Юрий РОСС (filibuster60) wrote,
Юрий РОСС
filibuster60

Categories:

С праздником!

френды тут ссылочку прислали на ЯП; где-то мне уже попадалось что-то подобное... да и сам я однажды курсантом прямо на сцене вотку примерно так же пил; однако ж вот садимся и читаем-с

       Итак, затеяли в одной воинской части смотр художественной самодеятельности провести. И приурочили это мероприятие к приезду комиссии из штаба округа.
       Так как за моральное, культурное и политическое воспитание бойцов отвечает замполит, то подготовить и провести это событие поручили ему. На построении капитан объявил о наборе желающих участвовать в этом мероприятии. Конечно же, желающих оказалось очень много.
       Думаете причиной такого рвения – скрытые таланты? А вот и нет! Всё просто: участники самодеятельности на период репетиций освобождались от многих воинских занятий. Классный способ откосить от тягот и лишений. Да и вообще хотелось разнообразить свою однотонную армейскую жизнь.
       Замполит провёл смотр, выявил талантливых из числа пожелавших участвовать и объявил, что им нужно будет играть небольшой спектакль – на 40-50 минут. Сценарий уже лежал в папке. События были посвящены Великой Отечественной войне.

       События, которые должны были воспроизвести наши актёры, были следующие.
       Небольшая группа бойцов Красной армии, выходя из окружения, стала на привал. И вот они, сидя у костра, размышляют о том, как они будут бить фашистов, и что, не жалея себя, готовы погибнуть за советскую Родину... ну и всё в таком духе. Потом по сценарию их окружают немцы. В неравном бою все наши солдаты погибают.
       Замполит предусмотрел даже «голос за кадром», который будет комментировать всё происходящее на сцене. Сценарий командиру части понравился, успех должен быть фантастическим!
       До приезда комиссии оставалось несколько дней. Репетиции шли каждый день с утра до вечера.
       По сюжету вместе с бойцами была медсестра. На эту роль долго никого не могли найти (связистки и штабные женщины отказались участвовать), а если солдата переодеть в медсестру, то это будет уже комедия. А спектакль у них как раз наоборот – серьёзный. В итоге взяли дочь одного из офицеров – десятиклассницу. А её подруге – роль диктора (голоса за кадром).
       В сценарии была сценка, где измотанным бойцам нужно было выпить, как говорится, по 100 грамм наркомовских – за погибших друзей. Этот момент актёрам нравилось репетировать больше всего.

