Юрий РОСС (filibuster60) wrote,
Юрий РОСС
filibuster60

  • Music:

Абордаж-2010

      ...Корвет «Чёрная барабулька» вот уже которые сутки болтается посреди океана на мёртвой зыби. Паруса безвольно висят, словно жухлые тряпки. Вместо фока – здоровенный баннер творческого объединения «Полуостров вдохновения», вместо фор-марселя – старая и цветастая капитанская простыня. Спущенный кливер сморщенно лежит на бушприте. А на блинда-рее положенного паруса нет вовсе – он валяется дырявый на полубаке по левому борту. На ноке фока-рея висит печальный скелет в камуфляжной бандане от компании «Сплав». Разумеется, его зовут Томми. Над корветом уныло свисает бело-сине-красный флаг с нарисованным американским Винни-Пухом (прозрачный намёк на эмблему одной из правящих партий в одной стране). Возле самого борта лицом к корвету сидит суфлёрша с надписью на спине: «SUFLЁR».
       На палубе появляется Кэп,он берёт гитару и орёт на мотив манго-манговских «Аквалангистов»; в процессе песенки на палубе появляется экипаж:



Я плаваю по океанам,
Я весь капитан «Барабульки».
На свете нет лучше корвета,
Поскольку корвета нет лучше!
    А это мой Боцман надёжный!
    Он самый крутой боцманюга!
    Его семихвостая кошка –
    Гроза всем испанским идальгам!
        Мы флибустьеры – это не игра!!! Да!!!
        И взрослые знают, и дети:
        Мы вахту стоим на корвете!
        Мы флибустьеры!!! Это харашо-о-о.
Мой Лоцман солёный, как волны,
Он все перепробовал мели.
А Штурман нанёс их на карту –
Мы плаваем безаварийно!
    А это наш вперёдсмотрящий,
    Она нам заштопает парус,
    А также она – переводчик
    Со свежим дипломом юриста!
(все вместе)
       Мы флибустьеры – это не игра!!! Дааааа!!!
       И взрослые знают, и дети:
       Мы вахту стоим на корвете!
       Мы флибустьеры!!! Это харашо!!!



Вперёдсмотрящая Переводчица-юрисконсульт Катюня Кудряшова

       Экипаж старательно нюхает ветер. Ветра нет. Лоцман всё время измеряет глубину с помощью ручного лота – это кирпич с привязанной к нему верёвкой и надписью «LOT». Экипаж говорит на иностранном языке; Вперёдсмотрящая переводчица переводит в микрофон скучным голосом, параллельно штопая парус, который подобрала на полубаке.
       Кэп: Каррамба аллегро престо виваче септима!
       Переводчица: Штурман.
       Штурман (с досадой): Модерато субдоминанта…
       Переводчица: Я.
       Кэп: Крещендо ундецима кварта флажолет?
       Переводчица: Приборы?
       Штурман: Шизгарес!
       Переводчица: Шестьдесят.
       Кэп (возмущённо): А-капелла меццо-форте шизгарес?!
       Переводчица: Что – «шестьдесят»?
       Штурман (ехидно): А-капелла меццо-форте флажолет?
       Переводчица: А что – «приборы»?



Штурман - Димка Кащенко, он же Сальери

       Кэп: Прима аллегретто контральто!
       Переводчица: Лоцман.
       Лоцман: Пианиссимо декаданс!
       Переводчица: Я.
       Кэп: Стаккато нона доминанта?
       Переводчица: Глубина?
       Лоцман: Квинта форшлаг!
       Переводчица: Пять килóметров до дна.
       Кэп кидает в переводчицу петарду. Петарда взрывается.
       Переводчица (штопая парус): Э, э! Ты чё?!
       Кэп: А ничё. Нормально переводить надо было.
       Боцман, Штурман, Лоцман: Иииии заа абооооорт её бросаааа-ет!..
       Переводчица (штопая парус): Давай, давай, бросай. Кто вам паруса и носки штопать будет? (достаёт бутылку рома «Captain Morgan», делает  глоток с горла)
       Кэп (отбирает бутылку, делает глоток с горла): Какая гадость… (передаёт бутылку Боцману)



Боцман - ЛАхматый Александр Коротченко

       Боцман (глоток с горла): Какая гадость! (передаёт Штурману)
       Штурман (глоток с горла): Какая гадость! (передаёт Лоцману)
       Лоцман (глоток с горла): Какая гадость! (допивает до дна)



Лоцман - Юра Удовиченко, он же Сверстник и Воин Света

       Кэп с удивлением смотрит на Лоцмана, забирает у него пустую бутылку, глядит внутрь, потом на Лоцмана.
       Лоцман (разводит руками): Сам же говорил, чтоб на корвете ни капли спиртного!
       Штурман: Пьянству – бой!
       Переводчица (штопая парус): …and girl.
       Кэп: Каррамба! Экипаж! Сколько можно уже торчать в этих конских широтах?! Где мой любимый галс? Где ветер? Я не вижу пены в кильватере! Откуда эта неподвижность? Боцман, медуза в глотку! Кто завёл корвет в эту полосу штилей?!
       Боцман: Кто завёл?
       Лоцман: Кто завёл?
       Штурман: Кто завёл?
       Переводчица (штопая парус): Ну, я завела. И чё?
       Штурман: Кэп! Ей позагорать хотелось – вот и загораем.
       Кэп: Боцман!
       Боцман: Есть Боцман!
       Кэп: Загораем?
       Боцман: Так точно, кэп! Ещё как загораем!
       Кэп: В прошлый раз в Каспийское море завела, медуза в глотку! А завтра куда, в Аральское?! (Боцману) Что скажешь?
       Боцман: Девчонок с детства не люблю и за визгливость презираю.
       Кэп (Штурману): А ты?
       Штурман: Женщина у мачты – не жди удач ты.
       Кэп (Лоцману): Ты.
       Лоцман: Если баба на борту – быть на дне, а не в порту!
       Кэп (Переводчице): А ты-то сама как полагаешь?
       Переводчица (штопая парус): Я полагаю, что всё это следует шить.
       Кэп: Всё. Медуза в глотку! За борт!
       Боцман: За борт!
       Штурман: За борт!
       Лоцман: За борт!
       Переводчица (штопая парус): Вперёдсмотрящую? За борт? Ну-ну.
       Кэп: М-да… Тогда расстрелять.
       Боцман: Кэп, а давай её опять носовой фигурой поставим?
       Переводчица (штопая парус): Не хочу быть носовой фигурой. Надоело! Лучше расстреливайте.
       Кэп: Ну, как скажешь. (экипажу) Давай пушку.



       Сооружают «пушку»: Лоцман – лафет, Штурман – наводчик, Боцман - пушка. Кэп даёт Боцману затянуться сигареткой, сам себе командует: «Пли!», прикладывает сигаретку, как фитиль, к боцманской заднице. Пууууу!!! – «пушка» стреляет дымом в Переводчицу. Переводчица почёсывает бок, продолжая штопать паруса.
       Лоцман (в небеса): Тыща немытых кашалотов! И вот так третью неделю подряд! Сколько можно уже?!
       Боцман, Штурман и Лоцман: Ахтунг! ФБабруйск, жывотное! Фгазенваген!!! Апстену!!!
       Переводчица (штопая парус): Говорят по-олбански.
       Кэп: Что-о?! Я не понял! Бунт на корабле?!
       Боцман, Штурман и Лоцман: Да!!! Бунт на корабле!
       Кэп: Так… по результатам голосования… Внимание, экипаж! (в рупор) Бунт на корабле!!!
       Экипаж: Ура-а-а!!! Бунт на корабле!!!
       Переводчица (штопая парус): Наконец-то.
       Кэп (указывает пальцем на флажок с сине-бело-красным Винни-Пухом): Ну? (лирическая пауза)
       Штурман: Долой Мишки-Гамми!
       Лоцман: Я требую соблюдения традиций! Утопить!
       Боцман: По традиции! Как в Микижинском заливе! За борт!
       Кэп: За борт! (поёт «Yo ho ho, and the bottle of Rhum», экипаж молча сдёргивает и выкидывает за борт «медвежий» флаг, поднимает «Весёлого Роджера»). Экипаж! Песню запииии-вай!
       Экипаж: Хы… ещё чего… петь мы ему будем…



Ага, щас. Петь мы ему будем!..

