого оружия. Вот только связаться с ним будет нельзя. Но и это вовсю пытаемся разрешить – чего только не выдумывали, вплоть до потока реликтовых частиц нейтрино.
     К счастью, это невозможно. И лодкам приходится всплывать на сеансы связи и определения места. Как минимум. Значит, ребята – те самые, которые пять лет учились делать выбор – всё же моряки, а не космонавты. Всё ж такие же моряки, как и их надводные собратья, которые по боевым возможностям им уже в подметки не годятся – подводный флот давно уже обогнал надводный и по уровню технологий, и по разрушительной мощи оружия – а где не обогнал, там скоро вырвется.
     Они – моряки. Уже хотя бы потому, что выход из базы и первые плавные крены корпуса на волнении ощущаются точно так же. Уже хотя бы потому, что точно так же и возвращаются.
     И всё-таки, отличия есть, и их много.
     И есть главное отличие – подводник уже утонул. Он дышит, живёт, двигается, думает о своём совсем по-человечески, и всё же – он уже утонул. И каждое всплытие есть его чудесное спасение. Это совсем не ерунда. Есть у каждого человека такая штука – подсознание, так вот его-то как раз не обманешь. Оно-то как раз и понимает, что происходит какая-то глупость. И что воздух – не воздух, и что Солнца нет. Какое-то время психика сопротивляется, потому что ведь работают же абсолютно бессознательные системы организма – дыхание, сердцебиение и ещё несколько базовых. И психика не понимает: как так, организм физически живет, а вот всё остальное природное отсутствует, и сверху – вода. И пока прочный корпус изнутри сохраняет элемент новизны – то есть существуют ещё неизвестные подсознанию заклёпки, кабель-трассы, трубопроводы, и есть чем ему заняться – «крыша» терпит нагрузку. А вот когда уже нет – через сорок-шестьдесят дней – вот тогда психика признаёт, что это уже не есть жизнь человеческого организма на Земле, а значит, она не обязана соблюдать некоторые ерундовые условности – ну, например, делать какие-то различия между реальностью и вымыслом, то есть персональные глюки психика человека перестаёт отличать от действительно существующих вещей.
     И радиация, равно как и отсутствие обычной, солнечной, это лишь фактор для психики.
     Главное – в голове.
     А ещё подводник – комок нервов. То есть при общей заторможенности организма нервная система напряжена – ведь действительно, от одного зависят все.
     Всё это совсем невесело. И то, что называется романтикой, обеспечивает не только внедрение человека в эту странную, отдельную реальность, но и какое-то время его удерживает там, потому что кажется – в следующий раз будет проще, будет как-то определённее для нервов и психики, потому что уж очень не по-человечески это всё.
     Не будет. Единственная определённость – это солнечный свет в шахте верхнего рубочного люка и (или) незаметная смерть через угарное засыпание в полузатопленной тьме высокого давления. Всё остальное – неопределенность, к которой организм не привыкает никогда.
     Мне кажется, при всём великолепии юмора, иронии и, наконец, просто русской литературности Александра Покровского главное в той части, где он пишет о подводной жизни – об этой реальной нереальности. О том, что законсервированному на время автономки полнокровному, здоровому, умному, сильному, чувствующему человеку каждый раз всё труднее и труднее находить консервный нож для того, чтобы вновь выпустить на волю свою душу.
     Собственно, любое Дело Жизни где-то сродни такому пульсирующему ритму «жизнь / смерть». Но мало какое при этом так жёстко и безвозвратно чертит эту косую черту. Так-то вот.
     Всё это совсем не значит, что я против этого пласта морской культуры цивилизации.
     Только всё, что написано выше – правда.
     Её стоит учитывать в любом случае. Не ошибитесь, выбирая.

Tags: Макс Токарев, подводные лодки
Subscribe

  • Три копейки

  • Парус! Зашили парус!..

    Прикольная ирландская песенка (вообще люблю ирландский фолк). В каментах к видео там пару раз уверяют, что это такой алкотест. Ну... может быть.…

  • В поисках Прайсов

    Ну, имеется ряд неточностей, конечно. Не буду заострять на них, ибо не суть. Главное: не сказал, что на том месте в XX веке было поселковое…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments