May 11th, 2009

корсар

Однажды где-то... I

Максим Токарев ©

ОДНАЖДЫ ГДЕ-ТО...

     Он просто жил.
     Разумеется, у каждого человека есть свои сложности, свои тайны и свои мечты. Проблема в том, что они не стоят на месте стреноженными лошадьми, а вертятся в большом калейдоскопе жизни, иногда меняясь местами – проблемы становятся отдушинами, секреты – плакатными лозунгами, да и сам этот калейдоскоп иногда напоминает пустую бутылку с запиской об обстоятельствах кораблекрушения, болтаемую штормами вдали от любых берегов, к которым можно пристать.
     Когда жизнь представляется именно таковой, остаётся просто жить.
     Collapse )
корсар

Однажды где-то... II

Максим Токарев ©

ОДНАЖДЫ ГДЕ-ТО...
(продолжение; см. начало)

     Гитара обнаружилась в рундуке матроса из перегонного экипажа – он то ли забыл её, то ли оставил. Инструмент был хороший, но побитый жизнью. Сменившись с вахты, он чаще всего шёл в кубрик и слушал, как комендоры терзают инструмент, вытягивая из полысевших неаполитанских струн настоящую русскую тоску – бессмысленную и беспощадную. С чувством он примириться мог, но вот со звуком…
     Однажды, убежав в увольнение, он взял гитару с собой – не знал, что именно, но чувствовал, что надо что-то делать. Попалась вывеска: «Ремонт патефонов». Старый еврей (уж простите за подробность – эта банальность оттого и банальна, что русским для такой работы часто чего-то не хватает) не имел к патефонам никакого отношения, он просто продавал иглы. Зато там же его отпрыски клеили старые рассохшиеся деки, вырезали колки, натягивали новые английские струны, и – о чудо – даже лакировали смычки. История умалчивает о том, почему старый еврей решил восстановить гитару бестолково мнущегося в углу военмора – может быть, инструмент действительно был фирменным, а может, не в гитаре дело было, а в этом моряке-погранце с изувеченной рукой – ведь ясно было, что играть он не умеет. Еврей взял гитару, провёл большим пальцем по ладам. Поставил в уголок. Кряхтя, нагнулся, и вытащил откуда-то другую – попроще, но совершенно целую и с новыми струнами. Ещё покряхтел и вытащил самоучитель с «ятями». И камертон. И сказал: если что – пусть заглядывает.
     Collapse )

корсар

Однажды где-то... III

Максим Токарев ©

ОДНАЖДЫ ГДЕ-ТО... *
(окончание; см. начало)

     И через долгие четыре года, когда уже отгремел победный салют, и уже добрались до адресатов последние похоронки, и всё уже закончилось, и всё ещё только начиналось, война пришла и сюда, и упала сверху на морской погранотряд, на корабли дивизиона Морпогранохраны, на сопки, вулканы и острова.
     Collapse )

корсар

Старинное фото



     1859 год. Слева - капитан 1 ранга Изыльметьев (герой обороны Петропавловска в 1854 году), рядом - капитан-лейтенант Можайский, в центре - контр-адмирал Истомин.