http://s00.yaplakal.com/pics/pics_original/4/9/3/11092394.jpg

       За день до премьеры решили наши актёры добавить в спектакль реалистичности. Они уже хорошенько вжились в свои роли, но одна деталь не давала им покоя – обыкновенная вода в фляге, из которой они якобы пьют спирт на сцене… Вот и решили заменить воду настоящим спиртом. Так сказать, совместить приятное с полезным. А проще выражаясь, устроить пьянку прям на сцене, на глазах у всех, и чтобы никто, кроме них, об этом не знал.
       Что задумали, то и сделали. Правда, спирт раздобыть не получилось – купили литр водки и залили во флягу по самое горлышко.
       И так, день «Х» наступил.
       Зрительный зал клуба забит солдатами: кто сидит, кто стоит. Передний ряд пуст (для офицеров комиссии). Наконец появляются гости. От величины звёзд на погонах у наших актёров нервный мандраж пошёл. Главой комиссии был генерал-полковник в довольно почтенном возрасте.
       Перед спектаклем для разогрева зрителей выступили несколько «артистов», которые пели, играли на гитаре, читали стихи – наводили тоску, в общем.
       Начался спектакль.
       Занавес открылся, и на сцену выходят два бойца в плащ-палатках. Они несут носилки с раненым. Впереди идёт офицер, рядом с раненым – медсестра.
       ДИКТОР:
       – Небольшой отряд красноармейцев, понеся большие потери, смог вырваться из окружения. Комиссар отряда получил смертельное ранение, но хоть надежды на его спасение уже не было, бойцы продолжали нести его. Видя, что бойцы измотаны, командир решает сделать привал.
       КОМАНДИР:
       – Стойте, товарищи. Привал.
       Бойцы опускают носилки с раненым и располагаются на привал. Один из красноармейцев тут же извлекает из вещмешка флягу, алюминиевые кружки и разливает в них содержимое.
       КОМАНДИР:
       – Помянем товарищей, которые пали в неравном бою за нашу любимую советскую Родину!
       МЕДСЕСТРА (шёпотом):
       – Это что... реально водка?!
       Все выпили, а медсестра покраснела с непривычки и начала кашлять.
       ПЕРВЫЙ БОЕЦ снимает свою шапку и протягивает ей:
       – Занюхни, сестричка.
       РАНЕНЫЙ (видя, что с ним никто не собирается поделиться) :
       – Пи-и-и-ть…
       КОМАНДИР:
       – Что ж мы про комиссара-то совсем позабыли? И ему налейте.
       Медсестра осторожно приподнимает голову раненого и заливает ему содержимое кружки прямо в глотку. По залу понёсся запах спиртного; зрители начинают понимать, что происходит на сцене.
       ВТОРОЙ БОЕЦ:
       – Вот разобьём немецкую нечисть – приглашаю всех ко мне на Полтавщину. Моя мама такие вареники с клубникой делает!..
       МЕДСЕСТРА:
       – А я вот детдомовская. Родителей своих не знаю.
       КОМАНДИР (показывая знаком, чтобы налили ещё):
       – Ничего, бойцы, вот закончится эта война, и все мы вернёмся к нашим мамам. Ну, за родителей!
       Все снова выпили. Даже раненый комиссар самостоятельно садится на носилках и опрокидывает очередную кружку. И снова ложится. В зале слышен тихий смех. Только командир полка выглядит мрачнее тучи. А генерал только ухмыляется сквозь свои густые усы.
       МЕДСЕСТРА:
       – Ребята, а давайте что-нибудь споём? Например, «Катюшу»! Чтоб...
       КОМАНДИР (давясь от смеха):
       – Нельзя, милая! Враги кругом!
       ВОЗГЛАС ИЗ ЗАЛА:
       – Медсестре больше не наливай!
       Все актёры отворачиваются от зрительного зала, чтобы не заржать. Немая сцена затягивается примерно на минуту. Комполка пытается вскочить с кресла, но генерал его осаживает и одобрительно похлопывает по плечу. Замполит за кулисами машет руками актёрам – мол, хватит, прекращайте этот бардак. Но артисты, войдя в кураж и видя, что теперь терять им уже нечего, продолжают свою игру.
       ПЕРВЫЙ БОЕЦ (достаёт пачку «Кэмела»):
       – Закуривай, братва!
       КОМАНДИР:
       – Это что ж за табачок у тебя, солдат?
       ПЕРВЫЙ БОЕЦ:
       – Трофейные. «Верблюд» называется...
       КОМАНДИР:
       – Гадость какая. И чего только фрицы не придумают...
       Все молча курят. Особенно мило смотрится раненый, курящий лёжа на носилках и пускающий кольца в потолок. Тем временем замполит пытается хоть как-то повлиять на события на сцене и начинает подсказывать диктору текст.
       ЗАМПОЛИТ (диктору):
       – «Из леса доносился шум. Боец Остапченко крикнул: «Немцы!»
       ДИКТОР с пафосом повторяет слова замполита.
       ВТОРОЙ БОЕЦ:
       – Немцы!!!
       КОМАНДИР:
       – Спокойствие, военный. Это всего лишь ветер шумит в ветвях. Нервишки у тебя ни в дугу – всё-таки трое суток без сна. На-ко вот, выпей да успокойся.
       ЗАМПОЛИТ (злобно бормочет):
       – Какие, нах, ... нервы?! Это уже белoчка, товарищи...
       ДИКТОР повторяет слова замполита:
       – Это уже белoчка, товарищи!
       Зал разрывает истерический смех. Генерал, закрыв лицо руками, трясётся в приступе хохота.
       КОМАНДИР, показывая на флягу:
       – А скажи-ка, боец Остапченко, много ли у нас ещё осталось?
       ВТОРОЙ БОЕЦ:
       – Так точно, товарищ командир!
       ПЕРВЫЙ БОЕЦ:
       – Надо бы допить, а не то погибнем все тут, а она, родимая, врагу достанется.
       КОМАНДИР:
       – Наливай.
       ВОЗГЛАС ИЗ ЗАЛА:
       – А на утро оставить?..
       Командир берёт свою кружку, становится у края сцены и, неуверенно держась на ногах, произносит речь, направленную в зрительный зал.
       КОМАНДИР:
       – Товарищи! Я хочу провозгласить этот тост за самое святое, что есть у нас; за то, чего каждый солдат ждёт с нетерпением и непременно этого дождётся. И пускай мы все погибнем, но он обязательно наступит, ибо он неизбежен, как полный разгром немецко-фашистских оккупантов под Сталинградом. За него, товарищи! За дембель!
       Зал восторженно аплодирует и смеётся. Генерал уже ржёт в открытую.
       Красноармейцы берут носилки с раненым и вместе с командиром строевым шагом покидают сцену.
       Медсестра подбегает к диктору, выхватывает микрофон и заметно-нетрезвым голосом подытоживает:
       – И пошли они себе дальше!
       Конец.

===
       Байка, конечно. Но уверен на 100%, что основана на реальных событиях. Как и всё в Армии и на Флоте.
       С праздником вас, собратья и сосёстры!

      * и немедленно выпил
Tags: военный всхлип, гы-гы, тятр
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 25 comments