Юрий РОСС (filibuster60) wrote,
Юрий РОСС
filibuster60

Categories:

Однажды где-то... I

Максим Токарев ©

ОДНАЖДЫ ГДЕ-ТО...

     Он просто жил.
     Разумеется, у каждого человека есть свои сложности, свои тайны и свои мечты. Проблема в том, что они не стоят на месте стреноженными лошадьми, а вертятся в большом калейдоскопе жизни, иногда меняясь местами – проблемы становятся отдушинами, секреты – плакатными лозунгами, да и сам этот калейдоскоп иногда напоминает пустую бутылку с запиской об обстоятельствах кораблекрушения, болтаемую штормами вдали от любых берегов, к которым можно пристать.
     Когда жизнь представляется именно таковой, остаётся просто жить.
     Он и жил. Отца почти не помнил – вроде как убили его на лесозаготовках, но тела не нашли. Да и деревни своей, откуда родом, тоже не помнил – мать собрала его и брата, да и подалась в город. Город был один, дальше на восток начиналось море. Время было смутное, наделяющее безобидные слова («кулак», например) смертельным смыслом, зато делающее страшных людей вершителями судеб, время было непростое. Оно и уработало маму – простую, наивную, доверчивую. Была бы у них ещё сестрёнка, да не вышло что-то, и забрало это «что-то» мать с собой в могилу – она, как всегда, думала, что покровит и пройдёт…
     Детский дом разлучил с братом (навсегда), но научил выживать. Оказалось, что он мог слышать сразу нескольких человек, скрип одного вагона трамвая отличался от другого, а по свистку милиционера он мог безошибочно сказать, далеко ли он или уже пора драпать. Так и держали его на стрёме, неохотно делясь. Но потом всех переловили, пришлось пробиваться самому. За первые часы, украденные на рынке, долго били витой ножкой от стола. Не стало передних зубов, а два пальца, указательный и средний на правой руке, срослись изогнутой баранкой. И не взяли бы в ФЗУ из-за них, пальцев, но начальник учебного участка пожалел. А директор на завод пристроил и сунул потом комсомольскую путёвку на военную службу. Много человек сделал. Можно сказать, вторично жизнь подарил.
     Случайно или нет, но оказался он в учебном отряде младших специалистов Морпогранохраны. Удивлялись все: шпана-шпаной – и в НКВД. И там оказалось, что мало того, что у него есть музыкальный слух: два своих пальца, на которых он научился так забойно свистеть, но из-за которых почти не мог писать, уникальным образом охватывали набалдашник телеграфного ключа, и рука не уставала. А писать его учили левой. Так и ползли такие разные, звонкие, отчётливые, как выстрелы «маузера», и мягкие, глухие, как застенные рыдания, или прерывистые из-за помех, как кашель чахотошного, и совсем незаметные, шёпотом умирающего, точки и тире азбуки Морзе, от ушей по рукам – по правой к ключу, по левой – к карандашу над блокнотом… Научили всему – гладить флотские клешá (кто пробовал гладить настоящие клеша, тот поймёт), прибирать кубрики до блеска, тянуться в струнку и даже стрелять покалеченной рукой… вот только тяжестей больше пуда поднимать не давали. Ему было всё равно, но так было положено. И ещё – так и не научили политике партии. Не верите? Удивляетесь, что с маленькой буквы написано? А тогда не удивлялись – всё куда как проще было. Поняли однажды, что не надо это человеку. Только хуже будет. Из-за его молчания или ответа невпопад пострадают все. Ну и оставили в покое, удовлетворившись тем, что он тщательно записывал всё в тетрадке – округлив левую руку, как все, переученные с травмированной правой.
     И вот тогда, в период любования разложенным по полочкам, появились в его жизни три вещи, которые и определили всю её перспективу – корабль, гитара и краснофлотец Петухов.
     Корабль был итальянский и очень красивый. Сами тогда таких делать не умели, да и недосуг было, и вот пришли с далёкого и манящего Запада два этих красавца, уроженцы Генуи – элегантные, свеженькие, норовистые, резко выделяющиеся из разномастной ватаги имеемых судёнышек-горемык отсутствием угольной копоти – над трубами туго дрожал прозрачный, упруго вибрирующий шлейф дизельного выхлопа. Тогда это было в диковинку. Доводилось ли вам испытывать ощущения от  густого запаха корабельной соляры? Говорят, итальянцы давно потеряли традиции Римской империи – так может быть, их просто развезли по свету их корабли? А когда эти корабли после ряда известных событий поменяли безликие номера на звучные фамилии пусть умерших, но весьма и весьма именитых людей, стало даже немножко страшно – против воли появилась опаска «не соответствовать», «не справиться», и даже – вот так иногда приходит истинное понимание вещей, которые долго пытался вызубрить –«не оправдать».

продолжение
 
Tags: Макс Токарев, флот
Subscribe

  • Чумовой мультик

  • За двести восемь!

    Прелестно =))) Испанец (или итальянец?.. не, всё ж таки, кажись, испанец) прикупил радиоуправляемый танк Т-34-85 16-го калибра от Heng Long и…

  • Первое ж мая, да

    Поэтому плакат и лозунг. Но изначально хотелось совсем не об том, а об картинке на производственную тему. Знаете, что на ней мне нравится…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments