Юрий РОСС (filibuster60) wrote,
Юрий РОСС
filibuster60

Categories:
  • Mood:
  • Music:

Честь как её нет

   Это отрывок из книги моего друга Максима Токарева (с) “Кэльо, Бах и русский размах”. В виде рассказа (или статьи?) он вошёл также в его сборник “У зелёной черты на мокрой воде”. Обе книги нигде не публиковались (Макс, как и я, не хочет ходить по издательствам и спонсорам с протянутой рукой). Давайте просто прочитаем ЭТО.

ЧЕСТЬ КАК ЕЁ НЕТ

    Пираты не бывают благородными. Вообще, в отношении уголовного благородства, от Робина Гуда до «Бригады», столько народного заблуждения, что оно, по-моему, принимает форму морового поветрия. Стоит кому-то столкнуться с кучкой пальцастых, как сквозь страх и поджатую, простите, мошонку, проступает трясущееся ожидание благородства – как же, немедленно найдется среди них красивый волевой дружок с просветлённым взором, который небрежно покручивает на пальце ремешок поводка своры своих «опричников», и с которым можно по-человечески.
    При этом народ полагает, что террористические группы устроены так же: дисциплина и серьёзное теологическое обоснование, чёткость и слаженность, и… опять благородство: «отпустите женщин и детей».
    Что, блин, за образ такой, а? Почему, почему же благородство так склеено с образом уркагана?
    Потому только, что у некоторых из них моделью волчьей стаи изрядно проработаны экзистенциальные глубины, и их не интересует пошлое прямое насилие? Только вот из-за таких, да? Сильных личностей?
    Потому что «сильно» у нас значит «хорошо»? Стокгольмский синдром?
    Как же объяснить надо на уровне народного пиара, что такое благородство? Чтобы отлепить состояние души, заставляющее подать руку противнику, который не может встать сам, от «мерседеса» Саши Белого, равно как и от безупречного парижского акцента офицера Белой гвардии?
    И вообще, к историческим фигурам благородство точно также приклеено апостериори (правильно написано?) – количество невинной крови, пролитое «благородными» Дрэйком, Морганом, Кавендишем, Киддом и прочими, явно сделало воды Карибского моря более тёмными, чем они были изначально.
    Да. В офицерской и дворянской среде европейских монархий было много людей, которые стреляли друг в друга и в себя из-за никудышних мелочей и из-за серьёзных вещей, надевая при этом белые перчатки и оставляя поэтические предсмертные записки. Это тоже пробовали называть «благородством».
    И были те, кто действительно вкладывал меч в ножны, когда соперник не мог больше драться. Парадоксально, но вот об этом почти ничего в народной памяти не осталось. Потому что это не сила, это – дух.
    А вот об этом не надо. Не надо напоминать нам о необходимости жить духом. Нам проще восторгаться грубой силой, даже если против нас.
    Не помним мы это благородство.
    А ведь оно было.



"Адмирал граф Шпее", последний бой

    Даже в прошлом, кровожадном двадцатом. В таком, именно в таком неблагородном и неблагодарном деле, как война. Более того, в действиях, которые, не будь на то государственных распоряжений, вполне можно было бы назвать разбоем. В декабре 1939 года английская эскадра загнала в устье южноамериканской реки Ла-Плата немецкий рейдер «Адмирал граф Шпее», и загнала только потому, что командир крейсера Ганс Лангсдорф никогда не открывал огня по союзному транспорту, пока от него не отходили шлюпки с экипажем. Это время всякий раз давало радистам союзников возможность сообщить о захвате судна немецким рейдером, а потом сесть в шлюпки и удрать. Ну что ж, на войне – как на войне. Фашиста (!) Лангсдорфа, останься он в живых, не смог бы упрекнуть ни один самый взыскательный судья Нюрнбергского трибунала – на его совести нет ни одной жизни членов экипажей потопленных им торговых судов. Да и в последнем бою «Адмирал Шпее» прекратил огонь по горящему и почти неуправляемому английскому крейсеру «Эксетер», как только у того замолчал главный калибр. Дал ему выйти из боя. Большинство тактиков его за это критикуют: как же, упустил верный шанс утопить тяжёлый крейсер «владычицы морей».
    Нет. Опустил меч.
    А историки под всё это подвели основу: слабоват как артиллерист, слишком осторожен, не было опыта пиратских действий… Каково?
    Ну, и что мы узнаем о Гансе Лангсдорфе из бурного моря книжных развалов?



Капитан цур зее Ганс Лангсдорф

    «Командовал крейсером. Приведя после боя повреждённый «Шпее» на рейд Монтевидео, сняв и интернировав команду, затопил корабль (южноамериканский «Варяг»). Через сутки застрелился в своём гостиничном номере».
    Три предложения.
    В то самое время, когда о немцах Люте и Кречмере, американцах Мортоне и Косслере, о советских офицерах Маринеско и Щедрине, отправивших на морское дно тысячи людей, написаны энциклопедии.
    Ничего мы так не найдём. Не там ищем. Психологам ничего не остаётся, кроме как вписываться в рамки плавно текущей куда-то действительности. Это, наверное, правильно. Только грустно – инстинкты не победить, и всё, стоящее на пути выживания, будет… аннигилировано-ассимилировано.
    В том числе реденькая шеренга по-настоящему благородных людей.
    Это жизнь. 
Tags: Макс Токарев, капитаны, корабли
Subscribe

  • Версия, чо

    Погибших зимой 1959 года туристов из группы Дятлова якобы могла убить американская фотобомба. Такую версию событий нельзя исключать, заявил…

  • Ой, как интересно-то!..

    Эколог Жора разобрался в причинах экологической катастрофы на Камчатке и при этом сослался от отчёт химфака МГУ. Ну-ну... Только вот МГУ от…

  • О новостях экологии

    Смотрим ролик: И делаем простой вывод: Жора слился. Потому что, как мы помним, полгода назад он топил за гептил, который гады-военные…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments