March 7th, 2008

корсар

Тот самый остров. 5 / fünf

       fünf
  Сразу открыли все люки, чтобы провентилировать отсеки. Свежий воздух – это единственное, что нужно человеку. Больше ему, кажется, не требуется вообще ничего... По очереди полезли на верхнюю палубу – хоть на пять минут. Курильщики, в том числе и я, с наслаждением задымили сигаретами. Океан вокруг был чист, погода стояла просто идеальная. Спускался вечер.
       На мостике (вернее, на том, что от него осталось) Хорст Бенс сказал восхищённо:
       – Вот мы дали! А эти томми – бестолковые тюфяки, раз не сумели нас достать...
       Змей (с солидным кровоподтёком на левой скуле – видно, тоже ударился обо что-то) резко остудил ухмыляющегося дизелиста:
       – Не спешите с оценками, приятель. И не обзывайте англичан понапрасну. Они первоклассные моряки, у таких учиться надо, а не ехидничать. Или уже почувствовали себя морскими волками – вся корма в ракушках?

Collapse )
корсар

Тот самый остров. 5 / five

       FIVE
       Недолго думая, мы спустили тузик. Всё говорило о том, что остров необитаем: во-первых, на восточном берегу, вдоль которого мы шли, не было видно ни одного домика, а во-вторых, в противном случае такую идеальную якорную стоянку непременно оккупировала бы флотилия яхт, здесь была бы отличная марина со всей положенной инфраструктурой. Ничего этого не было, и по всему выходило, что мы с Мэг здесь одни. Ах, да, ещё Данни. Собаку мы посадили в тузик, вставили вёсла, и я погрёб прямиком к пляжу. За корвет мы не беспокоились – что с ним может произойти? Погода отличная, прилив-отлив невысокие, фута три, не больше – это легко вычислить, посмотрев на линию уреза воды и прибрежные скалы. Никуда «Отчаянный» не денется за ту пару часиков, которые мы посвятим осмотру прибрежного леса и… ну, может быть, ещё кое-чему. Неплохо было бы найти ручей, чтобы набрать пресной воды – и ручей тут же обнаружился, он впадал в бухту прямо на север от нас. Да и на вершину какую-нибудь залезть тоже не мешало бы – посмотреть на остров сверху и (желательно) заглянуть за горизонт. Если «купол» позволит… и тут я сразу вспомнил про «купол». Что же это за чертовщина такая, в конце концов, дьявол её раздери? Мэг сказала:
       – Представляешь – выходим мы на берег, а там табличка: «Остров... э-э... Семи Черепов, Великобритания»...
       – Ага, – говорю я, – и чуть ниже: «Вход – три фунта стерлингов», хе-хе.
Collapse )
корсар

Тот самый остров. 6 / sechs

     SECHS
       10/IX-1944
       Коротковолновая эрзац-антенна, которую мы натянули вместо сбитой англичанами, работает отвратительно. Приём очень слабый, помехи просто невозможные. Подозреваю, что посланное донесение о том, что мы якобы торчим в квадрате АЕ87, никто не получил. Входящие радиограммы касаются кого угодно, только не нас.
       Идём всё больше на глубине, всплываем в позиционное положение только для зарядки аккумуляторов. Перегрузили внутрь запасную торпеду из носового внешнего пенала. Ломаю голову – почему Змей не выбрал себе другую лодку, побольше? Например, тип IX?

Collapse )
корсар

Тот самый остров. 6 / six

       SIX
       Уже на верхней палубе, когда мы отдали с носа второй якорь, поставив корвет «на гусёк», Мэг повернулась ко мне и ласково прошептала:
       – Дурашка ты. Да я ж тебе просто завидую. У тебя с детства была мечта – побывать на острове Сокровищ с настоящими пиратами. Радуйся, мечта сбылась!
       Хм… Ну, допустим. Я спросил:
       – А твоя?
       – Моя? – Мэг пожала плечами. – Моя – нет ещё.
       Три океана прошла, в четвёртый заходила аж до семьдесят восьмого градуса, а всё кокетничает... Мне вдруг стало интересно:
       – А какая она у тебя?
       Мэг легонько щёлкнула меня пальцем по носу:
       – Не скажу. Потом.
       Ох, женщины, женщины...
Collapse )
корсар

Тот самый остров. 7 / sieben

     SIEBEN
       17/IX-1944
       Вчера вечером встретились с U474.
       – Последняя «дойная корова», – задумчиво сказал Змей, стоя на мостике и разглядывая лодку-заправщик в бинокль. – Все остальные уже потоплены. Эта специально для нас. Впрочем, сдаётся мне, что где-то есть ещё. И никто про них не знает. Ну, спрашивайте, Гейнц – я вижу, у вас на языке висит вопрос.
       Как всегда, он застал меня врасплох, и я промямлил первое, что пришло в голову:
       – Герр капитан, а… а где они берут топливо для наших лодок?
       – На нефтяных терминалах, Гейнц, где ж ещё, – усмехнулся он. – Но ведь вы не это хотели спросить, не так ли?
       Я смутился и попросил разрешения покинуть мостик. У меня время очередного доклада «из квадрата AL45». Сразу после отправки донесения пошёл работать вместе со всеми на верхней палубе.
       Всю ночь перекачивали топливо, перегружали торпеды и провизию. Мне подумалось, что этого нам хватит до Антарктиды. Хорошо, что у Германии нет базы в Антарктиде!

Collapse )
корсар

Тот самый остров. 7 / seven

       SEVEN
       Я почувствовал, как встают дыбом волоски на теле – все до единого. Леденящий душу страх пронзил меня, и каким-то внутренним сознанием я вдруг понял, что по мне проходит точно такой же, похожий на электрический, разряд, какой я ощущал, когда «Отчаянный» только вошёл в «купол». Мэг била сильная дрожь, она смотрела на меня широко открытыми глазами, бледная, как полотно. Она сделала движение, чтобы прижаться ко мне, но споткнулась обо что-то и нечаянно толкнула меня назад…
       И голос смолк. Смолк вместе с исчезновением ощущения тончайшего покалывания и вибрации, пронизывавшего всё моё тело. Мэг прижалась ко мне из всех сил, но неожиданно повернула голову в сторону Южной бухты и внимательно прислушалась. Потом она снова взглянула на меня и медленно подалась назад, увлекая также и меня.
       И снова – эта странная вибрация. И снова голос, но уже другой, причём не один. На этот раз это была песенка – до невозможности знакомая, но почему-то на немецком языке. Нестройный хор распевал ленивыми, словно пьяными, голосами:

Funfzehn Mann auf des toten Manns Kiste,
Ho ho ho und ’ne Buddel mit Rum!
Schnaps stand stehts auf der Hullenfahrtsliste
Ho ho ho und ’ne Buddel mit Rum!

Collapse )
корсар

Тот самый остров. 8 / acht

     ACHT
       Мы вышли к ровной квадратной площадке с разборным дюралюминиевым ангаром, возле которого стояли бетономешалка, пирамида железных ящиков и штабеля стального проката. Вокруг зеленели пальмы и высокая трава. От площадки тянулась бетонная дорога, по которой унтерштурмфюрер Ганс повёл меня вглубь острова. По дороге он задал мне несколько простых вопросов вроде «как дошли?», «откуда вы родом?» и ещё спросил, не бывал ли я в Кёнигсберге. Мы разговорились – стало понятно, что он просто скучает по новым собеседникам. Я старался не задавать ему вопросов, касающихся базы, но он сам рассказал, что на острове построена особо секретная лаборатория, в которой распоряжается свихнутый доктор Абель Райнеке, что на самом деле никакой он не Райнеке, а Блюмштайн, самый настоящий еврей, но у него умная голова, и потому его сделали «не евреем», превратив в Райнеке, и отправили сюда проводить свои исследования. Штурмбаннфюрер СС Эрхардт фон Дитц – комендант базы, он обеспечивает её охрану и жизнедеятельность. Работы по строительству лаборатории, или как её здесь называют, «бункера», закончены месяц назад, предпоследних «работяг» (так выразился Ганс) исполнили прямо в лагере, который в северной части острова. Экипажам приходящих кораблей и судов проход туда строжайше запрещён – как, впрочем, и к холму с бункером. Раньше «работяг» исполняли в открытом море, и это было куда интересней. Остров называется «остров Кидда», так звали одного пирата много лет назад, вроде бы именно он открыл этот остров. На картах его, то есть острова, нет вообще. Сам же Ганс – помощник коменданта, ответственный за «работяг» и всё, что с ними связано.

Collapse )
корсар

Тот самый остров. 8 / eight

       EIGHT
       А утром мы проснулись одновременно – Данни вылизал нам лица, так что можно было не умываться, тем более что поблизости не было ни ручейка. Ночью пёс дрых у нас в ногах.
       Наскоро позавтракав (Данни уплёл аж полпалки колбасы), мы принялись обсуждать наш дальнейший маршрут. «Отчаянный» с этого места не был виден – только верхняя часть острова Скелета и Буксирная голова со входом в Южную бухту – но мы знали, что ничего особенного с ним случиться не могло.
       Немного покумекав над картой и осмотрев окрестности в бинокль, мы пришли к выводу, что, уж коль южная часть острова нами более-менее исследована, то имеет смысл заглянуть севернее. Карты обещали ещё одну бухту и два тайника с пиратскими кладами. Всякий, кто читал «Остров Сокровищ», помнит, что в одном из них оставались слитки серебра, в другом – склад оружия. И то, и другое представлялось заманчивым.
       Самым простым было обойти Подзорную Трубу слева или справа с тем, чтобы выйти к текущему с её северного склона ручью. Нарисованный на второй карте, он вёл к Северной бухте, где мне ещё мерещилась встреча с останками французского пиратского корабля «Пава», о котором упоминал Делдерфилд. Ну и сокровища, конечно…
Collapse )