Юрий РОСС (filibuster60) wrote,
Юрий РОСС
filibuster60

Categories:

Горе от ума, или шизанутая Маша

       Небольшой рассказ, интересный, наверное, только специалистам и любителям флота.
       Неоднократно в своих правдивых байках описывал ситуации самовольства командиров различного уровня, которые ничем, кроме как придурью левого пальца задней ноги, никак объяснить не получалось.
       Более подобающей аналогии этого «праздника непослушания», чем мультфильм «Маша больше не лентяйка», я не нашёл. Это когда частично нарушается причинно-следственная связь между своим «Я», боевым приказом, обстановкой и просто дуростью.
       «Да, я не хозяйка своих ног и рук...» и с радостью стану жрать ложками хрен с горчицей... или как мыши, которые плакали, но грызли кактус.
       Итак, в 80-х годах прошлого века получили мы, наконец, долгожданные дизельные подводные лодки проекта 877, ещё называемые «варшавянками». В плане Генерального штаба СССР после пяти лет эксплуатации эти лодки должны были быть переданы морским силам стран Варшавского договора. Б-260, Б-404, Б-405, Б-229 и прочие.
       Лодки поступили в 182-ю бригаду*, которая базировалась в бухте Бечевинская. В посёлке Финвал.
   * 182-я обрпл (отдельная бригада подводных лодок).
       Создание там пункта базирования было идеей Главкома ВМФ адмирала Горшкова. Стратегически идея была оправдана; минус – отвратительный выход из бухты. Его постоянно приходилось чистить. Всё закончилось после сильного землетрясения в начале 90-х, после которого поднявшееся дно пролива стало невозможно углубить. Последние лодки, выводимые в Завойко, продирались буквально на брюхе.

 []

     Несколько слов о подводных лодках проекта 877. Основной её особенностью было: малая шумность, значительная дальность обнаружения подводных целей гидроакустическим комплексом МГК-400 и возможность сделать предварительный анализ типа обнаруженной цели. Малая шумность была достигнута из-за отсутствия ГТЗА*, мощных насосов и помп, какие имелись на атомных лодках. Шумность лодки на 5 узлах составляла 80-90 Дб на 1 Па на расстоянии 1 м, что было меньше, чем на американских лодках типа «Стёрджен» и соизмеримо с лодками типа «Лос-Анджелес» на их 6-7-узловом ходу.
    * Главный турбозубчатый агрегат.
       Если «Варшавянка» зависала на двух-трёх узлах, то превосходила американские лодки в дальности обнаружения примерно на 30%.
       Минус – необходимость производить зарядку аккумуляторных батарей , что демаскировало её шумом и выхлопом дизеля. Хотя, по-моему, к тому времени аппаратуры «Sniffer» для обнаружения работы дизеля у американцев уже не было.
       Ну и ещё несколько слов о байке с названием «Чёрная дыра»; такого не помню. По крайней мере, до книг Покровского и фильма «72 метра» такого прозвища у лодки не было. По-моему, сами придумали, сами и гордимся.
       На лодках впоследствии устанавливались 7-лопастные «сабли», не имевшие режима кавитации. До этого был 6-лопастной винт.

 []

       Вооружение составляли торпеды – до 18 штук, из них 2 со спецециальной боевой частью (ядерные).
       Гидроакустический комплекс позволял обнаруживать подводные лодки типа «Лос-Анджелес» в режиме шумопеленгования до 80 кабельтовых. Иногда отмечались обнаружения в 208 кбт, но это при их ходах более 10 узлов. Это наиболее характерно во время проходов американскими лодками проливных зон Курильского рубежа. Сложность и сила течений в проливах заставляла иметь скорость хода 10 узлов и выше. Ну, мы, естественно, этим пользовались.
       Генерируемый лодкой шум имеет характерные частоты модуляции, которые содержат информацию о количестве лопастей и скорости вращения гребного винта (скорость вала гребного винта).
       Величина интереса к узкополосному пассивному сонару представляет собой спектральное содержание входящего звук со всех сторон, интегрированный в течение определённого промежутка времени.
       Для анализа шума МГК-400 может использовать два режима работы: сигнал LOFAR, который чувствителен для прямых частотных линий и обработки сигналов(широкополосный анализ), и DEMON который имеет возможность обнаруживать линии косвенной частоты. Условное обозначение LOFAR означает Low Frequency Analysis and Recording), DEMON означает обнаружение пакета шумов (детектирование модуляции, или узкополосный анализ).

 []

       То есть комплекс имеет возможность выделения спектра наиболее шумящих составляющих в общем фоне подводной цели.
       Иностранные обозначения берутся потому, что мы оперируем не нашей, а их, западной математической моделью описания шумов. Ну и величины измерений шумности у нас и у них отличаются. То есть «дюймы и сантиметры», грубо говоря.
       Чтобы далее не забивать читателям голову: по сравнению с комплексами прошлого поколения это был значительный прогресс. Наряду с низкой шумностью это позволило значительно увеличить дальности обнаружения иностранных лодок.
       Несколько слов о том, что делали американские лодки в Охотском море. Дело в том, что после 1985-86 годов был сделан неутешительный вывод: практически около 90% наших «стратегов»*, выходящих на боевую службу, сразу после выхода из базы становились объектами слежения. Попеременно – атомной лодкой, самолётом патрульной авиации, судном с гидроакустической разведки или системой СОСУС.
    * Ракетный подводный крейсер стратегического назначения (в те времена – семейство проекта 667).
       Уничтожить наш «стратег» они могли бы через час после получения команды при непосредственном слежении или через несколько часов после слежения СГАР (судно гидроакустической разведки). Или БПА (базовой патрульной авиацией).
       Поэтому было принято решение лодки проектов 667АУ и 667Б отправлять на боевую службу в Охотское море. РПКСН проекта 667БДР продолжали нести боевую службу в Аляскинском заливе. Естественно, Главным Оперативным управлением ВМФ было выполнено целераспределение, так как ракеты из Охотского моря не могли «достать» западное побережье США. Или стрелять из северной части Охотского моря по базам на Аляске, или из южной по Пёрл-Харбору и Окинаве.
       Ну, а штатовские лодки стали частыми гостями в Охотском море; поэтому было принято решение в 1986 году создать Курило-Камчатский противолодочный рубеж и привлечь подводные лодки проекта 877, авиацию 310-го и 317-го авиационных полков.
       Задача: максимально возможное время держать перекрытыми проливы Крузенштерна, Буссоль и Четвёртый Курильский. Через них лодки США могли пройти, не нарушая территориальных вод СССР (хотя я имел информацию, что иногда они проскакивали и Первым Курильским, и проливом Северина).



       Начали мы составлять графики выхода на службу, поисковые скорости, цикличность поиска и зарядки батарей... Сходились на том, чтобы «шуметь» дизелями на зарядке со «внутренней» стороны островов, маскируясь шумами приливно-отливных течений, после этого выходить на 72 часа в пролив ходами 3-5 узлов. Двигаться с океанской стороны Курил преимущественно курсами 35-45 градусов, то есть в направлении на северо-восток.
       Естественно, перед написанием боевых распоряжений провели занятия с командирами и гидроакустиками. Основное усилие – на скрытое слежение, то есть себя не демаскировать, не гнаться за временем слежения. Ваша задача – обнаружить, классифицировать, определить ЭДЦ*. В эфир даже СБД** не молотить – американцы уже давно научились эту посылку обнаруживать и пеленговать***.
     * Элементы движения цели.
        ** Сверхбыстродействующая связь.
        *** Вероятному противнику лучше не знать, где, как и когда его обнаруживают – до поры до времени.

       То есть обнаружь и выжди пять-шесть часов; при необходимости дёрнем авиацию, она её накроет. Тем более что в проливных зонах авиационными буями работать трудно, а то и просто невозможно – во-первых, приличное волнение, а во-вторых, их быстро сносит течением.
       Ну, «первый пошёл»: «варшавянка» Б-404 в феврале 1986 года. В Четвёртом Курильском проливе обнаруживает идущую в пролив подводную цель. Всё определил, шумы записал, классифицировал... ну пристройся ты за ней и убедись, что она прошмыгнула в пролив. Ни-фи-га: активной посылкой ГАС ей в лобешник – ба-бах!!! Та, естественно, в шоке, отворот на 180 градусов и отрывается. Через некоторое время, зная, что есть лодка, которая её обнаружила, она находит способ проскользнуть в другом месте.
       Мало того, что «бабах», так ещё и тут же даёт по флоту оповещение об обнаружении.
       Ну, мы-то тогда этого ещё не знаем. Команда в Монгохто; по ней Ту-142 летит и ставит на выходе из пролива поле буёв. «Дуля вам с маком».
       По окончании боевой службы загоняем лодку в Новое Завойко и всем штабом на неё наваливаемся.
       – И на фига ты её акустикой утюжил?
       – Дык, подтвердить, что именно подводная цель. Шумы – это шумы, а отметка – это весчь!
       – Так акустики же подтвердили в пассивном режиме. Чего тебе ещё надо, хороняка?
       – Это я имитировал торпедную атаку.
       – А оповещение зачем сразу давал? Просили же: выжди пару часов.
       – А скрытность после моей торпедной атаки всё равно коту под хвост. И вообще: не фиг шастать возле наших островов.
       Логика железная. Одно нарушение указаний служит для оправдания другого.
       Ну ладно, первое обнаружение, да на большой дальности, сам такого не ожидал. Ну, немного повоспитывали командира старшие товарищи.
       Далее идёт Б-405 в декабре 1986-го, уже в пролив Крузенштерна. Ну, всё согласно расчётов – зацепила иностранку лоб в лоб, когда та пошла в пролив. И дальность обнаружения большая, и сами на фоне приливов не слышны... Те же яйца, только в профиль: акустикой – шарах! Американка уваливается вправо и уходит севернее вдоль островов.
       Начинается новая экзекуция:
       – Зачем?!
       – А мне командир Б-404 рассказывал, как они супостата шуганули.
       – Ты распоряжение читал? На инструктаже был? На-Хре-На?!
       – По войне я бы её торпедировал.
       Ну, допустим, выстрелил бы первым; торпедировал ли – это ещё вопрос. Хотя, как считают, первым пульнул – первым попал... Но ты доживи ещё до войны, они ж тоже не идиоты и, скорее всего, после твоей посылки акустикой она крутанулась, может, буксируемую станцию выпустила, определилась... Несколько таких проколов – и амеры будут иметь статистику по «варшавам», а там и до индивидуальных шумовых портретов недалеко...
       Как горохом об стол.
       С одной стороны, командир – ты. Это твоё решение. Имеешь полное право получить люлей. Но мозги-то нужно хоть иногда включать...
       Хорошо хоть, что доложил честно. А то ведь мог вообще сказать: слежение было скрытное.
       Зато в феврале 1987-го Б-470 всё сделала, как учили. Южнее пролива Крузенштерна зацепила иностранку, исходя из чего мы сделали вывод, что контролируют они и те проливы, в которые сами не ходят из-за территориальных вод. Проливы Дианы, Рикорда, Надежды, Средний. За счёт большой скорости хода успевают проскакивать и иметь возможность обнаружить наши РПКСН, но нарываются на «варшавянки».
       По войне было бы самое то. Шарахнуть торпедой хватит и десяти минут обнаружения. В мирное время – только увидел, и тут же она оторвалась.
       Эпопея с Б-404 продолжалась. В октябре 1987-го командир приловил иностранную лодку, которая входила в пролив Фриза, следя за нашим РПКСН. Ох, он и оторвался!.. Настрелялся условными торпедами, извините, до усрачки. Не знаю, смог ли наш «стратег» оторваться от слежения, об этом только операторы знают. Но, думаю, что если и оторвался, то ненадолго. Шумят сильно старушки.
       В очередную боевую службу – снова здорóво. В марте 1988-го, та же история. В проливе Фриза, благодаря своему классному акустику, снова обнаруживает иностранную лодку на большой дальности. И снова лупит её активной посылкой ГАС, торпедометатель, блин; американка выполняет отворот на 180 градусов, маневрирует и, естественно, за счёт большей скорости отрывается.
       По приходу со службы снова пытаем командира:
       – Слушай, ну они что, американцы эти, тебе в суп наплевали, что ли?
       «Если вы ни в грош не ставите генерала, пожалейте хоть бабушку» (фильм «Офицеры»).
       – А чего они...
       – Ну ты ж своими чапаевскими выходками нам всю малину перегадил! Тебя что, командующему флотилией для опытов сдать?
       – Не надо...
       – Твой предшественник на этой лодке так хорошо на поисковой в октябре 1984 года отработал вместе с ТАКР «Новороссийск» и с авиацией. Неужели нельзя точно выполнять то, что тебе предписано боевым распоряжением?
       Ну а дальше понеслось – Б-405 в октябре 1988-го, Б-439 в феврале и Б-404 в апреле 1989-го... и ещё, и еще.
       Наши бравые командиры с упорством маньяков продолжали раздавать гидроакустические поджопники всем встретившимся на пути американским лодкам.
       И тут – о, не чудо ни фига – к 1990 году скрытые обнаружения закончились. Даже попытки следить скрытно ни к чему не привели. Дальности первичных обнаружений неожиданно уравнялись. И теперь бывало, что и американцы первыми обнаруживали наши супер-пупер малошумные «варшавянки».
       А когда пришло время подводить статистические данные и делать выводы, СССР плавно и неожиданно приказал долго жить...
       После 1992 года задача противолодочной обороны на Курило-Камчатском рубеже была с флотилии снята, и мы потихоньку начали откат назад. Который, мне кажется, не закончился до сих пор.
       Вот такая не очень весёлая история про ручки и ножки, которым надоело слушать умную голову. Это я не о себе, а об умных головах из оперативного отдела штаба Камчатской флотилии.

© Александр Семёнов
Tags: Бечевинская рапсодия, история, подводные лодки, флот
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 52 comments