October 27th, 2013

Водолазик

А слабай-ка мне "Шизгарес"!..

Оригинал взят у Мастерка - "Разоблачаем! Бывает гитара с шестью грифами?":

      Да ну на фиг! Конечно же, нет. Тут, я думаю, всем сразу видно, что это фотошоп. Сейчас могут нарисовать всё, что угодно, нас-то уже не обманешь!  Смысла нет делать такую гитару. Как на ней играть-то? Давайте уж точно разберёмся подробнее, что да как…

Collapse )
пират

Коллизия

Олег Р. на "Биглере" рассказал. История давняя, от 2006 года ещё, но, как и все замечательные флотские истории, она возраста не имеет и потому бессмертна. В общем, поехали:

       Коллизия. Странное слово, нерусское, но красивое. Какое-то растерянное в звучании своём, но эстетичное. Как будто вытаскивает денщик своего пьяного барина-офицера из коляски, но роняет:
       – Что ж вы, свет Пётр Николаевич, так надрались-то?
       – Да вот, Проша, случилась коллизия – в офицерское собрание ящик шампанского вёз для полкового вечера, но наткнулся на цыган.
       А в английском языке оно очень техногенное, тяжёлое до увечий: визг тормозов, удивлённые глаза лося, застывшего в свете фар, баммм – collision! Потом что-то недружественное на четвереньках вылезает из скомканного железа, встаёт, но складывается, как зонтик под порывом ветра, 911, госпиталь, адвокат, страховка.
       А у нас ведь никто аварию этим словом не назовёт! И хотя Гегель определил «коллизию» как «противоречие, столкновение, борьбу действующих сил в историческом, глобальном масштабе», в нашем понимании она всегда подразумевает что-то безалаберное.
       Вот пример. Он, правда, не отличается эстетичностью, но глобальность присутствует – со всеми её противоречиями, столкновениями и борьбой действующих сил. Впрочем, глобальность мы встретим только в одном – в том, что действие происходило в 1991 году, когда страну путчило. И дело было вовсе не в Пенькове, а на бербазе – береговой базе нашей бригады. Мой друг тогда только стал её командиром, упрямо наводя порядок в то время, когда за забором с треском рушилась страна.
       Если театр начинается с вешалки, то флот начинается с гальюна. Это первое, что вам покажут на любом корабле. А уж потом для вас начинается «вешалка». Следуя традиции, Сергей начал своё воцарение с плотницкого дела – строительства нового сортира, две двери которого, естественно, были отмаркированы литерами «Мыслете» для сидящих роденовских мыслителей и «Живете» для тех, кто даёт им жизнь.
       И вот стоит первостроитель субботним вечером посреди бербазы, курит и наслаждается творением своих рук: пол заведения – аки тиковая палуба галеона, отверстия в нём – шириной своею орудийным портам уподоблены быть могут, яма – истинно пороховой погреб броненосца, чистота – крейсерская. Ну, когда крейсер только-только вошёл в линию, и его не успели предать сраму.
       А вокруг тишина, как на рейде. Только дятел где-то что-то долбит. Обернулся Серёжа, чтобы убедиться – точно, дятел. Флотский. Матрос-годок стоит у КПП и долбит столб ворот штык-ножом – вырезает сакральное послание молодым потомкам: «ДМБ-92».
       А вот тень промелькнула в сторону загоревшегося окна в бухгалтерии штаба. То не моль пролетела на свет, а начальник гаража на Свету – мичманшу калибра 152 см с углом возвышения груди 5. Света – баба-цунами, смывшая мужа в море. Оттого ей и не спится в субботу вечером. Но погас свет, и вновь тишина на рейде. Только скрып раздался – будто уключины вёсел не смазаны. То дежурный по части гребёт в сторону гальюна, скрипя новыми ботинками, и скрывается за дверью с литерой «Мыслете». Чу, тихо как...
       Да что ж такое?! Опять нарушение вечерней воинской идиллии! Света свет зажгла и в гальюн пошла. В шинели. Под ней – ничего. Дверкой «Живете» – хлоп!
       И тут случился флотский вассер, аврал и полундра: под чей-то дикий визг дверь гальюна с буквой «Ж» разлетается в щепки, и на свободу выбегает обнажённая Света, разрезая штилевой воздух могучим форштевнем пятого размера. Она несётся к матросу-годку у КПП, уже охмелевшему от столь редкого события, как флотский стриптиз – да ещё при таких тактико-технических данных. Но визг и вытянутый вперёд палец Светы подсказывают краснофлотцу, что его сейчас будут брать в штыковую. От радости он роняет штык и присоединяется к ору флотской песни. Дембельку не положено стоять вахту в гадах – он стоит в сланцах, поэтому штык-нож падает и остаётся торчать в его лапе по стойке «смирно». А Света стоит рядом, грудью колышет, тыча пальцем в сторону гальюна, и орёт в унисон тифоном.
       Так что же случилось в Пенькове, и при чём здесь Гегель? В чём же коллизия, её противоречие, столкновение и борьба действующих сил?!
       Бабы боятся мышей. Это аксиома. Света вошла в сортир и распахнула шинель начальника гаража для удобства. Это логично. Присев, она услышала шуршание, как будто там, в широком орудийном порту, есть мышь. Но она не стала орать и биться в истерике, что абсолютно нелогично. Света нагнулась – и увидела внизу, в проёме, большие грустные глаза. Они смущённо мигнули и попросили фальцетом:
       – Мадам, позовите кого-нибудь...
       Вот после этого коллизия и случилась – с повреждением гальюна, ноги матроса и его неокрепшей психики. А ведь все банально просто: это дежурный, он же флаг-штурман бригады, расстёгиваясь, уронил кобуру с пистолетом вниз. Естественно, ему пришлось снять китель, оставшись в тельнике, повиснуть на балке, прыгнуть в ещё почти чистую яму и изобразить полосатую мышь с грустными глазами, так как запрыгнуть обратно он уже не смог из-за высоты. Ну, а Света случилась в его подземной жизни неожиданно, как и бывает в коллизиях.
       И всё бы осталось в тайне, и возвратившийся из морей муж не уменьшил бы Светин рост на пять сантиметров ударом кулака, если бы – что? Если бы матрос не нарушил форму одежды! Через два дня его нога загноилась, и пришлось Серёже везти повреждённого годка в госпиталь, где эта жертва стриптиза и рассказала всё флотскому хирургу. А то, что знает хирург, знает весь флот. Это тоже аксиома.
       В общем, оборжались...

(с) Navalbro
crazy

Чё-та вспомнилось...

       В общем, как-то раз в 91-м году закончил я в Алма-Ате курсы экстрасенсорики и народного целительства. Ну, был в отпуске, и чтоб времени зря не терять. С выдачей соответствующего удостоверения 8))) И приехал обратно на Камчатку. Готовый исцелять направо и налево.
       Сидит очередной тесть и смотрит футбол. Тут приходит я. Типа - как дела?
       - Да голова болит, раскалывается просто...
       Ну, встал у него за спиной, разогрел руки... в общем, всё, как положено. Сначала "по Джуне", потом перешёл на методику Дмитрия Кандыбы. Делов-то минут на пять-семь, не более. Для реального-то ыкстрасэнса. Спрашиваю:
       - Ну, как?
       А сам чувствую, что ага, боль у него уходит. Он:
       - Ты знаешь, куда лучше стало. Уже почти не болит. Наверно, анальгин уже начал действовать.
       У меня в тот момент руки опустились просто. Расстроился и немедленно выпил домашней наливочки, коя в изобилии была. Чтоб компенсировать затраты праны.