Юрий РОСС (filibuster60) wrote,
Юрий РОСС
filibuster60

Categories:

Немного про "рацухи"

       Ну, так о чём мы там?
       А, вспомнил. О рацработе же.
       То есть о рационализаторской, так её и разэтак.
       В общем, директивка была, и приказ Главкома был, и приказы командующих флотами-флотилиями. Каждый офицер и мичман в течение года должен был выдать на-гора минимум два рационализаторских предложения. Или одно изобретение.
       Вне зависимости от должности. По-моему, только «рыцари языка и слова», сиречь политрабочие, были от сего тяжкого бремени освобождены. Хотя им тоже не возбранялось у себя в кабинете с портретами вождей что-нибудь изобрести или рационализировать. И, говорят, вроде бы даже случаи такие были. Ржач несусветный.
       На флоте всегда есть что рационализировать. Усовершенствовать. Улучшить, упростить, сделать удобнее. Например, подводную лодку. Силами личного состава, силами экипажа. Те, кто её строил, не додумались – значит, должны додуматься мы. Есть мнение, что атомоход К-429 на Камчатке в 1983-м утонул как раз в результате внедрения такой вот «рацухи» в системе вентиляции.
       Уже не помню, как оценивалось изобретение. Рацпредложение же оценивалось на глазок. Эффект есть? Есть. Какой? Экономический. Улучшилась эксплутация сложной боевой техники, налицо выгода государству. Плюс боевой эффект. Супостата громить будет проще.
       В штабах флотов и флотилий имелись целые отделы РИЗ. Туда посылались отчёты – не то раз в год, не до раз в полгода. Кто чего изобрёл. Они всё это дело корпели-обобщали и пачками слали выше. А свыше приходили уже бюллетени: мол, где-то на Черноморском флоте сметливые ребята вон чего придумали, так что и вам не мешает внедрить. О внедрении – доложить, и попробуй не внедри и не доложи.
       Можно ли рационализировать ракету? Нет. Нельзя. Понятно почему: кто будет отвечать, если она в результате внедрённой «рацухи» полетит невидимо куда? Поэтому рационализировалось всё вокруг ракет, торпед, пушек и антенн. Не подал за год ни одной «рацухи» – получи выговор, тащи служебную карточку обратной стороной вверх.
       В ядрёнутых войсках военно-морского флота рационализировать можно было всё, кроме собственно изделий. Инструмент, контрольно-стендовая аппаратура – пожалуйста, но в таком случае внедрять идею разрешалось только после высочайшего утверждения, оно спускалось сверху в виде бюллетеня по доработке техники. А что попроще – так без вопросов вообще.
       И садилась комиссия РИЗ части, и заседала. Три бедолаги – капитан-лейтенант, старлей и лейтенантик, приказом командира назначенные изображать рассмотрение всей этой чуши, а председателем комиссии был главный инженер. Который порою задирал взгляд к облакам (сквозь полутораметровые железобетонные потолки спецсооружения) и шептал: «О, Хосссподя!..» Ибо вымученные рацпредложения вызывали желание биться головой о такую же полутораметровую стену. Изнутри. Но они же доставляли и немало незабываемых минут. В том числе и командиру части, утверждавшему протокол.
       – Что там дальше?
       – Рационализаторское предложение номер семь. Мичман Караганов, вторая группа сборки.
       – Чё придумал?
       – Кронштейн. «С целью улучшения условий эксплуатации специального вооружения личным составом сборочных бригад…» бла-бла-бла… короче, вот тут такая вешалка, чтоб стропы траверсы не болтались.
       – Ну-ка, дай глянуть… А чё? Вещь. Смотри.
       – Ага… хитро придумал.
       – Принимаем?
       – Принимаем. Пиши: «десять рублей».
       Дверь открывается, входит главный инженер. Все вскакивают.
       – Сидите, продолжайте.
       – Есть! Читай дальше.
       И я читаю:
       – «Универсальный полотёр с удлинённой рукояткой».
       – Чего-о?!
       – «Универсальный поло…»
       – Это чьё?
       – Старший мичман Распопин, группа сборки номер три.
       – Дай глянуть, – это главный. – Тьфу. В моём детстве это всегда шваброй называлось.
