Юрий РОСС (filibuster60) wrote,
Юрий РОСС
filibuster60

Category:

Возвращаясь к могилам в Тарьинской бухте

       Давайте уже посчитаем наконец. Отталкиваясь от общих потерь англо-французской эскадры в 1854 году.



       Итак, всего в ходе Петропавловского боя объединённая эскадра потеряла около 220 человек, из них 52 убитыми и пропавшими без вести (в числе которых четверо попавших в плен). Плюс контр-адмирал Дэвид Прайс.
       Из пятидесяти трёх убитых и/или оставленных на берегу:
       а) 38 погибших похо-ронены под Никольской сопкой (слева от часовни);
       б) четверо взято в плен;
       в) в море после ухода из Авачинской губы похоронены как минимум шестеро (Дэвид Стендмэн с «Президента»; Джеймс Даунс, Генри Джеффрис, Ноа Йэйтс, Дэниел Дэйви и Джон Бир с «Пика»);
       г) в Тарьинской бухте похоронены контр-адмирал Прайс, лейтенант де вессо Александр Бурассэ и (предположительно) французский моряк, погибший на «Форте» в ходе первого штурма.
       До общего числа 53 не хватает двоих. Один известен точно – это матрос Джосайя Даун с «Пика», он похоронен в Тарьинской бухте. И ещё один неизвестный моряк, видимо, похороненный там же.
       Предположив, что умерших от ран в море больше не было, получаем, что в Тарьинской бухте похоронено пятеро: 1) Прайс и самый первый француз; 2) Бурассэ  и ещё двое, погибших при второй атаке Петропавловска (один из них Джосайя Даун, национальная принадлежность второго неизвестна).
       Если же предположить, что моряки, умершие от ран позже похорон в Тарьинской бухте, были и на других кораблях эскадры, то получается, что их было не больше одного – ведь кто-то ж лежит в Тарьинской в двух матросских могилах, как минимум, один француз и один англичанин. Как ни крути, а выходит, что одна из могил не совсем братская (а то и обе); и тогда странно, что на крестах не написаны имена (только «Français» и «English»). В этих могилах либо два британских матроса и один француз, либо Джосайя Даун и два французских моряка. Плюс отдельно контр-адмирал Прайс и лейтенант Бурассэ. И что уж совсем странно: офицеров похоронили без крестов (только с надписями, вырезанными на берёзах), а вот матросам почему-то поставили почти трёхметровые крашеные кресты, причём безымянные... Так не может быть, если могилы не братские.
       Поэтому не станем пренебрегать сообщением капеллана Хьюма, главного свидетеля вторых похорон в Тарьинской бухте: «Было шесть англичан и пять французов, один из которых был лейтенант». Предположим, что несчастные, похороненные позже в море, во всех списках потерь проходят по категории «раненые» (и их там куда больше шести); тогда и получаются братские могилы на более чем одного человека (в названное Хьюмом число входит и самый первый погибший француз). Количество похороненных в Тарьинской бухте – двенадцать (вместе с Прайсом), а вовсе не десятки и сотни англо-французов («три баркаса, полных тел» и т.д.). Размеры могил, указанные Изыльметьевым (два на два метра), это вполне подтверждают. Но всё равно не вырисовывается общее число 53 – один лишний получается...* Почему? Потому что непонятно – то ли списки учитывают потери, исчислённые сразу после двух штурмов, то ли это потери по состоянию на момент прибытия эскадры в Ванкувер и Сан-Франциско, то ли они в какой-то позиции пересекаются (умерший раненый). Ну и плюс «честное враньё свидетелей».
       * Что интересно, на той стороне Авачинской губы (ну, то есть под Никольской сопкой) тоже один «нетчик» есть. Среди собранных 38 трупов было 4 офицера, а в списках потерь эскадры этих оставленных на берегу офицеров числится только три. Опять один лишний (или одного не хватает – смотря куда его записать).
       Ну а сообщения жёлтой прессы про «выброшенные в море 120 трупов с британской эскадры и почти столько же с французской» оставляем на совести досужих газетчиков тех лет.
       Доклад закончил.
Tags: война, история, флот
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments