Юрий РОСС (filibuster60) wrote,
Юрий РОСС
filibuster60

Categories:

Как Лёху бросали курить


Лёха Литвинов, 1987 ещё год :)

       В общем, мы с Лёхой курильщики были те ещё. Даже несмотря на то, что оба были тренерами по сётокану. Мысль бросить курить несчастную лёхину башку периодически посещала уже тогда; мою – ещё пока что нет. Лёха упоённо мечтал быть здоровым, как статуя Давида, и жить вечно. Я, в принципе, тоже...
     И тут к нам в «деревню» приехал йог брамин Иоканаан Марусидзе опять приехали гипнотизёры. Всё те же, что и в прошлый раз – Вадим Кролин и Лариса Чижова. С гастролями. И мы пошли – я по причине неподдельного интереса ко всему непознанному, а Лёха ещё и со своими частными утилитарными целями.
     У йога-брамина Вадима Кролина, как и положено гипнотизёру, была харизматичная внешность брюнета-мага (только без чалмы, хотя и в галстуке) с пронзительным взглядом глубоких и таинственных чёрных глаз. Сначала нас со сцены немножко попичкали тематическим ликбезом в виде научных знаний и терминологии, после чего гипнотизёры, как и полагается, приступили к самому увлекательному. Прежде всего они очень простым способом выявили в зале гипнотиков – ну, то есть людей, которым, образно говоря, скажешь «СПАААААТЬ!!!», и они тут же вырубятся, радостно и счастливо. Людей с  максимальным коэффициентом подверженности суггестии. После чего начали поочерёдно таскать их на сцену, поодиночке и группами, для всяческих занятных наглядных демонстраций. Согласитесь, ну в самом же деле интересно и весело наблюдать, как твои старые знакомые и приятели ездят на стульях, как на мотоцикле, самозабвенно танцуют твист и шейк, скрупулёзно собирают несуществующие грибы, превращаются то в бревно, то в пластилин... Нет, публичных раздеваний не было, врать не буду, хотя, впрочем, одна сладко уснумшая дама и порывалась было, причём воспылав неожиданной страстью к самому гипнотизёру. Зал, конечно, ржал и балдел.
     И тут он говорит – мол, а сейчас могу любого из вас бросить курить. Есть желающие? Лёху аж подпрыгнуло. «Есть!»
     И кудесник-маг вытащил Лёху на сцену.
     «Короче, так. Я тебя сейчас тут усыплю, и во сне ты получишь установку, что табак – это кака. Потом я тебя разбужу, и мы посмотрим, что получилось. Идёт?»
     – Идёт, – сказал Лёха, уже предвкушая себя избавленным от пагубной привычки.
     Кудесник взмахнул руками, рявкнул «Спать!», и Лёха тут же усыпился, с блаженной такой улыбочкой. Стоя. Кудесник быстренько привёл его в состояние сомнамбулы – и понеслась.
     – Теперь всякий раз, когда ты закуришь, тебе от этого будет очень плохо. После третьей же затяжки. Тебя будет тошнить, тебе будет противно и мерзко... – ну и так далее, а потом последовал вывод сладко хрючящего клиента в нормальную жизнь: – На счёт «три» ты проснёшься, будешь чувствовать себя хорошо и легко... Раз... два... Три!
     И одновременно топнул ногой, щёлкнув пальцами перед самым лёхиным носом. Лёха расшнуровал глаза, врубился, где он находится, и самодовольно-нарциссически улыбнулся в зал.
     – Покурим? – участливо спросил кудесник. – Доставай.
     Лёха вынул сигарету, вставил в рот, щёлкнул зажигалкой, затянулся раз, другой...
     На третий раз его согнуло пополам. Он с трудом поднял искорёженное гримасой лицо и тоскливо посмотрел на притихших зрителей. Еле-еле разогнулся – но лишь для того, чтобы тут же согнуться опять. Потом согнулся в обратную сторону, выпятив грудь и пылесосно вздохнув, потом его резко скрючило на левый борт и на правый, и вновь скукожило вперёд. Слышны были характерные звуки, из которых лично у меня вызрело предположение, что Лёха там судорожно глотает собственную блевотину. А надо вам сказать, что Лёха был красавчик, и ходок был ещё тот, и в зале сидела далеко не одна его пассия, включая будущих, поэтому выложить им на обозрение содержимое своего желудка Лёха, находясь в сознании, ну никак не мог.
     Кудесник тут же отправил Лёху обратно в сомнамбулу и там дал ему установку, что он распрекрасно себя чувствует, что никакой рвоты и никаких спазмов, что всё зашибись, но курить совершенно не хочется, а отныне всякий раз при третьей затяжке с ним будет происходить примерно то, что только что было, и так на всю оставшуюся жизнь. Раз, два, три – и Лёха вновь превратился из сомнамбулы в нормального Лёху. В зале, понятно, аплодисменты, Лёха под восторженными взглядами публики спускается в зал и, осчастливленный своими новыми качествами, идёт на место, кудесник раскланивается – ну и дальше по плану до самого конца концерта.
     Выходим мы потом на улицу, и на Лёху тут же набросились всякие разного сорта приятели. Типа «Давай покурим!», «А не курнуть ли нам?», «Лёха, а почему бы и не по сигареточке?» и тому подобное. Лёха флегматично улыбался в ответ и жестами рук отстранял наседавших хохмачей.
     И вдруг остановился, как вкопанный.
     – Ты чего?
     
– А ничего! Ты понял, что он сотворил?! А?
     – В смысле?
     – А то и в смысле! Ничего ж себе... Насилие над личностью! У-у, блин... Чего это вдруг его воля должна быть сильнее моей? Хрен ему!!! Дай сигарету.
     – Лёха, не надо.
     – Надо. Давай, говорю. Давай, и точка.
     Ох, ребятульки, если б вы только видели, как его корёжило, корячило, кукожило, кромсало, завязывало в узлы, рвало на асфальт, развязывало и вновь кривило-косило!.. Минут этак примерно пять, цирк ещё тот, зрелище не для слабонервных, и уж точно не для дам. Хорошо, что к этому моменту мы уже порядком отошли от Дворца Культуры, так что народу вокруг было не очень много. Но зрители таки были. Включая и тех, кто вообще не в теме.
     Но Лёха победил. И сколько я его знал, курил дальше, вплоть до самого уезда в Ростов.
     Вот, собственно, и весь рассказ, как в 1990-м (примерно) году Лёха Литвинов не бросил курить методом гипноза. Точнее, бросил, и тут же бросил бросать обратно. Между прочим, при второй сигарете его уже не корячило. Сила ж воли, чо.

©

Tags: гы-гы, друзья, здравия желаю, память, проза
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 29 comments