Юрий РОСС (filibuster60) wrote,
Юрий РОСС
filibuster60

Categories:

Северная сказка о силе любви, тёмном искусстве и поспешных решениях



       Давно это было. Ишшо руны лишние в словах писали, и боги старые ходили по земле.
      Всяк мудрый знает, как устроен мир. Стоит великое древо – Ясень по имени Иггдрасиль. Девять миров пронзает оно. Верхний мир – Асгард в ветвях его, в иные миры корни прорастают – Ванахейм среди них, обитель светлых Ванов, Йотунхейм – мир ледяных великанов, Муспельхейм – мир огня и ночи, мрачный Хель – царство мёртвых, Нильфхейм – княжество льда, Альфхейм – обиталище светлых Альвов и Свартальвхейм – обитель Альвов чёрных, что ещё подземными искусниками зовутся. Посередине же – Мидгард, наш мир, мир смертных людей.
      Глупцу не понять, сколько ползает змей под ясенем Иггдрасиль: Гоин и Моин – Граввитнира дети, Грабак и Граввёллуд, Офнир и Свафнир, – они постоянно ясень грызут. Светлый сокол сидит на ветвях Иггдрасиля, и злой дракон Ниддхёгг гложет корни великого древа. Белка Рататоск снуёт по стволу Ясеня, передаёт речи сокола дракону, и речи дракона – соколу. Остра на язык белка, да вздорен нрав её, по сердцу ей шум и свары – перевирает безбожно она речи, и оттого нет и не будет перемирия меж Ниддхёгом и божественным соколом.
       И четыре оленя, рога запрокинув, гложут побеги: Даин и Двалин, Дунейр и Дуратрор.
       Не ведают люди, какие невзгоды у ясеня Иггдрасиль: корни ест Нидхёгг, макушку – олень, ствол гибнет от гнили.
       Но не только боги спускаются на землю.

         Жил в Уфут-фьорде один человек. Звали его Альвгейр. Он носил крашенные одежды, любил вкусно поесть и выпить пива, а также искусен был в стихосложении. Говорят, почтенный прапрадед его, Вестгейр, странствуя в горах, нашёл каплю Мёда Поэзии, что похитил Один в обличье орла у ледяных великанов и нёс в Асгард. Оттого все мужчины из его рода могли сложить и хвалебную вису, и позорный стих-нид. Оттого и привечали Альвгейра на праздниках и на пирах, и не знал он недостатка в жареном мясе и хмельном пиве ни на свадьбах, ни в светлый праздник Суммарсблот, ни на большом тинге в Хлейдре. Всяк был рад угостить любимца Брагги, и всяк, даже в сильном хмелю, помнил, что жареного поросёнка съешь – и ничего от него не останется, а вот брошенное слово будет жить в устах потомков.
       К сорока годам Альвгейр побывал в четырёх виках и из города Йорка привёз себе серебряный потир, чёрную кошку по кличке Минни и наложницу по имени Марион.
       Всё бы хорошо, да наложница была бездетна, но столь искусна в постели, что на иных дев Альвгейр не обращал внимания. Женщины же фьорда Уфут после неудачных смотрин затаили зло на Альвгейра и более с ним связываться не желали. Так и жил он, богатым, но без крепкой семьи. Впрочем, ночами он находил утешение в объятиях Марион, а днями – в искусстве стихосложения.
       ...
       Жила в Уфут-фьорде тролльша по имени Вертэнди.
       Вообще говоря, была она не вполне тролльшей, а скорее полукровкой. Мать её, свартальва по имени Хлегга, как-то раз, гуляя возле радужного моста Биврёст, увидела под ним красавца-тролля. Да какого! Мужское достоинство его было из чистого золота, так и сияло на солнце!
       Все знают, как охочи до золота тёмные альвы. Вот Хлегга и не устояла, дождалась, пока Хеймдаль будет полировать свой огромный рог и отвернётся – и дело было сделано. В положенный срок родилась у Хлегги дочка.
       Да – вот горький удел полукровок – ни тролли, ни свартальвы не признали Вертэнди своей, оттого и росла она одиночкой, что доброго нрава вообще и удачи в частности, не могло принести.
       Как-то раз после праздника Йоля увидела молодая тролльша Альвгейра – увидела, и пропала. Влюбилась без памяти: спать не может, любимый снится. Есть не может: любимый видится. Стала бедняжка Вертэнди сохнуть лоном и чахнуть телом. Не знает она, как к Альвгеру подступиться, как признаться в чувствах.
       Решила она тогда хотя бы любоваться избранником своим, хотя бы издали.
       Потягивается Альвгейр после ночи на дворе – Вертэнди из-за плетня любуется. Слагает стихи Альвгейр в бане – Вертэнди в предбаннике слушает, млеет.
       А однажды после весеннего пира пошёл Альвгейр в отхожее место, ибо полное чрево его требовало облегчения. Только присел он, расслабился, начал было слагать хвалебный стих в честь щедрого хозяина застолья – как увидел огромные светлые глаза, что внимательно смотрели на него из ночной тьмы.
       Не закончив стиха, вылетел Альвгейр из отхожего места, как кипятком ошпаренный, и прямым ходом побежал к соседу своему, Вульфстану. А несчастная Вертэнди осталась в одиночестве, и под большим впечатлением.
       Вульфстан слыл в Уфут-фьорде человеком мало того, что опытным и мудрым. Говорили люди, что знается он с неведомым, знает силу трав и кореньев, а иногда, воскурив благовония, общается с богами. В общем, это был тот человек, кто нужен Альвгейру.
       Выслушав кеннинг о ночном приключении, Вульфстан долго и обидно смеялся. Отсмеявшись же, посоветовал скальду взять рыбу, выпотрошить да набить её мелиссой, сушёной кошачьей мятой да мелко нарезанным корнем валерианы, и в следующий раз кинуть незваной гостье. Тогда, мол, отвяжется.
       Так Альвгейр и сделал. Дождавшись следующей ночи, присел он снова в отхожем месте с рыбиной наготове, и когда появились во мраке горящие глаза, кинул в ту сторону набитую травой рыбу. Ох и вой поднялся на его дворе, ох и рёв!
       Словно буря выла и гроза ворчала!
       Только к утру вышел из отхожего места Альвгейр, и в волосах его появились первые седые пряди.
       Вертэнди же, обслюнявив рыбу до полного непотребства, вернулась к себе в жилище и стала думать. И додумалась.
       Раз не вышло у неё с Альвгейром по-хорошему, значит, будет по-плохому.
       Всяк мудрый знает, сколь искусны свартальвы. Молот Мьёллнир отковали они, кабана Гуллинвурсти, обручье Драупнир – много волшебных вещиц вышло из их умелых рук.
       Вот и Вертэнди перешло умение по материнской линии. И, раз не вышла у неё любовь, решила она Альвгейра погубить.
       Долгие ночи корпела она над волшебным котлом, оставшимся в наследство от матери. Варила она зелье и пела заклинания, капала в котёл своей кровью, бросала мясо, а в конце отрезала девичью косу – и та упала в варево.
       Решила Вертэнди сделать подменыша. Будет у него нрав вздорный, глаза янтарные, когти кривые, шерсть густая, зубы острые. Будет он жить среди людей, потому что подбросит Вертэнди его на ложе коварного, и вырастет подменыш, и будет рвать плоть Альвгейра когтями и кусать зубами, через то и погубит.
       Безлунной ночью пошла Вертэнди на двор к Альвгейру. Бесшумно открыла она дверь его дома. Кинула подменыша внутрь и ушла из Уфут-фьорда, чтобы и следов её там не обнаружили.
       А подменыш, брошенный неверной рукой, упал в постель, да не к Альвгейру, а к кошке Минни. И утром почтенный скальд увидел у себя в ногах чёрного как смоль и очень пушистого котёнка, с кривыми когтями и острыми зубками.
       Теперь вы знаете, почему кошки так любят приходить в туалет к хозяевам и очень внимательно за ними там наблюдать, а также охотиться за хозяйскими ногами и делать кусь.

(с) Корабельный Кот
Tags: викинги, гы-гы, проза, сказки, френды
Subscribe

  • О римейках

    Мне так представляется, что римейками занимаются те импотенты от искусства, которые не умеют ничего создать сами. И я сейчас не о каверах на…

  • История не стоит на месте, ага

    На этот раз сайт "Кириллица" отличился. В позапрошлом и прошлом году нас обрадовали новыми открытиями по части обороны Камчатки в 1854…

  • Про памятники эти

    Тоже имею высказаться. Противно наблюдать, как вопрос по памятнику решают те, кто по масштабам личности, по свершениям, харизме, стойкости,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments