July 21st, 2015

феолософ

Бог

замечательный рассказ от Алексея Ивакина

       Скатался тут в глубины Кировской области.
       Обратно в столицу Вятского края уже собираюсь, на автостанции стою.
       Небо низкое, серое – дождь то идёт, то бежит куда-то. И духота. Магазинчиков нет, рядом только «наливайка». Пошёл сока томатного выпить. Ну, пиво нельзя, как и всю газировку, сок тоже только определённый можно.
       Взял томатного, значит...
       Подходит бич. Бич – это вам не бомж. Бич – это бич. Суровый такой, одет чисто, но бедно, борода до сердца. И лысина блестит в венчике волос. А волосы таким пухом.
       – Выпить налей.
       Я аж поперхнулся:
       – Чего вдруг?
       – Я – бог.
       – Да ладно?
       – Не хошь – не верь, тебе же хуже.
       А ведь похож, зараза. Ну – как на атеистических рисунках. Бог и есть. Борода на месте, коренастый, нимб пуховый опять же.
       – Соточку плесните «Уржумки», – поворачиваюсь к хозяйке капельницы.
       Она наливает. Сорок восемь рублей; подумаешь.
       – Себе, – приказывает бог.
       – Да у меня язва...
       – Тем более. Светочка, ещё сто. Мальчик оплатит.
       Нормальный ход, думаю. Но киваю «Светочке». Хотя... Какая она Светочка? Тётя Света, как минимум. Не, ну богу оно, конечно, Светочка.
       Выпил он, не чокаясь. И не выпил сразу всё, а пригубил.  Ну, грамм двадцать, не больше. А я губы макнул.
       Смотрю, ржу внутрь, как дед играет красиво. А чего, развлечение. До автобуса ещё минут сорок.
       – Ну, спрашивай, – говорит местный бог.
       – Чего спрашивать? – не понял я.
       – Ну, чего ты так хреново живёшь, спрашивай.
       – Я? Я великолепно живу.
       – Да?
       – Содомом буду.
       – Странно. Остальные хреново живут.
       – И ты тоже? – теперь спрашиваю я.
       Бог чешет пуховый нимб:
       – Да я, вроде, тоже ничего.
       – А остальные жалуются?
       – Постоянно. По второй?
       Со второй у него заходит больше. До донышка. Уныло смотрит в пластиковый белый стакан. Я понимаю, что без третьей бог не уйдёт, и пододвигаю ему свою тару. Он важно кивает.
       – Слушай, бог, а вопрос-то есть...
       Он шарится в пакете, достает свежий огурец, откусывает, протягивает мне. Отказываюсь. Хрен его знает, кто тут бог – этот дедок или его паразиты?
       – Валяй.
       – На хера ты этот мир таким говённым создал?
       Его очередь изумляться:
       – Чё это – «говённым»?
       – Да сам смотри – тут война, там война, детей убивают, женщин жгут.
       – А я тут при чём?
       – Ну, ты ж создал.
       – Я нормальным создал. А вы его потом испохабили.
       – Так исправь.
       Он залпом выпивает «мою» норму, смачно закусывает огурцом, потом тычет в меня кривоватым пальцем:
       – Не могу. Я вам свободу дал. Сами всё, сами давайте исправляйте.
       На корявом пальце чёрный ободок под длинным ногтём.
       Бог ушёл в кусты, сверху опять полило, а я уехал в Киров.

http://yn.zz.mu/pic/i-xsoAyaIMG_m.jpg