Юрий РОСС (filibuster60) wrote,
Юрий РОСС
filibuster60

Category:

Не свисти, а то потонешь



     Ещё никто в мире не смог переплюнуть морских волков по количеству легенд, ритуалов и суеверий… Ритуальные танцы с бубном начинались задолго до того, как корабль сходил со стапелей.



     Рыжие девственницы — зло!
      
Вот пример: ругающиеся, «как матросы» корабельные плотники вели себя подобно ученикам воскресной школы, когда работали или даже просто находились рядом с килём закладываемого судна. Дурной приметой считалось, если первый удар корабельного мастера вдруг высекал искру — в будущем судно могло сгореть.
       Если же при постройке — даже случайно — проливалась кровь, то судно получало ярлык «корабля смерти», и знающих моряков в его экипаж заманить уже было невозможно.
       Ни в коем случае нельзя было менять конструкцию судна после окончания его постройки (что, кстати, актуально и сейчас — ведь всё уже рассчитано профессионалами, и разного рода «здесь отрезать, тут добавить» может сильно навредить.
       Поросята, зайцы, священники и рыжие девственницы на верфь не допускались. Насчет поросят и зайцев трудно сказать почему, а вот рыжие, считалось, обладали дурным глазом. Священники приходили только освящать готовый корабль, их более раннее появление могло привлечь нечистую силу к ещё беззащитному остову.
       Когда-то давно викинги, строя драккары, приносили человеческие жертвы. Много позднее этот кровавый обычай стал более гуманным — в стенки и настил ходовой рубки закладывались всего лишь кости животных. Подходящим амулетом считались также ботинки или вещи, имеющие форму ботинка. К примеру, на голландском судне «Амстердам», затонувшем в 1748 году близ Гастингса (графство Сассекс), в обшивке были обнаружены лошадиный череп и сапожная колодка. Эти предметы должны были (хоть и не смогли) уберечь корабль от опасности.
       На кораблях американского военного флота до сих пор отправляют новичков в самый глухой уголок трюма с наказом отыскать и надраить до блеска якобы имеющуюся там золотую заклёпку. Этот обычай пошёл с тех времён, когда мастера при постройке корабля закладывали в киль золотые монеты «на счастье».
       Ну, а что касается суеверий самих моряков…

     «Сто грамм» для селёдки



     Есть такой старый анекдот: попался рыбакам маленький карасик. Такой маленький, что отпустили они его на волю, но перед этим нечаянно уронили в стакан с водкой. И тут как пошёл клёв — только успевай добычу вытаскивать. Лежат все эти пойманные рыбы на берегу, и одна другой говорит: «Сволочь он, этот карась. Наврал. Мол, наливают, отпускают...»
     Сей анекдот, как ни странно, имеет под собой историческую основу. Начиная примерно с XVI века (и по наши дни) рыбаки из Сен-Мало, города, бывшего когда-то пиратской столицей Франции, первую пойманную в сезоне рыбину «напаивали» вином и отпускали в море. Считалось, что запах алкоголя привлечёт других рыб и заманит их в сети.
       Но это одно из немногих суеверий, имеющее под собой, так сказать, меркантильную основу. Большинство же поверий и ритуалов существовало для того, чтобы оградить корабль и его команду от гибели. К примеру, англичане искренне считали, что любой упавший за борт деревянный предмет (будь то весло или пробка от бочки) является предвестником кораблекрушения. И единственный способ предотвратить беду — не мешкая выловить деревяшку из воды и убрать от борта подальше. Правда, были и исключения. Скажем, лучший способ вызова ветра — выкинуть в море старую корабельную швабру. Но если швабра упадёт за борт случайно — это очень плохая примета...
       Если лишней швабры на судне нет, то достаточно просто побултыхать ею за бортом, а как только подует ветер, сразу убрать в трюм, чтобы не гневить зря морских богов.

     Покажем шторму … !



     Для вызова ветра есть и другие способы. Например, нужно тихо посвистеть. Капитаны парусных судов, попав в штиль, начинали насвистывать, легонько постукивая или поскрёбывая мачту с той стороны, с которой необходим ветер. Французские моряки считают, что при этом ещё необходимо громко и выразительно ругаться. А вообще со свистом на море надо поосторожнее, а то можно и до бури досвистеться. У многих народов свист считается грехом, так как самыми отъявленными свистунами являются черти, а повелителей океанов этот звук только раздражает.
       Если свист и поскрёбывание результатов не давали, то, стало быть, на борту судна находится грешник, которого необходимо «вычислить» и заставить покаяться. В эту примету верили даже пираты, имеющие, как мы понимаем, достаточно специфическое понятие о грехе. В любом случае обнаруженный, но не желающий каяться грешник мог получить и нож под рёбра.
       Ещё, чтобы вызвать попутный ветер, можно использовать заговор. Моряки наговаривают имена всех ветров, делая при этом насечки на небольшой палочке. Затем кормчий бросает эту палочку за спину в море, произнося при этом ласковые слова «нужному» ветру и всячески ругая «ненужный».
       Если наоборот необходимо «отогнать» шторм в сторону, то капитан мог достать из ножен меч (или морской кортик) и постучать им по борту с той стороны, с которой ожидался приход стихии. Но данное действие мог производить только капитан.
       Уникальный способ избавиться от противного ветра применяли моряки Индонезии. Поскольку боги ветров в их представлении являлись существами женского пола со всеми свойственными дамам достоинствами и недостатками, индонезийские мореходы… раздевались догола и демонстрировали встречному ветру свои достоинства в полной мере. Застеснявшись подобного бесстыдства, леди-буря просто обязана была свернуть в сторону, либо поменять направление на попутное.

