?

Log in

No account? Create an account
капитан корвета "Чёрная барабулька"
курс - к горизонту
Август, 31 
феолософ
бой.jpg

       ...Ранним утром 31 августа, едва на союзной эскадре сыграли побудку, пароход снялся с якоря и пошёл на выход в океан. Сначала было непонятно – зачем? Чуть позже нашёлся ответ: союзные адмиралы опасаются неожиданного подхода русской эскадры и не хотят оказаться захваченными ею врасплох. Запри она узкий выход в океан во время атаки города хотя бы одним-двумя кораблями – и расклад сил изменится моментально: ещё бы, пришли блокировать город-порт и сами оказались заблокированными... Остаться в чужой бухте на зиму означало верную гибель всей союзной эскадры. Но горизонт был чист: замеченные сигнальщиками подозрительные «паруса» оказались просто фонтанами китов.
       Зато подала голос пушка на Дальнем маяке. Состоялся обмен семью безуспешными выстрелами. Маячная пушка стояла слишком высоко на скале, и её ядра пролетали над мачтами «Вираго» даже при минимальном угле возвышения, а британские канониры тоже не продемонстрировали особого мастерства (стрелять вверх ничуть не проще, чем стрелять вниз). Выглянув «на улицу» и не обнаружив ничего подозрительного, в 10.30 пароход вернулся к эскадре, ибо ему ещё предстояло потрудиться.
       Дело в том, что в августе Авачинская губа до обеда частенько балует полным безветрием. Без помощи парохода громоздким фрегатам свои боевые позиции не занять никак; опять же Раковая мель под боком, а может, есть и ещё. С учётом приливно-отливных течений рискованные манёвры могли закончиться весьма бесславно. Поэтому для промера глубин ещё с рассветом было отправлено три шлюпки к северной стороне Раковой отмели и к Красному Яру. Несколько русских ядер, посланных в них, шлёпнулись в воду с большим недолётом, но зато теперь у Завойко с Изыльметьевым были веские причины предполагать, что атака начнётся именно с этой стороны – если только всё это не делается для отвода глаз. Ведь всем уже было известно, что уж в чём противник преуспел, так это в военных хитростях – видимо, памятуя успех «Авроры» в Кальяо и желая его превзойти.
       От фрегата «Президент» отвалила шлюпка с адмиральским флажком. Она пошла к французскому флагману – по причине недомогания французского адмирала главнокомандующий предпочитал все военные советы проводить на борту «Форта». Параллельно шли окончательные приготовления к бою (пока «Вираго» ходила на разведку), во время которых «Пик» произвёл по Петропавловску четыре пристрелочных пушечных выстрела – как написано в вахтенном журнале корабля, «для уточнения дальности обстрела ядрами и бомбами». Сделал свой пристрелочный выстрел и «Форт».
       Вскоре шлюпка вернулась, и английский адмирал поднялся к себе на борт.
       Подошедший пароход взял на буксир «Президент», затем взял лагом «Пик», и все вместе начали было движение к «Форту» с тем, чтобы взять лагом и его, с другого борта. Тот уже начал съёмку с якоря. Спущенные шлюпки уже перевезли морских пехотинцев на «Вираго» и находились у её борта; на всех кораблях открывались пушечные порты, выдвигались орудия, убирались лишние снасти и и всё, что может помешать в бою... склянки пробили полдень... как вдруг всё неожиданно прекратилось, словно по сигналу невидимого дирижёра. Пароход отвалил от «Пика», тот отдал якорь; флагманский британский фрегат отдал буксир на пароход и тоже бросил якорь, а между кораблями вновь заметалась шлюпка. На берегу недоумевали – но откуда же было знать защитникам Петропавловска, что только что на английском флагманском фрегате грудь главнокомандующего пробила пуля, выпущенная из его же собственного пистолета и его же собственной рукой...

и ещё...Свернуть )
31 авг. 2019 - Хм...
cool
       К тезису Франсуа Мориака об особой дороговизне непродажных женщин апеллируют именно женщины, втайне мечтающие продаться.
crazy


       Если его посыпать сахарком, будет пикантно.
       А если потом ещё и молотым чёрным перчиком, то вдвойне пикантно.
       А если сверху ещё и посолить, то уж совсем пикантно.
       А если потом ещё и красным перцем, то ващще пикантно, просто пикантиссимо.
       А если ещё и горчичкой сверху помазать, то блеванёшь прямо на стол.
       Что, собственно, с теми негритосами афроевроамериканцами и случилось. В аэропорту.
       Мы, курсанты-пятикурсники, летели во Владивосток на стажировку, и нас по погоде посадили-задержали в Тюмени. Было скучно, мы шарахались по всему аэровокзалу тудой-сюдой и, разумеется (тайком от старшего офицера), вполне предсказуемо зарулили в ресторацию. Эти эфиопские ребята там уже сидели, и мы заметили, что они за нами во всём обезьянничают. Поэтому поставили экскремент эксперимент.
       Вот.
       Это ещё при СССРе было, очень давно, конец января 1982 года (или начало февраля, не помню уже), так что ничего я тут не разжигаю, и не надо мне тут предъявлять.
Загружено , : m GMT.