June 22nd, 2013

выше нос!

Гитаро-псто

       Вернулась из ремонта моя Негритуська. Вся в шрамах...
       Для тех, кто не в теме. Почти год назад, 18 августа, во время Дня Вулкана на базе между Корякским и Авачинским безвременно погибла гитара Ovation Elite T 2078TX-5. Драматические обстоятельства трагической гибели гитары слишком драматичны и трагичны, чтобы их тут воспроизводить. Вот просто была гитара - а стала мумия. И точка =(((
       Прошло десять месяцев; несмотря на ужасное состояние, гитара всё же была отдана в ремонт. Ещё через месяц получена обратно. Вот, сижу и... ИГРАЮ. Она ЗВУЧИТ, и это самое удивительное. Несколько страшных, жутких длинных шрамов на впалой, как грудная клетка астматика, верхней деке. Трещины в пластике кузова, трещина в грифе, сломанные пружины - остались в прошлом. И они не видны. А видны только шрамы на деке. И она ЗВУЧИТ. Чуть подзвякивает порой на всех ладах, спонтанно, но мы чуть погодя слегка подрегулируем гриф. И она звучит - после десяти месяцев анабиоза с проломленной душой...
       Ранее этот мастер чинил скрипку Александру Николаевичу Гилёву. И гитару нашему Хоббиту Кириллу Ситникову. А ещё была такая потрясающая история: некая мамаша принесла печальный набор обломков - скрипку, которую разъярённый отпрыск, не желавший иметь ничего общего с Паганини, в порыве очередного каприза с воплями расхерачил об стену... Эта скрипка играет и по сей день.
       Как и моя гитара по имени Негритуська.
       На днях этому мастеру принесут ещё один инструмент, и тоже с проломленной декой. Ещё одна гитара будет плакать и смеяться от радости, когда ей вернут возможность ЗВУЧАТЬ.
       Мастера зовут Валерий Иванович Дядин.
cool

Падение

это незабываемое от Kurtuazij, 2010-й ещё год...

       – Таки здравствуйте, пан Яша. Как ваш гастрит?
       – Мадам Роза – или мы с ним рады вас видеть! Это такое счастье, что моё сердце хочет вырваться из груди и порхать под потолком, как пришибленная птица.
       – Пан Яша, держите ваше сердце в его отведённом помещении – зачем мне птица над головой, у меня новая шляпка. Если вы хотите порадовать опытную женщину, так отставьте в покое распускать внутренние органы и предложите что-то неожиданного.
       – Мадам Роза! Таки у меня есть показать вам такое предложение, что отказаться от посмотреть и потрогать будет сумасшествием.
       – Ах, пан Яша, порядочная женщина разве может позволить себе такое удовольствие?
       – Об чём вы говорите, мадам Роза? Выбросьте из головы переживать за моральный облик и дайте волю своему желанию.
       – Пан Яша, я таки с интересом взгляну на ваше предложение и даже охотно его пощупаю, но что я скажу мужу, когда он расстроится?
       – Почему он должен расстроиться, мадам Роза? Или пан Додик не видит этих шикарных форм лучше всех нас? Весь город спит и видит, а он не видит?
       – Вы таки думаете, что он не будет против? И что если он таки да, будет против, то мне отыщется, что сказать ему за его скандальный характер?
       – Мадам Роза, я таки уверен, что на этом характере не останется живого места, если он только подумает против.
       – А мне потом не будет жалко за мою доверчивость и безотказность, пан Яша?
       – Вы таки меня обижаете. Или я хоть раз обманул ожидания женщины?!
       – Боже мой, пан Яша, моё сердце уже бьётся так сильно, что слышит весь город. Не томите, показывайте ваше предложение.
       – Ах, мадам Роза, не дышите так часто, уже совсем не надо меня больше уговаривать. Я же иду вам навстречу всем моим целиком и полностью, невзирая на ваши...
       – ...целлюлит и полноту.
       – Боже упаси! Или я не понимаю за роскошных…
       – Пан Яша, таки хватит слов.
       – Смотрите сюда, мадам Роза, и начинайте широко улыбаться. Прочь покровы. Внимание! Сейчас...
       – Пан Яша, если у вас и там птичка, то я уже не сильно удивлюсь, но моё горе не будет иметь границ, так себе и знайте.
       – Вуаля!
       – Ой, мне плохо!
       – Шо мы имеем сказать за форму?
       – Ой, я сейчас умру! Что можно сказать за такую форму? Это ж таки форма!
       – А шо мы имеете сказать за размер?
       – Ой, я больше не могу! Что можно сказать за этот размер? Это ж таки размер!
       – Так у этого скромного пана есть, что хочет женщина, и вам совсем нечего сказать за наоборот?
       – Пан Яша, что ж, вам не стыдно доводить больную женщину до приступа!
       – Слушайте сюда, мадам Роза, и не брешите себе – или это можно не хотеть?
       – Ах, пан Яша, вы заставляете меня забыть за здоровый цвет лица. Эта багровая бледность таки вся на вашей совести.
       – Нет, конечно, мадам Роза, вы можете заставить себя отказаться от счастья, которое само стоит на вашем горизонте…
       – Вы способны уговорить камень, пан Яша, что уже сказать за слабую женщину. Пускай это аморально, но я не имею сил не пойти у вас на поводу. Давайте же скорее где раздеться!
       – Святые слова, мадам Роза, и пускай ребе Изя гонит меня из синагоги, если вы хоть на секундочку пожалеете о содеянном.
       И галантерейщик Яков повернулся к помощнице:
       – Дина, золотце, помогите мадам Розе примерить этот французский пеньюар, и не-хай пан Додик бросит в меня камень, если каждый мужчина в нашем городе не мечтал бы видеть свою цыпочку в таком кляре!..

(с) таки см. в начале