     Погладь «булочку»



     Большинство ритуалов исполнялось не только с целью сберечь собственную жизнь и судно, но и в качестве подстраховки собратьев-мореходов. К примеру, нельзя было переворачивать круглый хлеб, от которого уже отрезан ломоть — в этот момент может где-то опрокинуться корабль. Если стеклянная посуда вдруг зазвенит, её немедленно надо приглушить рукой. Это поверье пошло от мореплавателей Южной Америки — в их среде звон посуды считался погребальным, и его прекращение могло спасти тонущего где-то моряка.
       Семьи британских рыбаков обязательно держали в домах чёрных кошек — считалось, что они способны сохранять хорошую погоду во время промысла. Близкие родственники французских рыбаков лепили кораблики из хлеба, чтобы те охраняли настоящие суда, ушедшие в открытый океан.
       Жена, провожая мужа в море, должна обязательно погладить рукой воротник его форменной одежды — ради счастливого возвращения. Моряк мог и сам привлечь на свою сторону удачу, перед выходом из дома погладив лобок жены или подружки, — этот ритуал носит название «погладить булочку». А вот если датским морским волкам по пути к кораблю попадалась женщина в белом фартуке, то её необходимо было обойти далеко стороной, иначе гибель корабля была неминуема.
       Ну и — ни в коем случае нельзя показывать пальцем. Как в открытом океане куда бы то ни было, так и в порту на корабли. Подобная небрежность сулит множество всяких неприятностей, вплоть до кораблекрушения.
       Что же касается понедельников, пятниц и прочих «тринадцатых» чисел, то тут морской «кодекс суеверий» оставляет далеко за бортом все приметы «сухопутных крыс». Для примера, испанцы до сих пор пятницу считают самым счастливым днём для выхода в море, ведь именно в этот день недели началась экспедиция Христофора Колумба. А французские и английские мореплаватели всячески избегают пятницы, первые понедельники августа, а также даты 2 февраля и 31 декабря. Всё потому, что когда-то в эти дни происходили серьёзные кораблекрушения.
       Скандинавы никогда не начинали постройку судна в четверг, так как это день Тора — господина бурь и бога грома и штормов. Злосчастная пятница также не котировалась у викингов — этот день принадлежал богине Фригг, знающей всё заранее, способной, но не желающей предотвращать беды, что морякам было крайне неприятно.
       Самый показательный случай «пятничного» суеверия произошёл со шхуной «Томас Лоусон» в 1907 году. В считанные часы этот огромный семимачтовый корабль, шедший в сторону Ла-Манша, превратился в бесформенный кусок железа, «случайно повстречавшись» с прибрежными скалами острова Аннет. Мало того, что катастрофа произошла в пятницу 13 декабря, так и само имя корабля уже сулило беду. Ведь Томас Лоусон — автор всем известной книги «Пятница, тринадцатое»…

      Константин Фёдоров

через Arpadhaizy взято у marya iskusnica

=======

       Ну, насчёт пятницы всё верно. В прятницу выходить в море нельзя. Особенно, если ещё и 13-е. И в понедельник.
       Чёрный кот на корабле — это к удаче. Ну, или, как минимум, не к беде.
       А вот кролик... О нём даже упоминать вслух нельзя, а по большому счёту, даже думать о нём опасно. Это если вы француз, конечно. Ни слова о пушистом животном с длинными ушами.
       КРоме того, есть и ещё приметы, в том числе личные персональные. И это всё очень серьёзно. Ибо смеяться над морскими поверьями-суеверьями может только отъявленный глупец, сухопутная крыса, ни хера в этой жизни не знающая и не понимающая.
Tags: вера, капитаны, корабли, мудрость, паруса, фольклор
Subscribe

  • Какое насыщение рынка...

    ...гражданского оружия: Жаждущие и страждущие всё побросали и поперёд собственного визга наперегонки бросились в оружейные магазины.…

  • О римейках

    Мне так представляется, что римейками занимаются те импотенты от искусства, которые не умеют ничего создать сами. И я сейчас не о каверах на…

  • История не стоит на месте, ага

    На этот раз сайт "Кириллица" отличился. В позапрошлом и прошлом году нас обрадовали новыми открытиями по части обороны Камчатки в 1854…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments