Юрий РОСС (filibuster60) wrote,
Юрий РОСС
filibuster60

Categories:
  • Mood:
  • Music:

Практикум экзистенциального выбора

     Сначала хотел этот замечательный рассказик Макса Токарева © поставить как ответ френду-моряку-штурману myaoka на его реплай, а потом решил, что рассказик-то совершенно самостоятельный для всех френдов и не френдов - и для свежеиспечённого лейтенанта-подводника yuri_malinin, и для опытного волка ancient_skipper, и для прицельно-рассудительного хохмача u_96... Для всех. Итак, Макс Токарев, "Практикум экзистенциального выбора".

ПРАКТИКУМ ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНОГО ВЫБОРА

     Каюта РПКСН: каплей и курсант, спирт, банка сайры, кусочек хлеба, луковица, давно сгоревший электрочайник в роли графина с водой, два стакана. Дверь в коридор пятого-бис отсека приоткрыта, там слоняются люди в РБ. Вечер, хотя этого не поймёшь – окошек-то нету...
     – …Да ну на фиг, Макс! Все курсанты так вот и говорят: «Йа-а-а-а-а?! Чтобы йя-а-а сюда служить приехал? На кой хер мне это надо? У меня папа (мама, прабабушка...) банком заведует (или заводом), чего мне сюда переться-то?! Вот оттрублю стаж, напишу диплом, и – привет, в народное хозяйство. Паш-шёл он на хер, этот флот!» Вот прям так все и говорят. А потом, летом, глядь – а все они здесь, в этом северном захолустье, молодые, необмятые ещё службой, весенне-паутинчатые, возвышенные... А здесь-то вот, за переборкой – шестнадцать ракет, каждая размером с Нью-Йорк трупов. Наливай. Женя! Женя-я!
     На сцене появляется третий стакан.
     – Ну, чего?
     – Вот тебе яркий пример: ты вот, Евгений Семёныч, чего говорил буквально год назад, вот прямо здесь, за пультом «Молнии», будучи курсантом ещё? А? Что в Калининграде у тебя папа в «мерсисосе» с гавайским сёрфом наперевес? Что «видал ты в рот подводный флот и эти атомные лодки?»
     – Э-э-э... А-а-а... не помню. По пьяни-то, так, может, и говорил.
     – «По пьяни»... ты хоть раз за год службы в базе на обед трезвым уходил?
     – Одиннадцать.
     – Что – «одиннадцать»?
     – Раз. Трезвым уходил. На обед.
     – Вот видишь... а орал-то: «У меня квартира, у меня фирма...» Наливай. И ты здесь будешь. А здесь-то вот, за переборкой – шестнадцать ракет, каждая размером с Нью-Йорк трупов. Я скажу, почему ты здесь будешь. Сказать? Видишь ли, это Система. Воспитание. Что ты на гражданке? Ничто. Ты же в интригах – нулевой. Ты вот себе представь: офис, кондиционер, компьютер... тётки такие стервозно-нарядные. Чё лыбишься? Нравится? То-то и оно, что нравится, будто в сказку попал. А это, дружок, не сказка – там работать надо. В таких вот условиях. Ни пенсию тебе никто не гарантирует, ни отпуск, ни-че-го. А здесь-то вот, за переборкой – шестнадцать ракет, каждая размером с Нью-Йорк трупов. А там – только ты сам, без пробкового нагрудника, фуражки и удостоверения. Сам по себе, в чём хочешь, там и дрочишь. Но никто тебе ничего не должен. Как себя покажешь, так и будет. Всё от этого зависит. И вся эта красивенькая офисная дребедень – просто рабочее место. И люди там – им шинель в трусы заправить не прикажешь, не рявкнешь, матом орать не будешь при бабах-то... И это – тока присказка... А профессия? А жить где? С предками? Уже не лыбишься? Наливай. А здесь-то вот, за переборкой – шестнадцать ракет, каждая размером с Нью-Йорк трупов. Строго говоря, тебе, конечно, все это великолепие там, на гражданке – квартиру, машину, деньги – могут и просто подарить. Но толку от этого не будет никакого. Потому что ты по-граждански жить не умеешь. Не научился. И я не научился. Женька вот – тоже не научился. А здесь-то, за переборкой – шестнадцать ракет, каждая размером с Нью-Йорк трупов. Но это тока часть проблемы. Наливай. Вторая часть: почему именно сюда? А потому что льготы. Дети ведь есть?
     – Есть...
     – Вот. Детей жалко. Хоть и климат здесь мерзкий, но всё ж: год за два, деньги, санаторий... а один часовой пояс с Москвой. Еврейский Север. И здесь вот, всё же, за переборкой – шестнадцать ракет, каждая размером с Нью-Йорк трупов, да... А служба... да она везде скотская... так лучше за хорошие деньги, чем за так себе, да? Семейному здесь лучше. Во всех смыслах. У Женьки вот младшему два месяца – видишь, обрубился, бедняга, трёх тостов хватило... Детям здесь, конечно, дерьмово. Но зато деньги. Квартира. Год за два. Звания быстро выходят. Так что ты приедешь. Точно тебе говорю. Вот получишь погоны и приедешь. Не в мой экипаж, так в другой. Не сюда, так в Лицу. Или в Видяево. Но здесь-то вот, за переборкой – шестнадцать ракет, каждая размером с Нью-Йорк трупов.
     – Гм... ну, то, что я хотел сказать, вы, Дим-Димыч, уже сказали.
     – Насчет папы – турецко-подданного?
     – Вроде того.
     – Ладно. Всё ведь очевидно. Но лучше служить у нас, на бомбовозах – они в моря ходят посолиднее, нет вот этой суеты и беготни многоцелевых лодок... И в конце концов, здесь вот, за переборкой – шестнадцать ракет, каждая размером с Нью-Йорк трупов. Ты корабль-то видел?
     – Видел.
     – Ну и как?
     – Всплывающая камера в корме поразила.
     – Тем, что только на двоих человек?
     – Нет – тем, насколько ржавыми болтами прикручена.
     – Ха, ну вот скажи, а нормально это – иметь в экипаже за сто тридцать рыл спасательное средство на двух человек? Ещё и ржавое? Может, тьфу-тьфу, наливай, и без аварий пока, потому что хрен расслабишься – некуда бежать. А здесь-то вот, за переборкой – шестнадцать ракет, каждая размером с Нью-Йорк трупов...
     Беседа продолжалась, на столе поменялась на полную литровая банка спирта. Но философия без хорошей закуски изощрённой не бывает, а обобщений только потому, что все друг друга уважают, не хотелось. Поэтому я, улучив момент, слинял в свою каюту. Впрочем, место долго не пустовало – техник-космонавт притащил тарань, и я тихо порадовался, что избавлен от столь сомнительных вкусовых сочетаний. Хорошие ребята, хотя и слишком много спирта. Но ничего удивительного: здесь-то вот, за переборкой – шестнадцать ракет, каждая размером... тьфу ты, ну и присказка у человека, а? Дефектец речи, так сказать. Профессиональный.
     Так. Надо спать. Журнал... интересно, смогу ли я читать? О-о-о, «Гангут»! Кто-то здесь военную историю ценит, надо же...
     «...утром 22 сентября конвой QP14 был атакован лодкой U-435 (капитан-лейтенант Штрелов). Одна из торпед попала в судно коммодора конвоя «Ocean Voice», в результате чего его пришлось оставить. Среди погибших был и новорождённый ребёнок – сын одной из пассажирок судна, жены советского посольского работника в Англии, родившийся на борту накануне...»
     ...Пьянь. Я – просто подзаборная пьянь... слезу вышибает... ребёнок-то при чём? Дура, попёрлась беременная через воюющий океан... но ребёнок-то в чём виноват?.. твою же ж мать... назвать-то хоть успела? Судно английское...
     Потом был провал в тяжёлый сон в угольном воздухе подводного крейсера, а под утро (хотя понять этого было нельзя – окошек-то нету) приснился сон: мать и младенец идут по воде, а длинная узкая игла немецкой «семёрки» убегает от них в сизом дыму выхлопа дизелей, и погрузиться не может, и убежать за горизонт... а в ограждении рубки – я. Один. Глядь – а лодка-то уже не немецкая, а самый настоящий БДРМ. Озираюсь – а здесь-то вот, за переборкой – шестнадцать ракет, каждая размером с Нью-Йорк трупов…
     И тогда я проснулся, в пьяном угаре и в холодном поту – единственный раз в жизни. И это было утро. Хотя понять этого было нельзя – окошек-то нету. Просто кто-то растолкал командира группы космической связи, Женьку – у сына поднялась температура, и он уполз домой, оставив Родине свою боевую вахту по поводу шестнадцати ракет за переборкой – и каждая, заметьте, размером с Нью-Йорк трупов.
     Как вы понимаете, я не пошёл служить на подводные лодки. Может быть, друзьям я называл другие причины. А может, не называл никаких. Не помню.

     P.S. «Подводная лодка U-435 типа VIIC (кавалер Рыцарского креста корветтенкапитан Зигфрид фон Штрелов) 9 июля 1943 года была атакована у берегов Португалии «веллингтоном» 179-й эскадрильи Берегового командования Королевских ВВС Великобритании (командир – Flying Officer E. J. Fisher) и погибла со всем экипажем. Delentum deleo».
     Куда ж ты от себя убежишь?
 
Tags: Макс Токарев, подводные лодки, френды
Subscribe

  • Зарисовка из жизни

    – Смотри, чо у меня с рукой. – Ох, ни фига ж себе! Это где ж ты так? – Да с крыши грохнулся. – С крыши?! –…

  • Windy 6 июля, море у Паланы

    Безотносительно цепочки моих незаконченных размышлений о Палане и судьбе борта RA-26085 имею положить сюда основу для возможных будущих выводов.…

  • Рюстем...

    Нам напророчено: днём будет солнечно, Небо увидит земля. А пока - Рваными клочьями низкая облачность, Видимость ниже нуля... Всегда добрый и…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments