March 17th, 2010

феолософ

Божественной

Твой взгляд иную измеряет даль,
Пронзая всё, что видимо и зыбко.
Блестит зубов очищенный миндаль,
Чуть-чуть горчит надменная улыбка.

Твоих речей хрустальный метроном
В лёд обратит разливы нежных терций,
Чужих надежд заиндевевший лом
Алмазной крошкой устилает сердце.

Прозрачна и светла душа твоя,
В ней не живёт ни зависть, ни обида –
Лишь самых чистых родников струя
В себе удержит столько цианида.

© Заклинатель дождя
корсар

The clown is dead

Максим Токарев

У меня двое замечательных детей
От очень разных женщин.
Но при чём здесь брак?
Лемми Килмистер, The Motorhead

       – Ну и что? Не хочу я ничего знать. Сама виновата. Давай, подавай. Уже? Когда? Ах, так... Ну тебе, как всегда, виднее. А? Я сам по себе тебе не нужен? А интересно, с какого времени? Да? Ну, извини. Я, кажется, знаю, что тебе нужно вместо меня – бабло. Мля… ты извини, конечно, никогда не думал, что всё будет так мерзко. Где-то я тебя недотрахал, наверно, но ты ж хрен признаешься. Признаешься? Волк тряпошный? Да? Тебе тоже кое в чём признаться? А то так и помрёшь дурой фригидной... Так, всё. Пожалей стёкла – у тебя теперь почти нет средств, если только на панель не пойдёшь. Хотя куда тебе, с твоими-то навыками, на панель... Ладно, всё. Денег нет. Адрес в/ч ты знаешь, подавай иск на алименты. На хер. Не хочу. Да сама ты... Ладно. Бывай. Об одном предупреждаю: если  Сашку начнёшь против меня настраивать, головы тебе не сносить. А я не угрожаю. Я просто предупреждаю. Ага, попробуй спрячь, давай. На цепь посади, стер... Хм.
       Хлопнула дверь. Эмоции всё еще шарашили в белый свет, как в копеечку, и, спускаясь по лестнице, он сильно и злобно пнул соседского кота, отлетевшего в батареям.
       Стало стыдно. Запал ссоры потихоньку замыкался на себя, возвращался в, казалось, до предела распухшую голову и приносил вместе с собой какую-то мерзкую тревогу: то ли так переживалось осознание топотни по руинам семьи, то ли это уже текущая житейская шаткость властно и полноправно сверлила давешнюю бытовую устроенность, которая, теперь уже ясно, просвистев над головой, разбилась в труху там, позади, за спиной. Он обернулся и посмотрел назад, как будто хотел увидеть там эти руины. Руин, конечно, не было, были окна обычной двушки на третьем этаже, и всё там было по-старому, если не учитывать всяких мелочей – ну, например исчезновения бритвенного станка из ванной и шинели из шкафа.
       Collapse )
феолософ

За всё...

За романы, коим нет числа,
За ночей бессонных марафон,
За обиды, в коих нету зла,
За обманы, коих миллион,
За слова, за ноты, за стихи,
За мои разбитые мечты,
За мои несмертные грехи
Горькая расплата - это ты...