November 4th, 2009

корсар

Кстати, о ледовых бродягах

     30-го октября получил мыло от Эрика Броссье (полярная парусно-моторная яхта "Vagabond"):

     Polar bears, belugas, narwhals, seals were many when, mid July, ice broke up and released Vagabond. We left our little Inglefield Bay, our heads were buzzing with memories: Zagrey eaten by a polar bear, unexpected pack ice drifting session with the family, holes made by ice in the hull, earthquake during polar night, snowmobile stuck in frozen river, hundreds of hydrographical measurements, 757 observations of polar bears, first steps of Léonie, storms and northern lights... The fifth winter in Spitsbergen was finished, as well as our task for Damocles, European project for pack ice studies.
     With the sea ice retreat, Arctic sea routes linking Atlantic and Pacific Oceans are attracting more and more sailors. Through the Northwest Passage, during summer 2009, about ten pleasure boats and two cruise ships went from one ocean to the other. Through the North-East Passage, transit of two cargo ships was a lot in the media: Beluga Shipping would be the first western company to use the mythical seaway. These ships could meet four pleasure boats also trying to go through the passage. One of them turned back, worried with drifting ice. Then two Scandinavian sailboats reached Bering Strait few weeks before Le Manguier: France, Léonie and I were on board this former tug boat. From Tromsø to Bering Strait, it was exciting to make again this trip (seven years after Vagabond's passage), this time as artist and icepilot-photographer, and with the family! Where white bears are mixed with black gold.
     Since last July, Vagabond is waiting for us at anchor at Liland, not far from Lofoten Islands. In March 2010, she will be back in Brittany for some necessary work after five years in Spitsbergen. In April, our little family will be Ecotroll's crew, for an experimental journey: Lyon - Greenland - La Rochelle, with a motorboat as ecological as possible! With a wealth of experience behind us, we will prepare Vagabond for her next departure towards the Arctic, planned for spring 2011 with the Ice Robinsons. Before that, you can meet us at one of our next interventions, watch again our films, order France a watercolour... Yesterday, we celebrated the acquisition of Vagabond, ten years ago! A great thank you to all of you that have supported this first decade of Arctic wanderings.

Eric Brossier


     Живут же люди... Вот что значит грамотно взять старт, умно распорядившись стартовым капиталом, и не сворачивать с выбранного пути. Удачи вам, бродяги!
 

Кап-три

Герой

ГЕРОЙ *

     Физическое тело, обряжённое в клешёные суконные брюки и суконный же бушлат с пятью жёлтыми галками на левом рукаве, лежало ничком и не шевелилось. Редкие прохожие оглядывались, но ауры у тела не видели: во-первых, это не все умеют, а во-вторых, конкретно у этого аура отсутствовала как таковая. Натюрморт дополняли видневшиеся из-под брюк революционно-красные «момбасовские» носки.
     Этим прекрасным декабрьским утром произошло довольно редкое для Города-Героя событие, а именно: в Севастополе выпал снег. Тонюсеньким слоем в два сантиметра толщиной, мокренький, он девственно искрился под лучами весёлого воскресного солнышка и не знал, что это же самое солнышко уже завтра растопит его в такие же весёлые лужицы. А пока... Пока что троица лихих пацанов возраста очень начальной школы отчаянно пыталась покататься на саночках невдалеке от трамвайной остановки, на которой и лежало тело. Вот такой пейзаж. Почти левитановский. Кстати, кто не знает: трамваями в Севастополе традиционно называют троллейбусы.
     Мимо остановки проковыляла закутанная в платок замшелая старушка, наверняка помнящая ещё Нахимова и Истомина. Оглянувшись на натюрморт, старушка сокрушённо покачала головой, сделала губы дудочкой, сердито что-то прошептала, истово перекрестилась и побрела дальше. Ещё двое утренних прохожих обратили внимание на контрастирующую с белым снегом чёрную фигуру, но участием не блеснули – прошли мимо, торопясь по своим делам. Надо же, и воскресенье у людей бывают дела, отвлекающие от оказания помощи ближнему своему…
     А преамбула проста и обыденна: трамвай номер шесть остановился на конечной (двести метров до КПП училища), после чего из открывшейся задней двери выпало как раз вот это – то, что в других условиях могло бы называться курсантом пятого, выпускного курса. Часы показывали пол-одиннадцатого, то есть все уволенные на ночь курсантики давным-давно вернулись «в родные пеналы» славного Краснозвёздного имени П. С. Нахимова, в просторечии именуемого «системой». Этот же по непонятной причине задержался. Хотя – почему «по непонятной»? Очень даже понятной. Ну, не будем, не будем. В жизни всяко бывает, не надо губки кривить.
     Любопытные мальчишки перестали кататься на саночках и робко подошли к остановке, также привлечённые натюрмортом. Один из них, несомненно, был будущим флотоводцем – на его курчавой голове топорщилась детская бескозырка с надписью на ленточке: «ГЕРОЙ». Пацаны, цокая языками, склонились над телом.
     Тело, между тем, вопреки закону о клинической смерти, признаки жизни всё же подавало. В том месте, где лиловый нос уткнулся в свежий снежок, уже основательно подтаяло, и из этого района веером расплывались томные волны тяжёлого перегара номер семьсот семьдесят семь – был такой славный портвейн, если кто помнит. Как в той считалочке: принесли его домой – оказался он живой... «Живой». Ха-ха.
     Но: ещё ж не принесли…
     Старший из пацанов озабоченно почесал в затылке, по-взрослому вздохнул и что-то сказал своим друзьям. Те немедленно принялись за дело. С превеликим трудом, напрягаясь и кряхтя, пацаны погрузили бедолагу на связанные «в кильватер» саночки. Фуражки от тела поблизости видно не было – скорее всего, уехала вместе с трамваем обратно на Центральный рынок. Поэтому семилетний моряк, не задумываясь, пожертвовал свою игрушечную бескозырку, нахлобучив её на распухшую голову без пяти офицера. Ещё бы, для севастопольского мальчишки Честь Флота – прежде всего. Мальчишки впряглись в саночки, и автопоезд торжественно двинулся в сторону КПП училища.
     Вот так, в таком виде (саночки, клёш, кумачовые носки, расстёгнутый бушлат с пятью галками и дурацкая бескозырочка «ГЕРОЙ») вспотевшие пацаны и сдали незадачливого пятака старому дяде-мичману, лаборанту кафедры БСФ**, а в тот момент дежурному по КПП. Дядя-мичман тут же выпал в осадок и ржал, как конь месопотамский – сначала вместе с двумя подчинёнными ему первокурсниками, а потом и с целым капитаном первого ранга, старшим помощником дежурного по училищу, который гулял со своим пистолетом неподалёку и прибежал на дикий сумасшедший хохот...
     Помнится, ещё Юлиус Фучик задавался вопросами, что такое подвиг и кто же такой герой? Да он просто не видал эту сцену...

     * из ненапечатанного сборника "Макароны по-флотски". Конкретно этот рассказик маленько в другом виде вошёл в "А. Покровский и Братья" номер два.
     ** БСФ - боевые средства флота: торпеды, артиллерия, мины, баллистические ракеты и прочие ебабах-железяки, исключая профильные для училища морские крылатые и зенитные ракеты всех мастей и размеров.

  
феолософ

Ах, чёрт возьми...

     ...какая шикарная осень!..

     Я услышал эту песню впервые на Камчатской гитаре 2009 - её замечательно спела со сцены наша камчатская теле- и радиожурналистка Анжела Николюк. Песня меня просто порвала.

Ах, чёрт возьми, какая шикарная осень
Заполонила весь мир своим великолепьем!
Что ж вас, сударыня, по свету носит и носит?
Богу какому в мольбе вы склонили колени?
     Чем вас привлёк этот грязный, смурной полустанок,
     Где поезда тормозят только вне расписанья?
     Всё развлеченье – похабные выкрики пьяных…
     Да, ещё осень, но это же не оправданье.

Не оправданье несбывшимся детским надеждам,
Юности глупой, от взлётов мечтаний хмелевшей.
Сколько потеряно лет на подгонку одежды,
Чтоб оказаться в теченье реки обмелевшей…
     Только буянит да бесится пьяная осень,
     Песни горланит да бродит в обнимку с подонком,
     С тем, что окрутит её и, конечно же, бросит –
     Да не одну, а с ненужным, нежданным ребёнком…

Ах, чёрт возьми, какие шикарные краски –
Грязь на перроне да гарь из трубы тепловозной…
Что ж вы, сударыня, смотрите в небо без ласки?
Скажете: «Поздно», а я вам отвечу: «Не поздно!»
     Я лишь дождусь проходящего мимо состава,
     И вдруг сорвусь, побегу вслед последним вагонам.
     Но, догоняя, вдруг вспомню всё то, что оставил,
     И упаду в снег, что выпал буквально сегодня…
          Ах, чёрт возьми...

     Автор - хабаровчанин Алексей Иванов ©, а скачать эмпешку можно здесь.
  
  • Current Music
    вот эта самая песенка
  • Tags