Юрий РОСС (filibuster60) wrote,
Юрий РОСС
filibuster60

Categories:
  • Music:

Герой

ГЕРОЙ *

     Физическое тело, обряжённое в клешёные суконные брюки и суконный же бушлат с пятью жёлтыми галками на левом рукаве, лежало ничком и не шевелилось. Редкие прохожие оглядывались, но ауры у тела не видели: во-первых, это не все умеют, а во-вторых, конкретно у этого аура отсутствовала как таковая. Натюрморт дополняли видневшиеся из-под брюк революционно-красные «момбасовские» носки.
     Этим прекрасным декабрьским утром произошло довольно редкое для Города-Героя событие, а именно: в Севастополе выпал снег. Тонюсеньким слоем в два сантиметра толщиной, мокренький, он девственно искрился под лучами весёлого воскресного солнышка и не знал, что это же самое солнышко уже завтра растопит его в такие же весёлые лужицы. А пока... Пока что троица лихих пацанов возраста очень начальной школы отчаянно пыталась покататься на саночках невдалеке от трамвайной остановки, на которой и лежало тело. Вот такой пейзаж. Почти левитановский. Кстати, кто не знает: трамваями в Севастополе традиционно называют троллейбусы.
     Мимо остановки проковыляла закутанная в платок замшелая старушка, наверняка помнящая ещё Нахимова и Истомина. Оглянувшись на натюрморт, старушка сокрушённо покачала головой, сделала губы дудочкой, сердито что-то прошептала, истово перекрестилась и побрела дальше. Ещё двое утренних прохожих обратили внимание на контрастирующую с белым снегом чёрную фигуру, но участием не блеснули – прошли мимо, торопясь по своим делам. Надо же, и воскресенье у людей бывают дела, отвлекающие от оказания помощи ближнему своему…
     А преамбула проста и обыденна: трамвай номер шесть остановился на конечной (двести метров до КПП училища), после чего из открывшейся задней двери выпало как раз вот это – то, что в других условиях могло бы называться курсантом пятого, выпускного курса. Часы показывали пол-одиннадцатого, то есть все уволенные на ночь курсантики давным-давно вернулись «в родные пеналы» славного Краснозвёздного имени П. С. Нахимова, в просторечии именуемого «системой». Этот же по непонятной причине задержался. Хотя – почему «по непонятной»? Очень даже понятной. Ну, не будем, не будем. В жизни всяко бывает, не надо губки кривить.
     Любопытные мальчишки перестали кататься на саночках и робко подошли к остановке, также привлечённые натюрмортом. Один из них, несомненно, был будущим флотоводцем – на его курчавой голове топорщилась детская бескозырка с надписью на ленточке: «ГЕРОЙ». Пацаны, цокая языками, склонились над телом.
     Тело, между тем, вопреки закону о клинической смерти, признаки жизни всё же подавало. В том месте, где лиловый нос уткнулся в свежий снежок, уже основательно подтаяло, и из этого района веером расплывались томные волны тяжёлого перегара номер семьсот семьдесят семь – был такой славный портвейн, если кто помнит. Как в той считалочке: принесли его домой – оказался он живой... «Живой». Ха-ха.
     Но: ещё ж не принесли…
     Старший из пацанов озабоченно почесал в затылке, по-взрослому вздохнул и что-то сказал своим друзьям. Те немедленно принялись за дело. С превеликим трудом, напрягаясь и кряхтя, пацаны погрузили бедолагу на связанные «в кильватер» саночки. Фуражки от тела поблизости видно не было – скорее всего, уехала вместе с трамваем обратно на Центральный рынок. Поэтому семилетний моряк, не задумываясь, пожертвовал свою игрушечную бескозырку, нахлобучив её на распухшую голову без пяти офицера. Ещё бы, для севастопольского мальчишки Честь Флота – прежде всего. Мальчишки впряглись в саночки, и автопоезд торжественно двинулся в сторону КПП училища.
     Вот так, в таком виде (саночки, клёш, кумачовые носки, расстёгнутый бушлат с пятью галками и дурацкая бескозырочка «ГЕРОЙ») вспотевшие пацаны и сдали незадачливого пятака старому дяде-мичману, лаборанту кафедры БСФ**, а в тот момент дежурному по КПП. Дядя-мичман тут же выпал в осадок и ржал, как конь месопотамский – сначала вместе с двумя подчинёнными ему первокурсниками, а потом и с целым капитаном первого ранга, старшим помощником дежурного по училищу, который гулял со своим пистолетом неподалёку и прибежал на дикий сумасшедший хохот...
     Помнится, ещё Юлиус Фучик задавался вопросами, что такое подвиг и кто же такой герой? Да он просто не видал эту сцену...

     * из ненапечатанного сборника "Макароны по-флотски". Конкретно этот рассказик маленько в другом виде вошёл в "А. Покровский и Братья" номер два.
     ** БСФ - боевые средства флота: торпеды, артиллерия, мины, баллистические ракеты и прочие ебабах-железяки, исключая профильные для училища морские крылатые и зенитные ракеты всех мастей и размеров.

  
Tags: Макароны по-флотски, военный всхлип, гы-гы
Subscribe

  • Смотреть до конца

  • Про войну на Камчатке

    Ну опять двадцать пять... неудивительно, конец августа, очередная годовщина... Хорошая работа. Сделано с душой, да. Но ошибки и ляпы, а также…

  • Дотянулись до Камчатки

    Проклятые девочки-дизайнеры тм то есть. Друзья прислали в воцап фотографию пачки сока "Фруктовый сад - ананас/яблоко без красителей и…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 72 comments

  • Смотреть до конца

  • Про войну на Камчатке

    Ну опять двадцать пять... неудивительно, конец августа, очередная годовщина... Хорошая работа. Сделано с душой, да. Но ошибки и ляпы, а также…

  • Дотянулись до Камчатки

    Проклятые девочки-дизайнеры тм то есть. Друзья прислали в воцап фотографию пачки сока "Фруктовый сад - ананас/яблоко без красителей и…