April 1st, 2010

корсар

Япона мать

 

       1. Кампай симасё
       Вместо положенного отпуска и санатория в конце года инспектора КТИ ФГУП «ДальРАО» протокольно включили в состав делегации на переговоры по утилизации атомной подводной лодки класса «Чарли» (по НАТОвской классификации). Это всё равно что члена ЦК КПСС назначить послом в Гондурас – вроде бы, оно ни к чему, а деваться некуда, надо присутствовать. Ни опытом международных встреч и переговоров, ни знанием иностранных языков, ни приличным гардеробом инспектор КТИ не обладал. Дело происходило в конце декабря на Камчатке. Столь безрадостная новость обрушилась на КТИ за день до начала переговоров в конце рабочего дня. Всё! Кто? За что? Как? Вопросы уверенно повисли в воздухе, как пепельный шлейф извергающегося вулкана. Было известно только, что в 09.00 в гостинице «Белкамтур», в самой престижной из паратунковских зон отдыха. С костюмом долго мудрить не пришлось – что есть, то есть. Галстук даже не рассматривался, но для солидности к лацкану серенького китайского пиджака был приколот значок «Кандидат в Мастера спорта СССР». С языками дело было посложней. То, что японцы владеют японским и английским без словаря, было совершенно понятно. То, что КТИ изучал когда-то английский и совершенно им не владел, тоже было понятно. Мог, конечно, уверенно определить, что говорят на английском, но вот о чём… Да. Но всё-таки ради забавы зашёл к знакомой студентке, изучавшей японский, и заучил несколько необходимых (на его взгляд) фраз.
      
Collapse )