March 4th, 2008

корсар

Об ушедшем Гусаре замолвите слово...

Этого человека среди нас больше нет. Увы. Пока был - воспринимали его как клоуна-гитариста, барда-развлекушника, пьяницу-бабника и дежурного весельчака. Его приглашали в компании, когда хотелось разбавить пресность бытия чем-то прикольным и самобытным. Чтоб не просто пьянка, а с гитарой и хорошими песнями. Петь-то мы любим… и особенно - со стаканом в руке. А если не приглашали, то он приходил сам. И его воспринимали как нечто само собой разумеющееся, которое всегда рядом, стоит лишь свистнуть. И он придёт, и попоёт, развеселит, потом тихо напьётся, и его можно уже всерьёз не воспринимать…  
Collapse )

 

корсар

Тот самый остров. 3 / drei

    DREI
       Когда я попросил разрешения войти (точнее – просунуть голову) в капитанскую выгородку и услышал «да», я обнаружил там фон Рёйдлиха, стоящего возле откидного столика-умывальника с листком бумаги в руке. На капитанской койке сидели новый первый помощник Фогель и наш лейтенант Финцш. Инженер-механик Дривер и штурман Хорст Эйхелькраут стояли, заполнив собой почти всё оставшееся место и, теснясь, посторонились, пропуская меня внутрь. Капитан был уже без верхней куртки, но других наград, кроме Рыцарского креста, я на нём не увидел. Даже знака «Боевой подводник» – и того не было.
       – Ваше имя? – строго спросил капитан, и я не мог оторвать взгляд от узких щёлок его глаз.

Collapse )
корсар

Тот самый остров. 3 / drei (продолжение)

     3/IX-1944
       Три дня ничего не писал. За эти три дня весь экипаж совершенно вымотался. Пока вышли на широту северных берегов Ирландии, нас трижды бомбили самолёты, а после них непременно атаковали корабли. Всё это здорово замедлило наше продвижение, да и вообще, по большому счёту, нас уже должны были утопить. Но этот Змей – а именно так окрестили фон Рёйдлиха в экипаже – ухитрялся всякий раз вывести лодку из-под бомб томми. Второй помощник в тихой беседе только восхищённо цокал языком: новый капитан никогда не повторяется в своих манёврах. Сколько их у него в арсенале – остаётся гадать. Например, заслышав в очередной раз писк «Туниса», он вовсе не поспешил погружаться, а напротив, дал самый полный. Потом стало понятно: погода отличная, и на поверхности оставался хорошо видимый с воздуха кильватерный след, точно показывающий курс лодки. Когда вдали показались самолёты, фон Рёйдлих скомандовал «оба стоп» и срочное погружение. Какое-то время мы скользили вперёд по инерции, но как только ушли на перископную глубину, Змей тут же дал электромоторами полный назад и передифферентовал лодку. В итоге все четыре «либерейтора» отбомбились далеко вперёд от нас, а мы спокойно ждали всплытия под перископ, чтобы убедиться, что они уже улетели.

Collapse )
корсар

Тот самый остров. 3 / three

       THREE
       Яхта стояла, покачиваясь на бирюзовых волнах (а ветер к тому времени упал баллов до трёх) и хода не имела. Это была «бенето», отличная французская мыльница-люкс, стоящая кучу денег. Что-то нехорошо трепыхнулось у меня в груди, но в первый момент я не понял, почему именно. Я крикнул Мэгги; она вышла наверх, уже выспавшаяся. В руке она держала расчёску – у неё были восхитительные тёмно-русые волосы почти до пояса. И она сказала вполголоса:
       – Смотри на паруса.
Collapse )
корсар

Песня о Севастополе

    Эту замечательную песню написал мой старый товарищ Володя Макаров, а услышал я её на первом курсе ЧВВМУ - он пел под гитару, и что-то влажно трепыхалось в груди, а губы сами собой шептали не выученные ещё слова.
    Я приехал поступать в училище с Камчатки, но вдруг понял, что я просто вернулся домой...
Collapse )