       Кэп стреляет в воздух из пистолета. Переводчица: «Бах». Экипаж воет:
Разлука ты, разлука, чужая сторона… (выстрел, «Бах»)
По приютам я с детства скитался,
Не имея родного угла… (выстрел, «Бах»)
Тихо в лесу, только не спит барсук… (выстрел, «Бах»)
Ему ничего не снилось, ему просто не спалось…
Ба, бабу-бабу-бабу, бабу-бабу-ба, бабу-бы... (выстрел, «Бах»)
Если друг оказался вдруг,
И не друг, и не враг, а так… (выстрел, «Бах»)
Уйду с дороги, таков закон – третий должен уйти… (выстрел, «Бах»)
Только тот мужчина! Только тот мужчина! (выстрел, «Бах»)
И тогда вода нам, как земля!
И тогда нам экипаж – семья! (маршируют)
И тогда любой из нас не против
Хоть всю жизнь служить в пиратском флоте!
       Кэп опять стреляет в воздух из пистолета; Переводчица: «Бетховен».
       Кэп (оторопело посмотрев на Переводчицу, потом на пистолет): Не-ет, это не музыка. Это не песня! Голоса у вас не громкие, но довольно-таки гнусные. Будем учиться петь. А ну, становись! Раздевайсь... э-э… разровняйсь! Смирно! Вольно. Что вы любите больше всего на свете?
       Боцман: Ром!
       Штурман: Драки!
       Лоцман: Сокровища!
       Кэп (Переводчице, угрожающе): Может быть, и ты любишь ром, драки и сокровища?
       Переводчица (штопая парус): Я вообще-то вам паруса и носки штопаю. А ещё я вперёдсмотрящая, если чё. И юрисконсульт.
       Кэп: Триста вшивых каракатиц! Я нисколько не сомневался в своём экипаже! Но из вас никто не умеет петь нормальные песни!
       Лоцман: Кэп, а давай кого-нибудь на абордаж возьмём?
       Штурман: И пущай они нам поют!
       Кэп: А если не споют?
       Боцман: Жить захотят – споют. (помахивая кошкой) Ещё как споют.
       Переводчица (смотрит вдаль, не прекращая штопать парус): На горизонте – галеон.
       Боцман: Кэп! На горизонте – галеон!!!
       Лоцман: Галеон! Кэп, на горизонте!
       Штурман: Галеон! На горизонте, кэп!
       Кэп: Какой кэп? На каком горизонте? Какой галеон?
       Боцман: Вижу силуэт!
       Штурман: Силуэт на горизонте!
       Лоцман (удивлённо): «Силуэт» – на «Горизонте»?!
       Штурман: Силуэт на норд-осте!
       Переводчица (штопая парус): Силуэт на северо-востоке.
       Лоцман (удивлённо): «Силуэт» – на «Северо-востоке»?!
       Боцман (кривляется): Силуэт на «АЗС»! Силуэт на «Кирпичах»!..*
       * «Силуэт», «Горизонт», «Северо-восток», «АЗС», «Кирпичики» – микрорайоны Петропавловска.

       Кэп: Каррамба!!! (хватает кирпич от лота) Шустро кастро быстро алебастро арматурос центрифугос!!!
       Переводчица (штопая парус): Говорит по-монгольски.
       Кэп: На каком ещё норд-осте?! Рукой покажи! (Штурман показывает, Кэп смотрит в подзорную трубу задом наперёд) Ага-а, и впрямь галеончик! С серебришком-золотишком! И под каким флагом?
       Штурман (смотрит в бинокль, сделанный из двух пивных бутылок): Под никаким, кэп!
       Кэп: Ах, под никаким, медуза в глотку?! Свистать всех наверх! Поднять паруса!!!
       Переводчица (штопая парус): Они ж ещё дырявые.
       Кэп: Парусное нищенство – не порок! Поднять дырявые! (поднимают кливер) Штурман, курс на никакой галеон! Лоцман, абордажные кошки-мышки на палубу! Боцман, пушки к бою! Вперёдсмотрящая переводчица, смотреть вперёд и переводить!
       Переводчица (штопая парус): Вообще-то это не галеон, а галера. С вёслами.
       Кэп: Что?! С «вёслами»?!... На абордаж!!!
       Экипаж. На абордаж!!!



       Вытаскивают пистолеты и сабли, кидают петарды, стреляют в воздух; с воплями «Пиастры! Ливры! Фунты! Дублоны!» выпрыгивают на палубу «галеры», то есть к кострищу со зрителями. Переводчица продолжает штопать парус.
       Штурман: Всем стоять-бояться на своих местах!
       Боцман: Это ограбление!
       Лоцман: Руки вверх, карманы к смотру!
       Кэп: Кольца, серьги, деньги, бутылки – всё сюда!
       Боцман: Йо-хо! Добыча!!! А как делить будем?
       Штурман: Да, кэп, как делить будем?
       Лоцман (хитрожопо): Поровну или по-честному?
       Кэп: Спокойно! Сначала разберёмся, что за добыча! Эй! А ну, капитана сюда! (Киру, который прячет лицо под надвинутой на лоб треуголкой) Ты, что ли, у них капитан? Так, судовые докУменты сюда! КоносамЕнты… коносАменты… коноса… тьфу!.. ментЫ! Живо! Кто такие? Что за груз? Куда откуда идёте? (Кир пытается что-то ответить) Молчать, когда вас спрашивают!
       Кир: Хм, мы можем грузом откупиться…
       Кэп: Да какой у вас там груз… поди, гречка с тушёнкой да кукса. Кто вас только в море выпустил…
       Кир (достаёт сторублёвую бумажку): Мы можем откупиться золотом и дукатами…
       Кэп (переводчице): Статья…
       Переводчица (штопая парус): Статья двести девяносто первая, часть вторая.
       Кэп: Во! (Киру) Смекаешь? (забирает у Кира деньги, кладёт себе в карман).
       Боцман: Кэп, да у них же полная галера рабов! И все с вёслами! Я узнаю эти рожи!
       Кэп (Киру): Да ты, никак, рабовладелец? А лицензия есть? (Кир пытается что-то сказать, суёт Кэпу какие-то списки, Кэп читает) Зульфия, Зухра, Лейла, Фатима, Саида, Гюльчатай… Гюльчатай!!!...
       Боцман: Это тоже всё бывшие наши!
       Лоцман: Свободу Юрию Деточкину!
       Штурман: Свободу всем женщинам Востока!
       Боцман: Дальнего Востока.
       Кир: Так. Ладно, Флибустьер, хватит дурака валять. (поднимает взгляд; Кэп признёт Кира) Долго же я за тобой гонялся по всем пяти океанам...



