May 1st, 2020

корсар

И конкретно о потерях, vol. 1



       Итак, снова покопаемся в потерях союзной эскадры, но теперь уже более конкретно.
       Сразу скажу: с ранеными всё очень и очень непросто, ну да ладно, ничего не попишешь. С убитыми тоже путаница, но всё же постараемся хоть что-то выяснить.
       Сразу договоримся, что убитыми у нас будут считаться те, кто:
       1) был уже убитым на момент начала десантной операции;
       2) не вернулся на корабли из десантной операции (убит либо пропал без вести);
       3) вернулся на корабли в неживом состоянии (привезли с берега труп);
       4) скончался до убытия «Вираго» на похороны в Тарьинскую бухту;
       5) скончался после убытия «Вираго» – один-три дня и далее (на каком месте имеет смысл заканчивать, понятия не имею, и это станет ясно после того как доберёмся до фрегата «Пик»).
       При этом всегда всегда помним, что контр-адмирал Прайс уже похоронен.
       Я правильно рассуждаю? Правильно. Тогда поехали.

       Начнём, как ни странно, с французов. Почему? Потому что с ними проще. По ним хоть как-то отмечено, кто и где (в отличие от англичан).
       31 августа на фрегате «Форт» 1 убит, 1 тяжело ранен, 6 легко ранено. Тяжелораненный потом тоже скончался. Итого 2.
       4 сентября:
       а) Фрегат «Форт» (10 убитых). Лейтенант Лефевр остался на берегу, и с ним ещё 7 моряков (всего 8). На борту умер лейтенант Бурассэ и 1 моряк (всего 2).
       б) Корвет «Эвридика» (8 убитых). Все 8 моряков остались на берегу.
       в) Бриг «Облигадо» (7 убитых). Энсин де Туш и 5 моряков остались на берегу, 1 моряк умер на борту.
       Всего получаем 2 + 10 + 8 + 7 = 27 человек.
       Из них осталось на берегу 22 (8 + 8 + 6), а 5 похоронено в Тарьинской бухте – это лейтенант Бурассэ, 2 погибших в ходе первого штурма и 2 умерших после второго. Получается, что погибшие в ходе первого штурма четыре дня лежали в шлюпке у борта фрегета «Форт».
       Всё это стыкуется с показаниями Томаса Хьюма, капеллана фрегата «Президент» – он чётко пишет, что в бухте Тарьинской было похоронено пять французов, причём один из них лейтенант. Этот лейтенант (Жан-Филипп Александр Бурассэ) – первый из погребённых там французов, кто на данный момент известен нам по имени и фамилии. Второй - матрос с «Облигадо» Жан-Батист Дюшемен (Jean Baptiste Duchemin), скончавшийся от пулевого ранения в шею. Павел Калмыков сумел найти его в вахтенном журнале брига «Облигадо» (см. комментарии ниже). Остальные трое - матросы фрегата «Форт». Увы, ибо корабельные документы «Форта» и «Эвридики» нам пока недоступны...
       Из 22 оставшихся на берегу французов погибли отнюдь не все, ибо кто-то ведь попал в плен. Точное количество пленных лично мне пока неизвестно (известен лишь Пьер Ланглуа, матрос с "Форта"), но понятно одно: просто так взять и вычесть эти 22 из общего количества похороненных под Никольской сопкой (38 человек) было бы действием некорректным. Тем паче что неизвестно и точное число взятых в плен англичан. Поэтому – увы – приходится считать плюс-минус 1-2 человека как для англичан, так и для французов. Для русских точное количество убитых врагов было 38 плюс сколько-то там пленных и приблизительно втрое большее количество раненых (ну, по каноническим расчётам войны); для союзной эскадры судьба оставшихся на берегу была неизвестна, поэтому их совершенно разумно причислили к категории «killed or missed ashore».
       Сразу же видно, что французы среди оставленных на берегу явно преобладают. То ли англичане драпали более организованно, то ли французы дрались до последней капли крови и не спешили отходить... кто знает? А может, просто так выпали карты судьбы. Расклад-с. Никакому шулеру не сравниться с Судьбой.

       UPD. Однако старниями Павла Калмыкова внезапно нашлось письменное свидетельство, согласно которому набитый ранеными санитарный катер, которым командовал Бурассэ, ещё не успев отойти от берега, попал под хороший ружейный залп, в результате которого Бурассэ как раз и получил свою смертельную рану (пуля вошла в правое плечо, прошла всю грудь наискось и вышла из левого бока). Кроме Бурассэ смертельные ранения получили четверо - один из санитаров и трое уже раненных. Предположим, что один из них - марсовый "Форта" по фамилии Мину (Minhou), которому пуля попала ниже поясницы, прошла брюшную полость, но не вышла спереди и даже пальпировалась, и он скончался 15 часов спустя. Второй - уже упомянутый моряк с "Облигадо" Жан-Батист Дюшемен, он умер примерно в 13.00 (плюс-минус), когда его перевозили с "Форта" на бриг. Третий неизвестен, равно как и санитар. Тогда придётся предположить, что двух матросов, погибших на "Форте" при первом штурме, не держали четыре дня в шлюпках, а похоронили в Авачинской губе, и это куда более правдоподобно.
       Таким образом, нужно найти имя Мину, а также имена-фамилии санитара и ещё одного моряка...

продолжение >>>