September 8th, 2016

cool

Текст о малоальтернативном будущем

Ты записался ополченцем?

https://pp.vk.me/c633429/v633429178/48e1a/f0jsU5BAsnk.jpg

      Незнание законов партизанской войны не освобождает от ответственности
       Важнейшей особенностью формирования русского национального менталитета стало то, что Россия на всём протяжении истории подвергалась агрессии. Эти нападения всегда начинались успешно для врага, он занимал часть территории, а потом с позором изгонялся и добивался в собственном логове. Но если задача агрессора не в завоевании государства и народа, а в уничтожении его любыми доступными способами в гибридной войне, которая может вестись в глубоком тылу?

Collapse )
корсар

Наш Коля - уникум ваще =)))))

http://www.podorov.com/uploads/news/rrr.jpg

       Морда у Коли всегда серьёзная. Нет, когда он смеётся, то нормальная, но это редкость. Обычно Коля угрюмо-брутален. Смотрит сквозь собеседника, прожигает насквозь и дальше в пространство, голос низкий и мало чего хорошего обещающий. В совокупности со взглядом. Взгляд у Коли не тяжёлый, а сверхтяжёлый. Как смесь дейтерия с тритием плюс плутоний-239. И фиг ты распознаешь, когда Коля всерьёз, а когда глумится.
       Я уже рассказывал как-то про портянки от «Nike». И про вываленную на нехоженой тропе банку бич-пасты тоже, кажись, рассказывал. Московские туристы от Коли в транс впадают. Потому что Коля – туристический гид, группы по Камчатке водит. Он их водит, а они впадают. Тут и некоторым камчатским впору в транс впасть, а уж тем, кто с материка...
       Я сказал, что водит? Ошибка. Уточняю: водил. Сейчас уже как-то не очень. А раньше-то бывало... у-у-у...
       В общем, ведёт он в очередной раз каких-то там вологодских москвичей, а ребятки в группе попались маленько приборзевшие: слушаются не очень, вольности всякие себе позволяют, пытаются спорить и даже мнение своё иметь по поводу камчатского туризма вообще и данного маршрута в частности... сарказм какой-то тупой выказывают... словом, недопонимают ответственность момента. Это, заметим, после того, как Коля своё веское слово по этому поводу уже сказал, а дважды повторять он ой как не любит, ибо Коля, а не плейер с функцией повтора.
       И вот – раз, другой, третий... Вы думаете, Коля закипел? Да отнюдь. Морда как была брутальной, так и осталась. Но на одном из привалов Коля дождался нужного ему вопроса – и понеслась. Вернее, понеслось – воспитание группы московских туристов то есть.
       – Скажите, а где вы работаете?
       Коля пожал плечами:
       – Раньше челночил. Возил всякое с Аляски. Тряпки, аппаратуру, оружие...
       Турики опешили:
       – Какое оружие?
       – Холодное и огнестрельное.
       – А закон?
       Коля хмыкнул и презрительно скривил уголок рта, пронзив собеседника взглядом:
       – Это у вас там закон. А тут Камчатка. Тайга, тундра, горы. Тут свой закон. Не соблюдающие – их вон сколько по лесам да по речкам зарыто. Кто не по здешним законам жил. Тундра большая, тайга ещё больше.
       Сплюнул и зевнул.
       – А как же на Аляску добирались? – полюбопытствовал кто-то после паузы.
       – Как? А через Берингов пролив, вот как. Зимой на нартах по льду, летом за «Мальборо» катер нанимал. Потом челночники-китайцы весь бизнес перебили, а грохать их надоело, слишком много, всех не перестреляешь.
       Группа припухнуто и недоверчиво молчала. Наверно, представляли. Потом кто-то спросил:
       – А сейчас?
       – Что – сейчас?
       – Ну, сейчас кем работаете?
       Коля прикурил от головёшки, глубоко затянулся и выпустил дым упругой струйкой:
       – Летом группы туристов вожу, зимой – таксидермистом.
       Группа не поняла.
       – Кем-кем?
       Не шибко просвещённые, видимо, попались москвичи, раз таких слов не знают... Но борзые. Значит, надо продолжать воспитание.
       – Таксидермистом. Профессия такая. Чучела делаю.
       – Из кого?
       – Да всё больше из зверей и птиц. Медведи, росомахи, волки, лисы. Рыси, лоси. Олени-тюлени. Хищные птицы тоже. Мамонта вот пока не делал, это мечта на будущее. А, ну ещё японца того...
       – Какого японца? – не поняла группа.
       – Обыкновенного. Туриста. На маршруте упал со скалы, так чего зря телу пропадать. Тем более что заказ из Штатов давно был. Ну, погиб; ну, списали. Еле нашёл его там через два дня. Но всё сделал как надо. Красивый получился.
       Группа притихла и смотрела на Колю широко открытыми глазами. На роже Коли прыгали отсветы костра, отчего она была уже не брутальной, а мегабрутальной. Коля потёр щёку и ещё более низким глухим голосом начал закреплять успех:
       – Но это редкость. Здесь своих заказов хватает. Вон, председатель сельсовета тут одного семью коряков себе заказал. Хочет инсталляцию – с чумом, с чучелом оленя и собаки, чтоб красиво было во дворе. Так и говорит: «Они всё равно алкашня, все семеро, толку от них никакого, сделаешь?» А мне чо... плати – сделаем. Это в планах на октябрь. Но хочется мамонта... эх...
       Выкинул окурок в костёр, сладко потянулся, встал и процедил кровожадным басом:
       – Всё, всем спать, подъём в шесть утра.
       И полез в свой всепогодный спальник.
       Весь остаток маршрута группа была как шёлковая.
=======
       P.S. Это случай не вчерашний и даже не позавчерашний. Лет примерно десять тому назад было =)