December 18th, 2011

cool

Из жизни лабуха

       Приехали за пятнадцать минут до (а раньше и смысла нет). Сразу узнали, что сегодня поём не две, а одну (соответственно, и гонорар вдвое меньше). Да и фиг с ним. Прокрались к эстраде, сунули звукарю свои шнурки; пообщаться с ним и хоть что-то сказать - никакой возможности: он работает с предыдущими. Музыка орёт, ни черта не слыхать, а сидит звукарь тут же, на эстраде, сбоку.
       Ладно. Ушли в выделенную кандейку, переоделись, подстроились, поржали друг с друга, прогнали обе песенки по два раза. Поиграли всякую лабудень от нечего делать. Нас всё не зовут и не зовут... Тут же очень симпатичная пара - бальники. Судя по костюмам, танцуют латину. Переодеваются здесь же, никого не стесняясь (для артиста дело привычное). У девчонки шикарная фигурка, красивое бельё... Вваливается группа каких-то духовиков - тромбон, труба, саксофон, ещё что-то... скидывают куртки и тут же начинают вполсилы дудеть. Мы подхватываем (а чем-то же нужно заняться, пока делать не фиг), знакомимся, смеёмся, делаем по глоточку. Потом выбегаем в фойе и быстренько прокатываем наш номер. Вроде, всё гладко. Фотографируемся в процессе.
       Зовут. Типа пора. Заходим в зал, прокрадываемся сбоку к эстраде (мы - это два гитараста и скрипач, девчонки ещё снаружи). Мгновенно втыкаемся в аппарат. Пробуем звук. Звук - дрянь, естественно. Чтобы у публики не возникало дурацких ассоциаций, проба звука замаскирована под вступление. Радиомикрофон на скрипке вдруг отказывается работать. Срочно решаем вопрос о постановке стойки. Всё это в течение тридцати секунд, не более. Помощник звукаря (юноша с физиономией студента, какие бомбу в царя кидали) хватает запасной скрипачовский "шурик" и движется в дальний портал, где торчит стойка без микрофона. Три остальные радиомикрофона - у наших девчонок, которые ещё не вошли и ждут, когда мы грянем.
       Нас всего шесть; я в нашей команде единственный, кто не лауреат и не дипломант всяких конкурсов. Моя задача - по возможности ровная гитарная подложка и бас. Второй гитарист делает запилы на нейлонке. Он это умеет. Скрипач - таких вообще ещё поискать. Девчонки тоже поют бесподобно.
       Три - семь! Грянули. Скрипку не слыхать ни фига, две гитары - каша (как кажется, потому что никаких мониторов). Ладно, лабаем. Девчонки вплыли и вместо припева, с которого надо начать, сразу принимаются за куплет. Да и фигня. Пошёл кураж - хорошее такое ощущение. Скрипач пилит инструмент на всю амплитуду. Я его слышу, а вот слышит ли зал - не уверен. К нему подтаскивают стойку и припиндюривают на неё радио-"шур". Всё это за спинами и юбками наших красавиц, которые пляшут и полным ходом выдают на три голоса ("Турбине - стописят!!!"). Ещё секунда - и скрипка делает оставшуюся половину песенки. "Не загоняй бас!!!" - это вопль запил-гитараста справа, почти в ухо. Есть, понял... не загоняю... а вот теперь ускоряем... модуляция на полтона, ещё куплет, ещё полтона... взвинчиваем темп, насколько можно - покуда девчонки успевают за ритмом... Ещё!.. И ещё!!! Апофеоз!!! Уф! Кончили одновременно. Ура. Зал хлопает. Отстрелялись.
       Выдёргиваемся одновременно с поклоном. Быстро забираем шнурки и уматываем. Скрипача ведущая зачем-то оставляет перед публикой, что-то говорит в микрофон. Вваливаемся в кандейку и хохочем, одновременно подмечая, кто где в чём налажал. Фляжка с коньяком, уже без шоколадки; быстро переодеваемся. Духовики - "в ствол", дудки к бою. Помахали нам лапами и пошли. Удачи вам, парни!
       Заявляется смеющийся скрипач с бутылкой шампанского. Пошла "с горла" поверх коньяка. Пена во все стороны. Хорошо! А вот и гонорар... Собрали барахло - и вниз, по машинам. На сегодня всё. По домам.
       Я еду домой вместе с нашими девчонками, они всю дорогу орут казачьи песни. Заслушаешься. Вынос мозга просто - как красиво они поют.
       Бахт романо, лавэ нэ-нэ. Предновогодний чёс. Интересно, забавно, полезно и весело.
феолософ

"Весеннее танго". Память.

Вот идёт по свету человек-чудак,
Сам себе печально улыбаясь.
В голове его какой-нибудь пустяк,
С сердцем, видно, что-нибудь не так.
       Приходит время – с юга птицы прилетают,
       Снеговые горы тают, и не до сна.
       Приходит время – люди головы теряют,
       И это время называется «весна».

Сколько сердце валидолом не лечи –
Всё равно сплошные перебои.
Сколько головой о стену не стучи –
Не помогут лучшие врачи.
       Приходит время – с юга птицы прилетают,
       Снеговые горы тают, и не до сна.
       Приходит время – люди головы теряют,
       И это время называется «весна».

Поезжай в Австралию без лишних слов,
Там сейчас как раз в разгаре осень.
На полгода ты без всяких докторов
Снова будешь весел и здоров!
       Приходит время – с юга птицы прилетают,
       Снеговые горы тают, и не до сна.
       Приходит время – люди головы теряют,
       И это время называется «весна»!



       Автор ушёл от нас в Страну Вечной песни. Добрая и светлая память.
  
cool

Странная песенка такая

       Песенка о полярной авиации Гейнца и Данилова.
       В семидесятый раз уже её подряд, весь вечер напролёт; всё хочу добиться ровного исполнения, и не получается никак: то на одном, то на другом куплете всякий раз башню сносит.
       Это ж надо было такую песенку написать...