March 2nd, 2016

корсар

Русский Робинзон

http://cs631231.vk.me/v631231170/17456/ffeDzhlppvM.jpg

       О Робинзоне Крузо, прототипом которого был Александр Селькирк (единственный уцелевший матрос с корабля, потерпевшего крушение), слышали многие. Но мало кто знает, что и в России произошла история, почти полностью повторяющая знаменитый роман Д. Дефо.
     О приключениях русского Робинзона «АиФ» рассказал Александр Смирнов, историк, действительный член Русского географического общества.
Collapse )
crazy

Надзиратели Шлиссельбургской крепости



       Это картинка из журнала Сергея NSERG'а. Подпись: "Надзиратели в казарме Шлиссельбургской крепости. Начало XX века".
       И что-то оно мне это так напомнило... Ну так напомнило... м-м-м... что-то напомнило... ы-ы...
       И вдруг я понял что.
       Они программу "Время" смотрят!!!
crazy

Что это было?

http://4.bp.blogspot.com/-6f2QhYcJdvI/TV3mv5Lld3I/AAAAAAAAQzU/8LAg3suPC_Q/s1600/The%2BBrest%2BFortress%2Bmovie%2Bfilm%2B2010%2Bscenes%2Bgerman%2Bsoldiers.jpg

       Рассказывает некто:
       У меня в институте был преподаватель Гургеныч. Старый кинооператор, который снял много хороших советских фильмов – и просто классный дядька.
       Как-то он принёс нам на лекцию маленькую кино-бобинку, на полминуты всего. Это, говорит, самое смешное, что вы увидите в жизни (и ведь не соврал). Зарядил киноаппарат и толкнул предисловие:
       – Я в середине 60-х снимал в Польше кино: война, немцы, партизаны. На Краковской площади снимали эпизод, как немцы сбили наш самолёт, лётчик прыгнул с парашютом, а немцы с собаками его берут в плен.
       Дубль 1: каскадёр прыгнул, приземлился, арестовали.
       Режиссёр:
       – Как-то не то... он плавненько спустился, как диверсант, зрителю его не будет жалко...
       Гургеныч:
       – А что же вы хотите?
       Режиссёр:
       – Давайте хоть ветра подождём.
       Поляк-переводчик:
       – Проше пана, мы, конечно, можем подождать, но... так, для справки: последний раз на этом месте ветер был четыреста лет назад, когда построили эту площадь. Она же квадратная, а вокруг дома.
       Режиссёр:
       – Тогда – перерыв до завтра. Ветер я организую.
       Режиссёр позвонил в Москву, оттуда в штаб нашей армии в Польше, и к утру на площадь въехала зачехлённая штуковина, а при ней майор с солдатом.
       Режиссёр:
       – Ну, давай, майор, снимай брезент и покажи, как дует твой вентилятор.
       Майор:
       – Товарищ режиссёр, эта машина секретная, так что я расчехлю её в последний момент перед съёмкой.
       Режиссёр:
       – А какую струю может выдать твоя каракатица?
       Майор:
       – Всего десять градаций – от первой, самой слабой, до десятой, но вам больше первой не потребуется.
       Режиссёр:
       – Майор! Генерал мне сказал, что ты поступаешь в моё распоряжение, и все мои слова для тебя – приказы! Не нужно мне давать советов!
       Майор:
       – Виноват, товарищ режиссёр.
       Режиссёр:
       – Пойми, мне нужен ветер не на десятку, а на десятку с плюсом! Выжми из своей колымаги все соки. Чтоб это был не просто ветер, а драматический ветер.
       Майор сказал «Есть!» и пошёл готовить машину.
       Гургеныч закончил вступление, погасил свет и сказал: а вот теперь вы увидите дубль-два...
       Лётчик выпрыгнул с парашютом и так же, как в первом дубле, не спеша спускается на площадь. Вдруг он как бы увидел немцев... и за два метра от земли с дикой скоростью улетает сначала вдаль, а потом, долетев до домов, взмывает вверх – откуда прилетел.
       Немцы, как бы подхваченные воздушной волной парашютиста, скачут вдаль, как надувные, по булыжной мостовой вместе с собаками и мотоциклом. На противоположной стороне площади выдавливаются все (!) оконные стёкла.
       Парашютист, слава Богу, не пострадал – он приземлился через пару кварталов, а вот «немцев» чуток покоцало.
       Когда режиссёр пришёл в себя от шока, он спросил майора:
       – Что это было?
       И майор доложил, что это машина для сдувания радиоактивной пыли с боевой техники в случае ядерного конфликта, и что на десятом уровне она сдувает всё, что весит меньше тридцати тонн.
       – Если мы вам больше не нужны, разрешите нам убыть в часть...

(картинка к этой истории отношения не имеет, она в натуре чисто ДПВ и просто типа кагбэ по теме)