       – Александр Матвеевич, если мы его не примем, мы как раз одно предложение не дотягиваем.
       – Н-да? – потёр подбородок. – Ну, тогда, значит, принимайте. Усовершенствования есть?
       Радостно:
       – Так точно, есть! Вот здесь, смотрите, отверстие просверлено, для закрепления ветоши на рабочей части, и ещё одно, чтоб вешать…
       – Ну, хорошо, хорошо.
       – Пиши: «десять рублей».
       Пишу.
       Главный задумчиво глядит в противоположную стену учебного класса, где висит электрифицированный стенд по технике безопасности (тоже, между прочим, «рацуха», коллективная, нашей группы, тридцать рублей); губы его неслышно и еле заметно шепчут что-то напоминающее «от, бля».
       – Давай дальше.
       Даю:
       – «Старший лейтенант Завражный, группа сборки номер один. Унифицированное приспособление для исключения потерь рабочей жидкости при дозированной заливке в горловину».
       Главный, оживившись вместе со всеми:
       – Как-как?
       – Унифицированное приспособление для... дозированной…
       – Дык, это ж воронка от «ишака».
       «Ишак» – это гидростенд ТС32М, входит в состав контрольно-стендовой аппаратуры. Накачиваем нашу «кормилицу» спирто-касторовой смесью и проверяем срабатывание датчиков давления воды. Качаем съёмными рычагами, при этом насосы стенда скрипят по-ишачиному, отсюда и название. Рабочая смесь заливается в горловину через специально прилагаемую к «ишаку» дюралевую воронку с длинной пипкой, но горловина расположена так, что нормально воронку не воткнёшь, только наискось, и держать неудобно, можно пролить и т.п.
       – А смотрите, тащ, он её предлагает вот так вот изогнуть под сорок пять и ещё под сорок пять, получается колено. Действительно, удобнее наливать.
       Главный смотрит на меня в упор, не мигая.
       – Кому что, а этому лишь бы про шыло.
       Улыбается, встаёт и выходит.
       – Десять рублей. Дальше.
       – «Универсальный рабочий комплект начальника специальной тактической группы»…
       – Ага, портфель на ремне. Десять рублей.
       Короче, послали мою воронку в отдел флотилии. Оттуда – в управление флота. Оттуда – в управление военно-морского флота. Оттуда – в главное управление министерства обороны. В двенадцатое. Оттуда – проектировщику гидростенда. Обратно ей предстояло вернуться по тому же пути, но уже в виде бюллетеня на доработку штатной воронки. Если примут, конечно.
       Во всяком случае, так должно было быть. Но этого я уже не знаю: перевёлся с Бечевинки в другое место. Там, конечно, тоже были «ишаки», но вскоре их заменили на другую аппаратуру, более новую и с нормально расположенной горловиной.
       Количество календарных прослуженных лет офицера или мичмана в те времена равнялось количеству поданных им рацпредложений, делённому пополам.

© 2010
из ненапечатанного сборника «Макароны по-флотски»
  

Tags: Макароны по-флотски, военный всхлип, гы-гы
Subscribe

  • Список бухт

    Попробуем составить список бухт, который может оказаться не лишним для того, кто вечно путается в акватории Авачинской губы (особенно для того, кто…

  • Секретные миссии, ч. 2

    начало | продолжение | окончание СЕКРЕТНЫЕ МИССИИ немецких подводных лодок, связанные с размещением в Арктике метеостанций, в том числе…

  • Неправильная песня

    Хоть и красивая: Chorus: Ah for just one time, I would take the Northwest Passage, To find the hand of Franklin reaching for the Beaufort…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 29 comments

  • Список бухт

    Попробуем составить список бухт, который может оказаться не лишним для того, кто вечно путается в акватории Авачинской губы (особенно для того, кто…

  • Секретные миссии, ч. 2

    начало | продолжение | окончание СЕКРЕТНЫЕ МИССИИ немецких подводных лодок, связанные с размещением в Арктике метеостанций, в том числе…

  • Неправильная песня

    Хоть и красивая: Chorus: Ah for just one time, I would take the Northwest Passage, To find the hand of Franklin reaching for the Beaufort…