September 11th, 2015

феолософ

The Dance



See the picture in the hall framed in magic on the wall.
Ain't it funny how it glows? What’s on the inside no one knows.
     What makes this picture so inviting
     To those who stand outside it?
         Maybe it’s the dancers or maybe it’s the dance the dancer dances...
Thousands will fill the gallery, pay their price to see a dream.
They can make believe for free two hours’ worth of fantasy.
     Maybe they pretend the picture’s them
     Or maybe they just love to sit and blend,
         Maybe it’s the dancer or maybe it’s the dance the dancer dances.
Tonight the picture has no frame,
Colours unleash and float away;
To each and every one of you
Tonight the spirit brings the news.
     You become a part of it all,
     Thousands turn to one in the hall,
         You become the dancer
             and we become the dance the dancer dances...
Водолазик

Об актуальном

       Зав неврологическим отделением, уезжая в отпуск, строго-настрого велел своему заму ничего не делать. Ну, до своего возвращения то есть. А зам эту указивку проигнорировал и понаделал-понатворил-понастроил; понатащил аппаратуры и запустил её, стены и потолки перекрасил, паркет и линолеум перестелил, понавесил плакатов, понаставил койко-мест и перекроил распорядок дня. И вот все медсёстры и нянечки бегают, всплёскивая руками и причитая, а все обитатели палат стоят у окон и смотрят, как зав и зам стоят на плацу перед неврологическим отделением и костерят-матерят друг друга почём зря, аж деревья гнутся.
       Это мне такой сон под утро приснился.
       А что снилось ночью до этого (и кто) - не скажу.
       Потому что не помню.
       Такая ночь.

http://pit.dirty.ru/dirty/1/2011/03/18/34032-190934-5e44ccb940343e3d03c56bcf86308bdf.jpg
феолософ

Если бы была машина времени...

       Представь себе, блогер, что машина времени перенесла тебя в СССР.

Если бы была машина времени

       На дворе какой-нибудь там 1968 год. Приходишь ты в интеллигентный дом. Ну, допустим, к родителям твоей девушки, познакомиться. А у них как раз гости – всякие там приличные люди. Мамины сотрудники из бухгалтерии, папины коллеги по НИИ, тётя Шурочка из Ленинграда, дядя Алик из Одессы, сосед там, какой-нибудь Савва Пантелеймонович... Вот это всё, короче.
       Сидишь и слушаешь, как вилки о тарелки клацают:
       – Наши танки в Чехословакии! Какой позор!
       – Дикость, варварство! На глазах у всего мира!
       – Просто немыслимо! Невообразимо!
       И тут какая-нибудь паскуда – дядя Алик, например – оторвавшись от оливье, смотрит на тебя и губами шамкает:
       – А наша молодёжь что думает по поводу политической обстановке в мире?
       Ну, что тут поделаешь. Спрашивают – приходится отвечать:
       – Хреновая обстановка. Нехорошие дела творятся.
       Все вздыхают с облегчением, умиляются радостно: вот какая у нас молодёжь – сознательная, приличная. Тут бы тебе и замолчать до конца вечера, но чёрт за язык тянет, как тут удержаться? Продолжаешь мысль:
       – Дубчек, сукин кот, совсем распоясался. Теперь уж чего, теперь уж только танками.
       За столом гробовое молчание. Подружка тебя под локоть пихает. Наконец, подружкин папа, откашлявшись, уточняет:
       – То есть... вы одобряете вторжение?
       – А смысл одобрять? Как будто моего одобрения кто-то спрашивает. Но ясное дело – раз танки двинули, значит, другого выхода не было.
       Савва Пантелеймонович очки протёр и скрипит в носовой платок:
       – Молодёжь, да... Им бы лишь бы «танки двигать»... Не наигрались ещё... Войны настоящей не видели...
       – Так слава Богу, что не видели, – отвечаешь. – Для того нам и танки, чтобы не было войны.
       Тут и тётя Шурочка из Ленинграда бусами зазвенит:
       – Наши танки, чтобы не было войны? Ахаха, какая милая непосредственность! Ахаха!
       – А простите, для чего ж ещё? Зачем вообще армия нужна?
       Савва Пантелеймонович орденские планки на пиджаке поправит, пробухтит обиженно:
       – Армия зачем нужна... Молодёжь... Посмотрел бы я на вас... На Курской дуге...
       – Вот именно, Савва Пантелеймонович! Вот именно! Где б мы были после Курской дуги, если бы не наши танки?
       – Ну ты это хватил, студент... Ты это, тоже... Не сравнивай...
       – Да я и не сравниваю, конечно. Но ведь у НАТО танки есть? Есть, и явно не игрушечные. И как раз аккурат под боком, у границ Чехословакии.
       Подружка тебе всю ногу под столом отдавила, да всё теперь, поздно: началось в колхозе утро. Папа уже сориентировался, иронию включает:
       – Позвольте, молодой человек... Если я вас правильно понял, вы полагаете, что НАТО собирается на нас напасть?
       – Нападать у них нападалка не выросла. Но вообще, конечно, это враждебная нам организация. Вроде как сие ни для кого не новость.
       Из угла Шурочины бусы гремят:
       – Ахаха, враждебная нам организация! Весь мир против нас, мирных тружеников, ахаха! Мировой империализм! Газета Правда! Радио Маяк! От Советского Информбюро, ахаха!
       – А вот так не надо! Не надо так!
       Это Савва Пантелеймонович проснулся, кулаком по столу шарахнул:
       – «От Советского Информбюро», ишь ты! Шуточки какие нынче! Да мы в войну эти сводки ждали, как... Да вы... Да мы...
       Шурочку там в уголке умнут, а папа всё не унимается:
       – Интересно, конечно, рассуждаете, молодой человек... Интересно... Но вот как-то обтекаемо очень. Непонятна ваша личная позиция при этом. Можете прямо сказать: вы одобряете политику Москвы в данном случае?
       – Как я могу одобрять, если кадровая политика Москвы в странах Варшавского договора приводит к таким последствиям? Сами Дубчека вырастили, сами вот теперь и расхлёбываем...
       – Но позвольте, вас не смущает само выражение «кадровая политика Москвы в странах Варшавского договора»? Вам не стыдно, что мы так нагло вмешиваемся в дела других государств?
       – Так все вмешиваются. Точнее: все, кто может себе это позволить. Вон, Штаты тоже не сидят сложа руки. Такие правила игры, ничего не поделаешь.
       Бусы на подхвате:
       – Штаты, ахаха! Американская военщина! «А у вас негров линчуют», ахаха!
       – Но ведь негров там и вправду линчуют. Чего тут смешного?
       Тем временем мама подружку на кухню тащит:
       – Ты знаешь что, Эммочка? Ты с этим парнем там поосторожней!
       – Мам, ну...
       – Мама знает, мама видит! Ты с ним вот эти вот разговоры не разговаривай. Чую, он этот... Сексот!
       – Секс кто?!
       – Ну что тебе непонятно? Провокатор он! Стукач! Штынкер!
       (У этих мам всегда такой говор. Фыш аф дым тыш.)
       А в гостиной папа не сдаётся:
       – Знаете, что я вам скажу, молодой человек... Вы только не обижайтесь. Мне кажется, вы просто ещё слишком молоды. И не понимаете серьёзности темы. Война – это страшно. Война – это плохо. Война – это... нехорошо.
       – Всецело с вами согласен. Именно из-за того, что у нас холодная война, и происходят вот такие неприятные инциденты.
       – Так кто же виноват в том, что у нас холодная война?!
       – Никто не виноват, все виноваты. Война – дело обоюдное, для танго нужно двое. Просто мир вот так сейчас устроен. Я не в восторге от этой ситуации, но что тут поделаешь? Маэмо, що маэмо.
       Но в 1968 году такие рефлексии никому не интересны. Папа только горячится:
       – Холодная война – это наша затея! Всё от того, что мы вцепились в эти несчастные страны и не хотим их отпускать! Держим их, душим, не даём развиваться! Стыдно это, молодой человек! Стыдно должно быть за такую политику!
       – Да нет, пожалуйста... Конечно, можно и не держать. Давайте без танков, по-хорошему отпустим Чехословакию. Потом в Польше что-нибудь затеют, тоже надо будет отпустить. Потом и очередь Прибалтики придёт, вот увидите. Да и другие республики о себе заявят.
       – Вот и пусть заявят! Что за дикость: держать народы насильно!
       – Пусть, конечно, заявят. Ничего страшного не произойдёт. Просто линия фронта сдвинется немного на восток. И танки будут не в Чехословакии, а на Украине. Или на Кавказе, например.
       Гости фраппированы:
       – Танки на Украине! Это же надо такое выдумать! Демагогия невообразимая! Вообще ничего святого! Перед Саввой Пантелеймоновичем постыдитесь, он, между прочим, воевал!..
       И в общем гуле возмущения никто не услышит, как Савва Пантелеймонович пробухтит в рюмку:
       – Однако же студент резонно рассуждает... Нафантазировал, конечно, с три короба, но... Логику в этом слышу...
       А папа в отчаянии, руками машет:
       – Да скажите уже наконец: вы за советскую власть или против советской власти?!
       Встаёшь, берёшь стопку и провозглашаешь:
       – Я за власть господина нашего Машиаха, да придёт он вскорости в наши дни. И скажем «амен».
       Стопку хлопнул – и иди. Всё равно с этой девушкой у тебя не сложится. И с этой эпохой тоже.

Андрей Графов

(через отсюда)

http://subscribe.ru/archive/culture.photo.rian/200808/21101453.html/187657.jpg
выше нос!

Эх! Помечтать...



      На свете найдётся очень немного людей, которые смогли бы позволить себе такую дорогую игрушку – по пальцам пересчитать. Кто из них зачитывался в детстве «Капитаном Немо», видимо, скоро узнаем – «Наутилус» XXI века ждёт своего заказчика.
       Проект роскошной гигантской подводной яхты "Migaloo" разработали в дизайнерской фирме Motion Code: Blue. Названо судно в честь единственного в мире горбатого кита-альбиноса, обитающего у берегов Австралии. Длина "Migaloo" составит 115 метров, а максимальная глубина, на которую она сможет погружаться – 240 метров. Окна, способные выдерживать огромные нагрузки, оснащены специальной подсветкой, благодаря которой хозяева и гости смогут наблюдать за жизнью обитателей океанских глубин.
      Ну и, конечно же, здесь есть всё, что традиционно ассоциируется с роскошным морским путешествием: вертолётная площадка, специальный отсек для батискафа, бассейн, лифт, тренажёрный зал, шикарные каюты, спа, несколько гостиных, кинотеатр и т.д.
     "Migaloo" была спроектирована по образцу настоящей военной подлодки, так что все её ходовые характеристики тоже весьма впечатляют.
Collapse )