       Кэп (расстроенно): Кир! Кир! Ну вот на кой чёрт было всю эту клоунаду разводить? Я сразу и не признал...
       Кир: А хотели проверить тебя на вшивость.
       Кэп: Ну и как, проверили? Спасибо большое. Вообще-то, сказать, как такое называется?
       Кир: Да не переживай ты так, Флибустьер. Всё нормально! А ну, «Весёлого Роджера» до места! Для начала проверим твой экипаж. Мои-то, к примеру, во как умеют! (Матрос с «захваченной галеры» лихо пляшет чечётку) А твои?
       Кэп (угрюмо): Мои тоже не нагелем деланные. Выбирай. Хоть Переводчицу-вперёдсмотрящую, хоть вон Суфлёршу.
       Кир приглашает Суфлёршу и танцует с ней умопомрачительное танго.
       Кир: Ну, умеете, умеете. Молодцы. А искал я тебя, Флибустьер, чтобы сообщить: ты созрел. Внимание, друзья! Что заслуживает пират, посмевший взять на абордаж своих?
       Все: Смерти! Смерти! Смерти!!!
       Кир (Кэпу): Слышал?
       Кэп: Ну, слышал.
       Кир: И не одной смерти, а трёх смертей! По старому пиратскому обычаю - тремя смертями! Водой, огнём и кровью! Каждый, прошедший под парусом три тысячи миль и проявивший себя бравым оторванным пиратом по жизни, может быть крещённым, если так полагает тот, кто сам имеет право крестить пирата. Сколько там у тебя под парусами?
       Кэп: Девять с половиной тыщ. И ещё столько же не под парусами...
       Кир: Крестить Флибустьера! И наделить правом проводить обряд пиратского крещения! Крестить Флибустьера!!!
       Радостные пираты надевают на Флибустьера ласты, обливают водой, валяют по поляне, трижды проносят над костром и секут его кошкой. Кир зачитывает грамоту.



       Затем кортиком прокалывает руку себе и Кэпу, ставит на грамоте два отпечатка большого пальца.



       Кир: Ну, а чтоб тебе после всего этого не так тоскливо было, принимай в подарок гарем!





       Переводчица: А вот и парус. Без дырок! (зашитый ею парус оказывается цветастыми семейными трусами с яркой заплаткой; их тут же поднимают на блинда-рее)
       Кир: Ну, а теперь – команде петь и веселиться!
       И пошла фестивальная программа-концерт. В процессе концерта Кэп крестит в пираты свой экипаж, вручает им грамоты (такие же, но без права пиратского крещения).
       И пели до самого утра.



Поёт Виктор Микелёв




Танцует ансамбль Pro-движение




Поёт Анна Полуэктова




Юра Удовиченко




Оля Шишкалова





  

       До встречи на Абордаже-2011!

 PS. Грамота? Да вот она, грамота. Только на тот момент на ней ещё нет печати и подписи:


 

       Итоги фестиваляздесь.
       Ещё несколько картинок и немножко букв от Анки - тута и здеся.
       Спасибо всем нам! :о)))
 
       Теперь о потерях: оба пистолета остались где-то там, и шарфик сетчатый мой флектарновый тоже пока тю-тю. За шарфик реально обидно. Да, и ещё сломалась стойка-подставка под гитару. Какой-то хрюндель наступил. В остальном всё нормально...
       А ещё очень жалко, что не смогли приехать наши хоббиты...  
 
       UPD: пистолетики нашлись, шарфик нашёлся. За всем этим придётся ехать в город с выпивкой. И: всё-таки главная недоработка оргкомитета - это отсутствие централизованной доставки участников и зрителей. Проще говоря, надо было ПАЗик где-то нарыть и скинуться ему. Это на будущее.
    
Tags: песенки, пираты
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 38 comments