August 9th, 2019

crazy

Страсти по тятру



       – Простите, у вас случайно нет лишнего билетика?
       – Случайно есть.
       – О! Наконец-то повезло. Спасибо!
       – Не за что. Вот, пожалуйста. С вас сорок.
       – Так дёшево? С ума сойти! Вот деньги. Ещё раз спасибо!
       – Пожалуйста. Рад был помочь.
       – Э-э-э... Стойте! Он же использованный! Без контроля! И вдобавок на вчера!
       – Ну и что?
       – То есть как – ну и что? Он же не годится!
       – Не годится для чего?
       – Вы что, издеваетесь? Я же пришёл в театр!
       – А это что перед вами, не театр?
       – Ну... театр, конечно, но ведь билет на вчера! И без контроля!
       – Зато за полцены.
       – На кой он мне за полцены, если меня с ним внутрь не впустят?
       – А зачем вам внутрь?
       – То есть, как это – зачем? Вы что, псих? Я спектакль хочу посмотреть!
       – Я вам расскажу. Это опера. Называется «Евгений Онегин».
       – Я и без вас знаю, как она называется. Верните мои деньги! И поживее, мне ещё билет искать.
       – Можете не искать. Всё равно так, как я, вам никто не расскажет.
       – Не нужен мне ваш рассказ! Я в театр хочу! Забирайте свой билет и отдавайте деньги!
       – Странный вы человек: ещё ничего не послушали, а уже отказываетесь. Там, кстати, всё просто как дважды два. Семья русских провинциальных помещиков, две дочери на выданье. Жених одной из них привозит с собой друга...
       – Ну хватит уже! Что я, Пушкина не читал? Я оперу хочу послушать. Музыку! Вокал!
       – Ладно, уговорили. Я вам спою. Вот, скажем, ария Ленского: «Куда, куда, куда вы удалились...»
       – Да замолчите вы, наконец! Что вы мне кудахчете в ухо, как беременный петух?! Деньги лучше верните!
       – Зря вы не хотите дослушать. Там ещё потом: «Паду ли я стрелой пронзённый...»
       – Да прекратите уже! Хотя, если честно, голос у вас неплохой...
       – Вот! Я же говорил. Продолжать? Или всё по порядку, с самого начала?
       – Ну, я не знаю... без оркестра как-то...
       – Оркестр есть.
       – То есть как?
       – А так. Ребята, сюда!
       – Ничего себе! Они что, всё это время за углом прятались?
       – Ну да. Ребята, поехали увертюру!
       – Ни фига себе! Такого я ещё не видел! А откуда оркестр?
       – Как – откуда? Из театра. Вот из этого самого.
       –То есть... а сейчас там кто играет? Спектакль же вот-вот начнётся.
       – Не начнётся.
       – Почему?
       – Потому что некому начинать. Мы все здесь, на улице.
       – Мы все? А вы тогда кто?
       – Я? Я там пою. Онегина. Меня от него уже тошнит.
       – От Онегина? Но почему? Онегин – это же...
       – Так. Давайте договоримся: про Онегина ни слова. А то я за себя не отвечаю. У меня удар правой – двести кило.
       – Да что вы такой нервный?
       – Я эту роль ненавижу!!! Всю жизнь Ленского мечтал спеть. А они не дают. Штатное расписание менять, говорят, придётся, путаница начнётся в бухгалтерии, афиши опять же новые и так далее. Послал их в задницу и ушёл. Зато здесь могу петь, кого хочу. Хоть Татьяну.
       – С ума сойти! А оркестр что – тоже хочет играть Ленского, а не Онегина?
       – Оркестру всё по барабану. Пол-литра на рыло, и они весь вечер мои. Дирижёру – литр.
       – Да-да, конечно... И что, завтра тоже так?
       – Нет, почему же? Завтра «Лебединое озеро». Приходите за полцены. Вам одна барышня здесь на тротуаре так Одиллию станцует – закачаетесь. Только не вздумайте её спрашивать про Одетту. У балерин удар ногой – до тонны. Ну, до завтра.

© Михаил Волков