Юрий РОСС (filibuster60) wrote,
Юрий РОСС
filibuster60

Categories:
  • Music:

Операция "Калейдоскоп". 1.

     – Ф-фух, атамать... ну, давай, садись, пока есть время расслабиться. По пять капель, атамать?
     – Не откажусь.
     – Вообще, атамать, удивительно, что тебе удалось выжить, – Волчара мрачно глянул на собеседника и принялся отвинчивать крышку фляги. – Ты ж просто в рубашке родился, скажу я тебе, атамать.
     – Н-да... похоже, ты прав. Кстати, до сих пор не могу понять, что у вас тут происходит.
     Волчара ещё раз проткнул Игоря тяжёлым взглядом и неожиданно заразительно рассмеялся.
     – А не фиг шарахаться где ни попадя, атамать. Сидел бы у себя, в каком-нибудь там Воронеже, атамать, и в хер бы не дул. Нет же, атамать, занесло в нашу тьмутаракань... Вот чего тебя сюда занесло, а?
     – Между прочим, в Воронеже ничуть не спокойнее. Оно щас везде одно и то же, чёрт бы подрал всех этих бандюков, олигархов, сепаратистов... баптистов, мать их так.
     – Баптистов? О как, атамать! Баптистов! Га-а-а-а! – Волчара снова хохотнул и разлил спирт по пластиковым кружкам. – Ну, давай, атамать... за твоё, так скажем, оживление. За жизнь твою вторую, ха-ха! Которая начинается, атамать.
     – Не-а, у меня прежняя продолжается, – улыбнулся Игорь. – К тому же не бздо, не впервой. За вас, ребята. Спасибище вам огромное. Выручили... а я уж думал – всё, песец подкрался. Ну, будем.
     – Будем, – подтвердил Волчара и опрокинул шыло в бездонную пасть; не крякнув, вытащил из кобуры «глок» и занюхал из ствола. Игорь потянулся за тонким ломтиком ароматного сала.
     – Ай, хорошо, – задумчиво пробормотал он.
     – А то ж, – согласился Волчара и закурил.
    Пауза продлилась не более минуты. Командир роты спецназа, всего пятнадцать минут назад назад отбивший Игоря от группы каких-то вооружённых отморозков, посмотрел в окно. Бойцы лакомились сухпаем, курили, зубоскалили. «Все целые, – отметил про себя Волчара. – И это, однако, радует».
     – А вообще – это ж надо додуматься, а? – сказал он, повернувшись к Игорю. – Вот ты скажи мне, атамать, где таких идиотов делают?
     – Ты про меня или про журналиста?
     – А про обоих, атамать. Один болван нащёлкал на свою флэшку не пойми чего, атамать, что все за ним охотятся-гоняются, зашхерился фиг знает где, атамать; другой в одиночку его по кустам рыщет-ищет, атамать... причём ищет там, где его стопудово нет. Не знаю, чем твои фээсбэшные начальнички думали, атамать. Но догадываюсь.
     – Как сказать, – задумчиво ответил Игорь. – Парень не так прост, как кажется. Служил во Французском легионе, потом подался в военкоры. Лазил по таким жутким дырам, что мама не горюй. Его репортажи на вес золота. Бомбы, а не репортажи. А последнее, что он наснимал... уж извини, не могу тебе сказать, что именно, но для нас это ну просто сказка. И он это прекрасно знает. Но он не знает, где свои, а где кто.
     – А ты? Ты-то знаешь? – насмешливо поинтересовался Волчара.
     – Теперь знаю, – утвердительно кивнул Игорь, но с заметной ноткой неуверенности в голосе.
     – «Зна-аю», атамать... – передразнил Волчара. – Время такое, что хер пойми, атамать, кто свои, а кто чужие. Натурально ж гражданская война, атамать. Каждый сам за себя, аж плеваться хочется. А ведь такая страна была, атамать... просрали... Ладно, давай к делу.
     Он затушил бычок, достал и развернул карту.
     – Где он может быть, атамать? Этот, как бишь его...
     – Дюбуа. Жак-Ив Дюбуа.
     – Дюбуа, атамать? Деревяшкин, значит, по-нашему. Ну-ну...
     – Где-то вот здесь, – Игорь обвёл пальцем довольно обширный кусок карты.
     Волчара с сомнением потёр подбородок.
     – Н-да... некисло. Но, атамать, решаемо. Найдём, атамать. Желательно живого, да?
     – Нам главное – флэшка...
     – «Нам», – вдруг озлился Волчара. – Вам, им, атамать... А мне главное – чтоб ребят не положить, понял? Я без них – никто, атамать. Они мне как дети рóдные, атамать. Вот так. А флэшку… да найдём, атамать. Вместе с твоим вольтанутым Деревяшкиным, атамать.
     Волчара немного помолчал, потом почесал крепкий затылок.
     – Смотри, братка. Дело тут вот в чём. Здесь тебе не Воронеж, атамать. Здесь всякого народу со стволами бегает – жуть просто. Ну, во-первых, местные, атамать. Им жить больше негде – совсем же народ довели, последнее поотбирали, атамать. По лесам мыкаются, голодают. Озверели, атамать. Они и нас могут не пожаловать, если чё. Но: договориться можно попробовать, атамать, чтоб своих-то не стрелять. Во-вторых – террористы эти, которые сепаратисты, атамать. У этих давно уже башню напрочь снесло, атамать. Есть сведения, что взрыв большой готовят, атамать, чтоб всем направо и налево насолить. А что тут можно взрывать, а?
     Игорь пошарил глазами по карте.
     – Вот... или вот.
     – Правильно кумекаешь, братка. Больше тут взрывать нечего, атамать. В этом смысле мы с местными союзники, атамать. Но: только в этом. Теперь дальше, атамать. Сиди крепче, а то упадёшь, атамать. Америкосов сюда завезли, наёмников. Втихаря, атамать. Примерно до роты. Каким макаром завезли и кто – потом у своего начальства спросишь, атамать, пусть сидят и фигеют, как такое получиться могло. Наёмники против нас по-полной, атамать, а с террористами «вась-вась». Хотя, в общем, те им не шибко-то и нужны, атамать... Ну, и наоборот, конечно. Самое интересное то, атамать, что нам всё никак не дадут команду их перехлопать... Короче, вот так всё запутано, атамать, рехнуться можно. Теперь – местные власти, атамать. Местными властями здесь давно уже не пахнет. Слиняли кто куда, на Багамы да в Хайфы, атамать, остальных постреляли. Так что - кто смел, тот и съел, атамать. Но это всё прелюдия, атамать. Брызги шампанского.
     – Что, ещё кто-то?
     – Не кто-то, а что-то, атамать. Это что-то средь бела дня свалилось с неба, атамать, и грохнулось примерно вот тут. Вертушка летела с какими-то шишками, атамать, а шишки те везли секреты и кучу денег, атамать... Для кого-то, – добавил Волчара угрюмо. – Шлёпнули её «иглой», уж не знаю кто, атамать, и всё это барахло сверху куда-то вот сюда высыпалось. По частям, атамать. Вертушка же упала где-то... м-м... где-то вот здесь. Мне приказ, атамать: найти «чёрный ящик», найти секреты и мешок с баблом, атамать. Заметь: вся округа, то есть вся шушера об этом знает, атамать, все будут мне мешать, а тут ещё ты со своим корреспондентом шлёбнутым...
     – Какие деньги-то? Доллары? Евры?
     – А мне до фени, атамать. Мне мешок найти надо, и баста. И отправить всё это куда сказано, атамать.
     – Давно? – спросил Игорь.
     – Что – «давно»? – непонимающе уставился на него Волчара.
     – Вертолёт упал.
     – А-а... ну, примерно час назад, атамать. Мне аккурат сообщили, когда мы тебя отбивали. Вот прям щас и пойдём, атамать. Давай-ка ещё по глоточку, – сказал Волчара, развинчивая фляжку. – Только я совсем чутка, мне в поиск. А ты остаёшься на базе, атамать.
     – Это почему? – забеспокоился Игорь.
     – Потому, атамать. Какой из тебя ходок с дыркой в ляжке? Сдохнешь, атамать, за ребятками не угонишься. А Деревяшкина твоего мы найдём, не ссы. Будет тебе полный пердимонокль, атамать. Ну, за успех и за здравие. Будь!
     Едва поставив стакан и утерев губы, Волчара едко ухмыльнулся:
     – Вот так и живём, атамать. Не жизнь, а калейдоскоп какой-то.
     Неожиденно дверь распахнулась, и в комнату просунулась чья-то голова в выцветшей бандане и с озорной физиономией.
     – Прошу «добро», командир.
     – Заходи, – любезно разрешил Волчара.
     – Бойцы порубали, боезапас пополнен, готовы выходить, – доложила голова; всё остальное, однако, продолжало оставаться за дверью.
     – Ну и ладушки.
     – Не ладушки, – сказала голова. – У нас тут очередной сульприз.
     – Так, Мазя, итит твою мать, атамать! Войди и доложи нормально, атамать. Совсем охренели тут! – окрысился Волчара.
     – Есть! – рявкнула голова и вплыла в комнату вместе с её обладателем, маленьким и жилистым старлеем, увешанным подсумками. – Тащ капитан, разрешите доложить? Дочку Абрамовича спиз... – он покосился на Игоря. – Прошу прощения, украли. В смысле, похитили...
     – Чего-о?! Какую такую дочку? Какого ещё, в жопу мать, Абрамовича? Кто похитил? Я ж ясно сказал, атамать – всё, хорош! Никаких мухоморов перед боем!
     Волчара выглядел разъярённым. Старлей – нет.
     – Да какие мухоморы, командир! В натуре говорю, мы сами обалдели. А ну, заходи, – сказал он кому-то позади себя.
     В комнате сразу стало тесно, потому что вошедший оказался здоровенным парнем в драном охотничьем камуфляже и с огромным ножом на шее – явно из местных жителей.
     – Хо! Привет, Вовчик, – проникновенно сказал Волчара. – Ну, обрадуй меня, атамать. Скажи, что тебя никто не видел.
     – Привет, Волчара, – хитро улыбнулся Вовчик. – Из своих – никто.
     – Уверен? Смотри, не спались, атамать. Попку-то тебе махом порвут.
     – Сам знаю.
     – Что там ещё за фокусы, атамать? Какой, на хер, Абрамович?
     Вовчик рассмеялся.
     – Гы! Не Абрамович, а дочка его. Или не его... короче, в общем, там же этот санаторий-профилакторий, знаешь? Ну, который ещё ваши охраняют, чуть ли не ракетами. Так вот, туда позавчера на «хаммере» молодуху привезли – Абрамовича дочка, ага, какая-то там внебрачная типа или хрен её знает. Ну, это... вся в цацках, с охраной... Отдыхать, значит. Им же что война, что не война – всё по фигу. А нашим чё – подумаешь, ракеты, охрана... Короче, прикинули, придумали планчик, да и спёрли эту подругу, сёдня утрецом. Долго ли умеючи? Так что дочка эта заместо санатория-профилактория теперь у нас сидит, на лесной базе. И наш Вениамин Борисыч тут же озадачился, как бы за неё капусты срубить, да побольше. А то для чего ж её тырили-то?
     – И хер на неё, на дочку, – угрюмо сказал Волчара. – У нас тут своих забот полна жопа огурцов, атамать. Мне, атамать, за державу обидно.
     – Ай, не скажи, начальник, – ухмыльнулся Вовчик. – Ваших перцев семечко, вам и прикажут вызволять, а девка-то денег бешеных стоит, и Борисыч уже сидит, прикидывает, как с пиндосами связаться, и группы от нас уже пошли вертолёт искать...
     – Что-о-о?!! – проревел Волчара. – Вашу мать, атамать!!!
     Он сграбастал старшего лейтенанта и рванул его к столу.
     – Смотри, Мазя: группу Пряника – сюда, атамать; группу Клопа – вот сюда. Прочесать, атамать, найти и доставить на базу, атамать! Понял? Местных не трогать, отрываться, атамать; остальных валить. Я с Малышом и его братией – по вот этой просеке, атамать, и по отдельному плану, общая связь на «третьем». Лиходей, атамать – охрана базы. Сухов – с ним в резерве, там увидим. Блин... ещё ж и террористы эти чёртовы, атамать, шоб им...
     – И корреспондент, – встрял Игорь.
     – Я ж ясно сказал, атамать: сам иду за твоим этим долбаным корреспондентом, шоб он флэшкой подавился!.. Всё, атамать, время уже... «Ч» плюс час! Ай, тля, атамать... рация ж недозарядилась, атамать... Хрен с ним, пошли! Цигель-цигель, ай лю-лю, атамать! Работаем, ребята!

*     *     *

     Если кто не понял – это страйкбол, преамбула к игре. Сама игра состоится 4 октября, ещё не знаю на каком полигоне. Выберем. Наша команда ответственная за подготовку и проведение. Соответственно, написал эту преамбулу и игровой механизм. Начинаем помаленьку готовиться.
  

Tags: страйкбол
Subscribe

  • Два сапога пара.

    Познер: "Подавляющее большинство наших зрителей не знает, кто такой Маринеско..."* * Не иначе, по себе судит - ибо не возразил по…

  • Про uboat.net

    Странно сайт работает. Вот уже примерно года два или три - с 13.00 по 14.00 (плюс-минус минутки) по камчатскому времени, т.е. с 01.00 по 02.00…

  • В поисках Прайсов

    Ну, имеется ряд неточностей, конечно. Не буду заострять на них, ибо не суть. Главное: не сказал, что на том месте в XX веке было поселковое…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments