November 25th, 2018

Jurgen von Saur

Пролезем по "семёрке"

sub

       Как сообщили в каментах, вчера стартовал сериал "Das Boot". Не буду останавливаться на художественных и прочих достоинствах сериала, которого я ещё не видел. Но любезно предотавленной возможностью прогуляться внутри лодки Typ VIIC не премину, и вас тоже приглашаю. Hier klicken, а там дальше по чёрной полосочке с надписью Virtuellen Rundgang starten / Start Virtual Tour.
cool

Рыбачий

       С высоты птичьего помёта полёта. Фото двухлетней давности, а ну и что.
       Бухта Крашенникова, почти вся (кусочек бухты Ягодной снизу не влез):



       Новая Тарья и Семь ветров (справа чутка не влезло):


(фотки попячены у Виталика Батогова)
феолософ

Англичанин о России и русских



       Сэр Родерик Импи Мэрчисон (Roderick Impey Murchison) у себя на родине обладал большим уважением и авторитетом, что позволило ему в 1853 году, как гражданину и президенту Королевского Географического Общества, организовать общественную компанию против вступления Англии в Крымскую войну. Хорошо зная Россию и любя русский народ, Мэрчисон писал:
       «Даже если Россия расширяет свои владения за счёт сопредельных колоний, в отличии от остальных колониальных держав, она отдаёт этим своим новоприобретениям больше, чем берёт от них. И не потому, что ею движет некая филантропия или что-то в этом роде. Изначальные устремления всех империй мало разнятся, но там, где появляется русский человек, всё чудесным образом получает совсем иное направление. Выработанные у восточных славян ещё с дохристианских времён нравственные нормы не позволяют русскому человеку насиловать чужую совесть и посягать на имущество, ему по праву не принадлежащее. Чаще, из коренящегося в нём неистребимого сострадания, он готов отдать от себя последнюю рубашку, чем у кого-то её отнять. Поэтому, каким бы ни было победоносным русское оружие, в чисто меркантильном отношении Россия всегда остаётся в проигрыше. Побеждённые же ею или взятые под защиту в конечном итоге обычно выигрывают, сохраняя в неприкосновенности свой образ жизни и духовные институты, вопреки их явной неспособности для прогресса.
       Последнее нам кажется парадоксом, но такова реальность, первопричины которой кроются, несомненно, в особенностях русской морали…».
       Удивительно, что это было сказано не русским человеком и в то время, когда вся Англия пребывала в условиях военной истерии, усиленно создаваемой правительством...

(с)