Юрий РОСС (filibuster60) wrote,
Юрий РОСС
filibuster60

Category:

Врёт, как свидетель

       На примере Петропавловского боя можно проиллюстрировать традиционное для России всех веков стремление к искажению отчётной информации – к припискам и занижению, а то и полному замалчиванию. В зависимости от предполагаемой выгоды.
      Например, численность англо-французского десанта в рапортах, письмах и мемуарах увеличивалась с фактических 700 человек до 900, до 950 и даже до тысячи. Равно как и потерь супостата – от фактических 220 убитых и раненых она выросла до 300, 400, 550 (см. ту же википедию)... а в столицу от генерал-губернатора Восточной Сибири вообще ушла цифра 700.
       В то же время попробуйте-ка найти следы 36-фунтовой пушки, которая была привезена в Петропавловский порт и спланирована к установке на батарею № 2 в её общем числе 11 стволов, но почему-то заменена на 24-фунтовку с «Авроры». Куда делась – остаётся лишь гадать, нигде про неё нет ни слова. Есть и ещё факты занижения своих изначальных возможностей, выгодные дальневосточным руководителям при отчётах перед высшим управляющим звеном – взять хотя бы те же 48 пушек, о которых писал Завойко Ложечникову, вместо имевшихся по факту 74.
       Я не хочу бросать тень на защитников Отечества и на руководителей обороны Петропавловска – я просто подмечаю общую тенденцию, характерную для государства нашего. Что во времена петровской державности, что во времена империи, что во времена СССР... а про нынешние-то и говорить нечего, враньё на вранье.
       Но сейчас давайте не об этом. Давайте о загадках, а именно... Ну, давайте о позициях кораблей, дважды атаковавших Петропавловский порт.
       По всем документам британской эскадры выходит одно, а по показаниям участников боя с русской стороны получается разное. Как такое может быть – совершенно непонятно. Рассмотрим на примерах.
       Первый штурм Петропавловского порта с целью добыть «Аврору». Ветра нет, поэтому корабли по позициям расставляются с помощью парового шлюпа «Вираго». Он берёт с левого борта «Пик», с правого «Форт», а «Президент» у него на буксире за кормой. Такая связка отражена во всех британских источниках – вахтенных журналах, журнале событий «Пика», в письмах... Пароход поочерёдно расставил фрегаты по позициям левым бортом к русским батареям. На фрегатах были отданы верпы, чтобы не сносило дрейфом и течением, чтобы не крутило на месте. Почему-то упоминаются только кормовые верпы, и это непонятно; может быть, потому что использование носовых якорей было чем-то само собой разумеющимся. В самом деле, течения меняются, ветер (которого сначала не было) тоже должен был появиться после полудня, и если не поставить корабль на шпринг, его будет крутить на якоре как попало – вне зависимости от того, какой отдан, носовой или кормовой. Нужно два якоря – либо оба с носа (с кормы), либо один с носа, а другой с кормы. Тогда корабль будет ровно в том положении, какое надобно...
       Теперь про собственно позиции.
       Вот схема, нарисованная капитан-лейтенантом Изыльметьевым:



       На ней всё понятно. Сначала поставлен «Президент», затем «Форт», потом «Пик». Позиция «Президента» на кроки примерно соответствует указанной в его вахтенном журнале. То есть всё вроде нормально. Оно же соответствует всем британским источникам, в которых про это есть.
       Открываем официальный рапорт Завойко: «...пароход взял на буксир фрегат, с левого борта «Президент», с правого «Форт», с кормы «Пик» и повёл к Сигнальному мысу. [...] Фрегат «Пик» первый стал на якорь со шпрингом, вправо от Сигнального мыса и открыл продольный огонь по батарее № 1 и на гребень Сигнальной горы. За «Пиком» на расстоянии l½ кабельтова остановился «Президент», далее «Форт»; пароход держался южнее последнего фрегата... Каждый неприятельский фрегат имел с кормы верп».
       Как? Мог? Завойко? Перепутать? «Президент» нёс контр-адмиральский флаг, он с «Пиком» иного проекта... И никто не подошёл, не подсказал: «Тащ, вы маленько не то пишете, они там типа наоборот вопще-то...» Например, лейтенант Дмитрий Максутов 3-й, который видел всё своими глазами.
       Но князь и сам пишет ровно то же самое: «...пароход в середине, с левого борта – «Президент», с правого – «Форт» и за кормой – «Пик». Сначала поставлен был на позицию «Пик», потом «Форт» и «Президент»...
       Ну ладно, допустим, что они могли перепутать, потому что в Кальяо не были и «Президент» не видели. (Кстати, «Пик» и авроровцы в Кальяо не видели.) Но мичман Фесун-то видел! Что он пишет по этому поводу? А он названия кораблей не пишет. Просто говорит, что они встали на шпринг (о! таки на шпринг, а не на кормовые верпы!) в строю кильватера левыми бортами к Кошке. Это к вопросу «а вдруг «Вираго» расставляла фрегаты, идя на NW, а не на SOst». Как говорил солдат Сухов, «это вряд ли». Допустить, что фрегаты после постановки на позиции носами на NW разворачивались левым бортом к цели, у меня как-то не получается.
      Остальные – ку-ку. Лейтенант Пилкин эту тему не уточняет вообще, а гардемарин Токарев так и вовсе говорит, что на кормовом буксире у «Вираго» был «Форт». У нас он везде проходит как гардемарин, а на самом деле он уже был мичманом, просто «приказ ещё не пришёл». Так вот: этот мичман сумел спутать флаги Великобритании и Франции, ай-яй-яй. Зато он тоже смог разглядеть постановку на шпринг, а не только на кормовые верпы, за что ему спасибо, конечно.
       А между прочим, именно такой манер буксировки фрегатов выбран был не просто так. Смотрим: «Вираго» выгребает на первую позицию и отцепляет от кормы «Президент», тот открывает огонь, даже ещё не закончив постановку на шпринг; далее «Вираго» тащит и ставит «Форт», прикрываясь с левого борта «Пиком» – эскадра дорожила своим пароходом, без которого кирдык; и лишь поставив «Пик», она ворочает вправо, уходя от на зюйд огня батарей. Грамотно? Грамотно.
       Почему наши дружно путают вражеские фрегаты, для меня по-прежнему загадка.
       И ладно бы если только один раз. Так нет же, при втором штурме ровно то же самое.
       Смотрим фактику. «Вираго» взяла «Президент» с левого борта, а «Форт» с правого, шлюпки для десанта были у неё за кормой. И пошла к перешейку. Вот, Изыльметьев нарисовал всё, как оно действительно было, и не противоречит британским документам:



       А ещё он пишет словами: «...пароход, поравнявшись с батареею № 3, отдал буксир английского фрегата, который и стал тут на якорь в 2 кабельтовых от батареи и продолжал осыпать её ядрами, кои вредили и нашему рангоуту и такелажу. Другой же фрегат пароход отбуксировал к батарее № 7».
       Из зрячих ещё был инженер-поручик Мровинский: «...неприятель повел атаку на батарею № 4 56-пушечным фрегатом и против батареи № 5 60-пушечным фрегатом и пароходом. Фрегат стал прямо против батареи № 4, на расстоянии 250 сажень от неё, и открыл по ней самый беглый огонь».
       60-пушечный – это, конечно, «Форт»; 56-пушечный – «Президент», на нём количество пушек в разное время было разным, хотя и принято считать его 52-пушечным (главное, что не 60-пушечный, не «Форт»). Отцепив «Президент», пароход начал подтягивать тащившуюся за кормой флотилию шлюпок себе под левый борт, прикрывая их от орудийного огня 3-й батареи. А сам прикрывался «Фортом». Грамотно? Грамотно.
       Однако у Завойко же читаем: «В ½ 6-го часа пароход взял на буксир два фрегата, с левого борта «Президент», с правого «Форт» и повел по направлению к перешейку. [...] ...пароход отдал буксир французского адмиральского фрегата, который и стал на якорь со шпрингом против батареи № 3; потом пароход подвёл английский адмиральский корабль к батарее № 7, ставший на якорь в двух от неё кабельтовых; пароход прошёл немного далее. [...] 30 орудий фрегата «Форт» действовали против пяти орудий батареи № 3... [...] у озера 26 орудий «Президента» и бомбические орудия парохода громили крытую батарею, которая по расположению своих орудий могла действовать только тремя 24-фунтового калибра полупушками».
       Почему наоборот? Непонятно. Хм. Может, у кого ещё тоже есть наоборот?
       Есть. У всё того же Максутова 3-го: «...пароход взял на буксир с левого борта «Президента», а с правого «Форт» и повёл их по другую сторону Сигнальной горы. Фрегат «Форт» оставил против батареи № 3, а «Президента» против батареи № 7. Бриг «Облигадо» крейсировал вдоль берега, а у левого борта парохода были шлюпки и десантные боты».
       Понятно, что ни Завойко, ни Максутов 3-й не видели эту жуткую артиллерийскую дуэль собственными глазами (находились в других местах) и пишут с чужих слов. Вопрос: с чьих?
       Авроровец мичман Фесун вообще поменял показания. Если в письме к начальнику Морского корпуса он пишет: «Подойдя на пушечный выстрел, французский 50-пушечный фрегат отдал буксир и, став на шпринг, в расстоянии не больше 4 ½ кабельтовых, открыл жестокий батальный огонь, такой огонь, что весь перешеек совершенно изрыт... [...] Между тем английский фрегат, под флагом адмирала, встал против батареи капитан-лейтенанта Коралова...», то в «Критическом разборе статьи дю Айи» он позиции фрегатов уже указывает правильно. Кстати, в письме он называет французский фрегат 50-пушечным, и его конфузию возможно ещё хоть как-то объяснить: он тоже не видел постановку фрегата на шпринг против батареи, но после ранения Максутова он туда прибыл, произвёл на батарее предписанные ему действия – а флаг фрегата уже был сбит (потому-то он у него и 50-пушечный), но вот кто-то ведь смог его убедить, что фрегат был таки французский... Кто и почему?
       Что же до Токарева, то у него «Вираго» прибуксировала в район боевых действий сразу три фрегата, и все три там работали по нашим батареям, хотя «Пик» в этот день вообще не снимался с якоря по известным причинам.
       Прошу прощения, но складывается впечатление, будто было приказано врать, поэтому вот такое и нагородили. Я не имею никакого права высказывать подобное предположение – но со мной согласится любой следователь с каким-никаким опытом, видевший такое сто раз и больше. Верим тем, чьи показания сходятся. А вот степень доверия к тем, чьи показания расходятся даже с показаниями своих же... «вопрос, конечно, интересный»©.
       А хотите ещё? Пожалуйста: «...бомба с английского парохода, ударясь в самую средину толпы, произвела в ней страшное замешательство; прежде чем бедные французы успели опомниться от ошибки своих милых союзников, наши транспорт и фрегат открыли по ним меткий батальный огонь. Всё это соединённое с движением подоспевших: с фрегата партий мичмана Фесуна и от порта 2-й стрелковой партии поручика Губарева, которые, соединившись с партиями мичманов Михайлова и Попова, при криках «ура», стремительно бросились вперёд...»
       Это письмо самого Фесуна. Интересно, правда? Перечитайте ещё разок. Что это было?
       Здесь, скорее всего, сработал фактор невнимательности переписчиков – всё ж письмо Фесуна переписывалось неоднократно, и фиг его знает, что дошло до нас вместо подлинника, но, как нашёптывает мне интуиция, не только переписывалось, но ещё и редактировалось. Кем-то и зачем-то. Ну согласитесь, не мог же мичман в частном письме, написанном сразу после событий, написать о себе в третьем лице. При том, что дальше в письме – «я», «мне», «меня»...
       Резюме. Загадок Петропавловского боя ещё хватает. Пруд пруди. На несколько поколений исследователей вперёд. Есть где развернуться.
Tags: война, история, флот
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments