Юрий РОСС (filibuster60) wrote,
Юрий РОСС
filibuster60

Инстинкт и навык

Максим Токарев ©

ИНСТИНКТ И НАВЫК *

     Один милиционер не верил в инстинкты. Милиционер – он ведь что? Он с людЯми работает. Наш-то по службе вообще ни за что конкретно не отвечал. Он в ОВИРе сидел, бумаги перекладывал, иногда подписывал что-то, обедать ходил строго по часам, и домой – строго. В 17.30 встал, оделся и пошёл. Не волновали его многодетные переселенцы и цыганские лица без гражданства. И миграция. И безработица. А если возникал какой-то спорный вопрос, наш милиционер, вздохнув, доставал из сейфа толстенную папку, профессионально находил необходимую бумагу и тыкал больно любопытного носом непосредственно в параграф. Брал при этом нежно за затылочек и, слегка придавливая, водил несчастного носиком по сухим государственным строчкам. А что? Зато запоминалось. Это он не сам придумал. Это ему когда-то давно в его ментовской школе показали. Ученик он был прилежный. Главное, чтоб наглядно было.
     Дома у милиционера была жена и дети. Жена была обязана ежедневно записывать доходы и расходы в толстенный гроссбух, а дети каждый вечер предъявляли дневники на проверку. При этом суммы расходов и оценки милиционера совершенно не волновали. Говорю вам, не было у человека эмоций. Главное – установленный порядок. Вот учительница, ставя сыну два шара по математике, не расписалась непосредственно за оценкой. А ведь там графа специальная есть. И написала снизу, что хочет, мол, видеть родителей. Ну, милиционер и пошёл. С дневником.
     Зашёл в учительскую, поздоровался, открыл дневник и вежливо поинтересовался, что это за недобросовестность? Училка, не просекая ситуацию, сунулась в дневник и сказала, что это действительно недобросовестность – не учить уроки всю четверть. Милиционер терпеливо повторил вопрос. Училка спустилась на уровень ниже и объяснила, что данная конкретная оценка получена за действия с десятичными дробями, которых его сын абсолютно избегает. Милиционер смущённым голосом повторил вопрос ещё раз. Несколько опешившая преподавательница, внимательно оглядев собеседника и обнаружив, наконец, форменные серые брюки и ботинки, сообразительно сбросила ещё года три среднего образования и сказала, что дети в школу ходят учиться разным полезным в жизни вещам. При этом днём они должны внимательно слушать учителей, а на вечер им задают домашние задания по пройденным днём темам, и выполнение этих заданий проверяется на следующий день. Так что, если родители хотят, чтобы их дети далеко пошли, они должны проверять выполнение домашних заданий, хотя бы чтоб знать, что отпрыски сейчас изучают.
     Милиционер всё терпеливо выслушал, приложил указательный палец к каллиграфически выписанной двойке в дневнике и, вежливо попросив учительницу «сатреть суда», повторил свой вопрос в четвёртый раз. Мадам близоруко уткнулась в дневник, окончательно замешалась и замолчала. Милиционер, порывшись в обширном, но весьма однообразном жизненном опыте, решил, что, пожалуй, самое время. Он осторожненько взял училку за затылок и, несильно прижав её носом к бумаге чуть правее пальца, проникновенно сообщил, что в графе «роспись», которая находится у неё перед глазами, чёрным по синему, и расположена непосредственно за графой «оценка», отсутствует роспись как таковая. Вот в соседней строке, сказал он, нет оценки, поэтому и нет никакой необходимости в росписи. А раз есть оценка, то извольте, пожалуйста, учинить и роспись, чтобы не нарушались вопиющим образом правила делопроизводства. И слегка повозил носом.
     Как вы думаете, что было потом? Оскорблённая таким наглым действием мадам открыла рот, чтобы громко позвать на помощь от хулиганских посягательств. А кого у нас обычно зовут на помощь? Конечно же. Вот поэтому, учитывая реалии происходящего, так и осталась она с открытым ртом.
     На счастье, в учительскую засунул нос завуч, плюгавенький ботаник без возраста, подленький и мстительный, и посему весьма не любимый и школьниками, и учителями. Поэтому единственным утешением несчастной математички в тот вечер стало наблюдение за полным (до мелочей) повторением носовозящего действа над непосредственным начальником. И так далее... Словом, милиционер не ушёл из школы, пока ему не поставили злосчастную подпись. Сделала это уборщица из гардероба, которая сразу поняла, что к чему. И довольный страж государственных интересов, скромно извинившись за беспокойство, пошёл домой.
     Всё?
     Ну, нет. Самое интересное только начинается...
     Дома милиционер остался в рваной под мышками майке и спортивных штанах, которые зимой снимал только в туалете. Сгрёб с плиты сковороду с заботливо пожаренной картошкой и уселся, чавкая, смотреть телевизор. Жена уложила детей, постирала, прибралась и затихла в спальне. Досмотрев хоккей, милиционер икнул, уронив сковороду на пол, щёлкнул резинкой трико и пошёл спать.
     И приснился ему сон.
     В страшной пляске огненного вихря спустилась с небес рыжеволосая (простите, Михаил Афанасьевич, но это – архетип) дева в коротеньком белом халатике верхом на огромном и злом драконе. Непосредственно в спальню. Как всегда в критический момент, жены под рукой не оказалось. Дракон облизнулся и немедленно наступил тяжеленной лапой на милиционерову грудь, а дева, эротично перебросив ножку через драконьи рога, выхватила из ниоткуда огромный том «Жизни животных» господина Брэма.
     – Здравия желаю, товарищ капитан, – бойко затараторила дива. – Сегодня назначена арттерапия. А именно – литературные чтения.
     Она наугад развернула том посередине:
     – А-га, свиньи... Южная Америка.... О-о! Бабирусса!
     – Статус совпадает, – повествовательно произнёс дракон.
     – Ну, тьфу-тьфу... Разряд! – скомандовала дева сама себе и с широкого размаху, развернув томину в воздухе текстом вниз, грохнула её на милиционерово рыло.
     Он, бедный, чувствуя, как холодеют конечности, успел увидеть реактивно увеличивающуюся в размерах цветную иллюстрацию южноамериканской болотной хавроньи. В маленьких глазках у неё был ужас. И когда сельва поглотила его, милиционер издал один-единственный всхлип, который не получился, а получилось громкое «хрюк!», что и разбудило супругу. Милиционер, хрюкая и мотая головой, метался по кровати, с каждым движением последовательно приближаясь головой к массивному деревянному подлокотнику стоящего рядом кресла. «Бум», – сказало, наконец, кресло, и милиционер со словами «Ой, тля!!!» вскочил с кровати. Проснулся. И тут же рухнул без чувств.
     Пока жена будила соседей, пока те измеряли давление, пока заливали нашатырь, пока звонили в «скорую», пока то да сё, милиционер лежал, вытянувшись, на диване, стонал и не хотел умирать. Чтоб снизить давление, ему дали соседского кота, так как кто-то слышал, что коты снижают давление, и милиционер сразу же потащил бешено упирающееся животное ко рту, но тут ему сказали, что кота надо просто гладить, и вот он лежал, вцепившись в ополоумевшего зверя, и ждал Судьбу.
     И что вы думаете? Она пришла. В такие моменты эта дама всегда появляется эффектно. С треском распахнулась дверь, и вслед за цоканьем каблучков собравшиеся услышали экспрессивное и виртуозное исполнение лаконичной матерной партии красивым контральто. Ветер-предвестник ворвался в спальню, принося с собой запах незакушенно чистого медицинского спирта, и появилась Медсестра.
     Она была очень похожа на наездницу дракона, только шатенка. И выпимши была. Сильно. Она вошла и, тщательно сохраняя равновесие, остановилась над больным, одновременно мрачно и деятельно глядя на страдающего и на сбившихся в кучку домашних.
     Милиционер приоткрыл глаза и увидел, что тонкие чёрные резиночки чулок на стройных медицинских ножках начинаются там, где кончается халатик, увидел это так близко от себя, что жить захотелось совсем нестерпимо.
     – Живой ещё? – произнесла медсестра, покачнувшись. – Ты, голубь, наверное, военный?
     – Да мент он, мент! – возбуждённо заголосила соседка. – Милицанер то есть...
     – А-ах, ми-ли-ци-о-нер... Помирать собрался! Ик… Ну, п-приступим.
     И котяра полетел в угол, смачно шмякнувшись там о батарею.
     – Давление у него, – наглым голосом опытной стервозы вещала пьяная спасительница, сидя над мучеником и жмякая резиновую грушу. – Ментяра! Сколько безвинных пострадали сегодня от деяний твоих, сволочь? Отвечай, гад!
     – Т-трое... – пролепетало что-то внутри милиционера, и ему вдруг стало чуть легче.
     – Жопу подставляй! Ж-жопу!!! Тройную дозу! Это тебе за всех. Жаль, скипидара нету! – посетовала спасительница и всадила иглу в толстую милиционерову задницу. – Помирать! Ты ещё здесь за всё ответишь! Голову лечи! – она распрямилась, поймав при этом для устойчивости кого-то за воротник, что-то чирканула в карточке и вдруг, на инерции обратного движения сильно размахнувшись, звонко припечатала бумагу к медленно розовеющему милицейскому фейсу. – Читай! По-бук-вам! Нев-рал-ги-я! Понял?! Не хрен людей по ночам дёргать! – закрыла свой саквояжик и держась за косяк, шатаясь, поднялась. – Ну, пока, лютик. Ещё раз вызовешь – я таки найду скипидар. И аминазин! – и исчезла, цокая высокими шпильками по тёмной лестнице.
     Через минуту с уровня второго этажа раздался грохот катящегося по крутым ступенькам тела с последующей по-подъездному гулкой серенадой с многократным упоминанием Министерства внутренних дел, больного и его родственников, уродского текущего дежурства и вообще ублюдочной этой работы, скотского освещения и много чего неразборчиво.
     А на службе его потом не узнали. То есть он по-прежнему любил документы, но… но к затылкам больше не прикасался. Проняло...
     Вы спросите: так при чём здесь морские погранцы?
     Да ни при чём. Бардак весь этот охраняли в ту ночь, как и всегда. Что им?

     * из ненапечатанного сборника "У зелёной черты на мокрой воде"
 

Tags: Макс Токарев, гы-гы
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • На книжную полку!

    Интересующимся историей флота маст хэв. Поздравляю Владимира Нагирняка с выходом ещё одной книги. Так держать!

  • Как испечь осьминога

    Не уверен, но, похоже, он его слегка перекоптил. Не? Главным образом интересует квалифицированное мнение страстного выживальщика людей

  • Документы группы "Лакония"

    Увы, к сожалению, далеко не все. Только три журнала трёх подводных лодок, принимавших непосредственное участие в этом драматическом эпизоде…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments